Личные данные и родственные связи


Отец

Мать

Пржиялковский Антон (неизвестно–1924) [...] (неизвестно–не позже 1893)

Пржиялковский Михаил Антонович

Родился: 12 марта 1886, гор. Минск
Cкончался: 1 декабря 1937, гор. Москва
Место погребения: Донской монастырь, гор. Москва

Биография Михаила Антоновича оказалась сильно завязана на события 1919–1921 гг. на территории распавшейся Российский Империи (здесь и здесь), пусть сам он и находился на их периферии.

Наиболее полное представление о его жизненном пути дают материалы следственного дела № 4282 Дорожно-транспортного отдела (ДТО) ГУ ГБ НКВД СССР (ГАРФ Ф. 10035. Оп. 1. Д. П-66291.).

Пролог

ФотоПредположительно воспитатель М. А. Пржиялковского.

Из полустертых обрывков семейных рассказов следует, что после смерти матери и вторичной женитьбы отца сын ушел от негоПроизносилось даже, что отец его бросил., и с 7 лет жил в чужой семье краснодеревщика. Среди всего нескольких фотографий, оставшихся от М. А., имеются две неатрибутированные, возможно запечатлевшие его воспитателя и мать. Память о польских родственниках, а возможно и переписка с ними, его не покидала, так что обрывки этих знаний дошли до старшего сына Владимира, пронесшего их уже через свою жизнь. То могли быть родственники как по линии отца, так и матери; вдобавок могли иметься родственники по линии жены уже в БелоруссииВ Белоруссии, когда-то Польше, могли быть и какие-то родственники по отцу-матери. Известно, что в начале XX в. кто-то из Пржиялковских служил лесником в Пинске, правда эта фамильная ветка разошлась с той, которой принадлежал М. А. не позже начала XIX в. (и пришли они в Пинск с Волыни, а то и из Подолии). Нельзя исключить, что в Минск отец М. А. попал по чьему-то родственному совету уже проживавших в Белоруссии. .

Более надежно известно что трудовую деятельность он начал с 12 лет, поменяв по очереди ученичество у пекаря, столярничество на мозаичной фабрике и фабрике карет. Учеба у пекаря была, очевидно, чисто проходным занятием, связанным с поиском заработка, а столярная деятельность оказалась началом профессиональной.

Известно, что с 1863 г. в Минске имелась каретная мастерская Л. Я. Лейбмана, располагавшаяся по адресу: Преображенская ул., № 36. С 1919 г. это улица Интернациональная.

ОткрыткаУлица Преображенская, 31.

Рядом, в доме Виленчика (фабриканта, его отстроившего) по Преображенской, 31 находилась Женская правительственная гимназияТрудно сказать, совсем ли рядом. История города этого времени более известна со слов любителей, нежели историков. Любители люди увлеченные и деятельные, но временами в их исследованиях встречаются допущения и неточности. Установить по их сведениям точную нумерацию домов по Преображенской улице не удалось. Как будто-бы дом № 31 с гимназией находился неподалеку от тюрьмы на будущей ул. Володарского (Пищаловский замок). Из общих соображений можно предположить, что дом № 36 был на противоположной стороне улицы неподалеку. (с 1899) и, одновременно, фабрика цементобетонных, мозаичных и асфальтовых изделий Л. В. Элиасберга (с 1896). Слово фабрика здесь надо понимать буквально, как место изготовления чего-то. В Минске не было крупных производств со многими тысячами рабочих, как например, в Серпухове, не говоря уже о Москве и Петербурге. На фабрике Элиасберга работало в зависимости от сезона 12 — 20 человек. В 1911 фабрика сменила владельца (на Мееровича). Последнее обстоятельство (исходя из общих соображений) могло служить молодому столяру поводом для смены работы, хотя скорее всего это произошло раньше.

После 1920 г. в доме будет располагаться школа № 1, а в 1941 г. дом окажется разрушен немецкой бомбардировкой.

ОткрыткаВиленский вокзал Минска в конце 1890-х.

Не так далеко, на старой ЗахарьевскойСоветская, 4., ближе к Виленскому вокзалу, имелась еще одна, Мозаичная фабрика Х. Переца (с 1899). В 1900 г. здесь трудилось 29 рабочих. Известно, что в 1904 г. фабрика приостанавливала производство — еще один повод для поиска новой работы.

Фотоянварь 2013Деревянный дом — ул. Разинская, 48. Источник

Была ли между двумя мозаичными фабриками связь, и на которой именно работал Михаил Пржиялковский, неясно. Жил он, по-видимому, неподалеку, в районе Преображенской или Захарьевской (в этом своем месте фактически превратившейся уже в главную улицу, просекавшую город насквозь в разное время под разными названиями). Окраинный адрес по Иосифовской улице [=Минск] появится позже в связи с переходом на работу в железнодорожные мастерские. Бывший Виленский вокзал, в 20-х гг. ст. Минск Московско-Белорусско-Балтийской ж. д., находится на расстоянии от этого адреса, но не очень далеко.

Три дома по улице Разинской, бывшей Иосифовской: №№ 48, [50?, 52?]. Могла ли за 90 лет нумерация сохраниться?

Московско-Белорусско-Балтийская железная дорога (МББ ж. д.), в которой М. А. проработает до своего конца, была образована в 1922 г. (после ухода поляков) из остатков Александровской дороги Москва — Брест, Либаво-Роменской и из Московско-Виндаво-Рыбинской. Уже работая в Москве, М. А. одно время будет уполномоченным по заготовкам от Ржевской ж. д. — как раз бывшей части Московско-Виндаво-Рыбинской. Позже МББ ж. д. будет реорганизовываться в Западную, и далее, но это пойдет уже мимо его жизненного пути.

Городская управа, в которой будет работать М. А. при поляках, находилась на ул. Юрьевской, что шла в общем направлении с Преображенской и Захарьевской, но между ними. Улица успеет побывать Коммунистической, но после немецких бомбардировок 1941 г. ни ее, ни зданий вдоль нее не осталось, а восстанавливать не стали.

События

Следующее развитие событий дают материалы следствия.

с 1898 Работает учеником пекаря, затем по найму, столяром на мозаичной фабрике и фабрике карет. Далее основной для себя будет считать профессию столяра (краснодеревщика).
примерно 1905 Первая женитьба.
1914–1918 В строительных частях на фронте.
1910-e гг. Серьезное заболевание, и, возможно, смерть первой жены. В это время и до отъезда из Минска семья живет в частном доме 48 — 52 на Иосифовской улицеСправочник: Весь Минск или Спутник по г. Минску. — 1-е изд. — Минск : С. М. Яхимович, 1911 не дает фамилии Пржиялковского среди владельцев домов №№ 48, 50, 52. Быть может, семья снимала комнату или несколько комнат, и не в доме, а в домах 48 — 52, — или приобрела место жительство после 1911 года. .
1918 Вступает в РКП(б)
1918–1919 Столяр в ж. д. мастерских, г. Минск.
1919
Карта1940Окрестности Минска с дер. Слепня из Атласа мира.
Перед вступлением поляков в Минск эвакуируется вместе с составом мастерских в Оршу, затем в Гомель. Осенью происходит событие, впоследствии трагически сломающее судьбу М. А. До него доходят слухи о бедственном положении семьи, оставшейся в Минске. Он решает нелегально пробраться в Минск, заручившись согласием парт- и профорганизации. Позже один из свидетелей против него будет утверждать, что целью отправки его в Минск соответствующими органамиТак в показаниях. было ведение подпольной работы, как человека, знающего польский язык. Не исключено, что такое обещание М. А. дал, но столь же не исключено, что в первую очередь его волновала помощь семье, ради оказания которой он добивался разрешения.
М. А. переходит линию фронта, попадает в руки польского патруля. Его перепровождают в Борисов и сажают под стражу, откуда он сбегает через сутки, и добирается до деревни СлепняДеревня находилась невдалеке от Борисовского тракта (Московского шоссе), или на самом тракте, что согласуется с перемещением М. А. из Борисова в Минск. Много позже это место окажется рядом с микрорайоном Восток и (неуклюжей по архитектуре) Национальной библиотекой Белоруссии. близ Минска. Три — четыре месяца живет работой в деревне, после чего перебирается в Минск, где открыто соединяется с семьей и поступает в ремонтные мастерские при городской управе. Так проходит несколько месяцев. Похоже, что будучи поляком, М. А. не чувствовал притеснений со стороны новой власти, и мог спокойно работать. Если только задача подпольной работы и выдвигалась, мысли о ней проходятПо крайней мере в материалах следствия об этом никак не упоминается помимо слов вышеуказанного свидетеля..
После ухода поляков продолжает работать в ж. д. мастерских Минска.
вероятно, начало 1920-х Вторая женитьбаПервый ребенок от второго брака рождается летом 1924 г..
конец 1924 Пытается поступить на работу на ж. д. станцию Минск, однако его переводят на ст. Москва Московско-Белорусско-Балтийской ж. д. (МББ — БелорусскойНазвание на тот период времени.) столяром мастерских.
1925–1926 Председатель месткома вагонного участка МББ ж. д., Москва. В Москве вторично вступает в ВКП(б), откуда до того выбыл, в силу обстоятельств, механически Формулировка выбыл из партии механически была распространена в 1920-х годах и означала автоматическое снятие с учета при непрохождении очередной переписи членов. .
1926–1928 Член президиума Дорпрофсожа Дорожный комитет профсоюза рабочих железнодорожного транспорта в 1920-х годах. Промежуточным звеном между Дорпрофсожем и отдельными работниками были Учкпрофсожи, участковые комитеты профсоюза железнодорожников, встречается ниже по тексту. МББ ж. д., Москва. К 1930 г. М. А. в Дорпрофсоже к тому же заведующий Отделом охраны труда, но, возможно, стал заниматься этой работой и раньшеСведения из: Вся Москва: Адресная и справочная книга на 1930 год с приложением нового плана г. Москвы. — М. : Мосрекламсправиздат. . .
1929–1932 Уполномоченный по заготовкам от Ржевской ж. д.
1933–1936 Заместитель начальника дорожной кооперации Западной (Белорусской) ж. д.
1936–5 ноября 1937 Старший инвентарист на Западной ж. д.

Одновременно с этими развивается другая цепочка событий.

конец 1924 В ответ на просьбу сообщить, не встречается ли препятствий со стороны фракции КП(б) Учпрофсожа ст. Минск к обратному приему на службу ст. Минск тов. Пржиялковского бюро фракции дает ответ: нежелательно. Заседание бюро проводилось под председательством некоего Я. Как он заявит позднее на следствии, поскольку Пржиялковский пользовался авторитетом рабочих, было принято решение о переброске в глубокий тыл, что было сделано под видом перевода в конце 1924 — начале 1925 гг.Логика действий была такова. М. А. пытался открыто поступить на работу в коллектив, где пользовался авторитетом рабочих. Руководство сделало скрытый запрос партъячейке и получило отрицательное мнение. Отказать в приеме на работу означало вызвать непонимание у рабочих, и руководство решило принять М. А. на работу на железную дорогу, но под видом перевода тут же удалить из приграничного района (1939 год еще впереди) в более надежный и контролируемый тыл—в Москву.
декабрь 1929 Возник следственный материал о контрреволюционной деятельности Пржиялковского в бытность его нахождения в 1919 — 1920 гг. в г. Минске, занятом белополяками. По делу на станциях ж. д. Крупки, Минск и Орша были допрошены Я., его брат, и свидетель К. Со всех взяли подписку о неразглашении, и внешних проявлений дело не не получило.
3 июня 1933 Постановление Дзержинской РКК ВКП(б) г. Москвы: За сокрытие от партии пребывания на территории белых и за сокрытие своего дворянского происхождения и не явку в г. Минск добровольно на работу Пржиялковского М. А. из рядов ВКП(б) исключить.
19 мая 1936 Решение Бюро МК ВКП(б) об исключении М. А. из рядов партии.
27 октября 1937 Справка на арест: В 1919 г. будучи членом ВКП(б) перешел в г. Минск, занятый белополяками, где поддерживал связь с польской контрразведкой, выражал враждебность в отношении к советской власти. Подписано: Начальник ОДТОГУГБ НКВД ст. Москва Западной ж. д., старший лейтенант Госбезопасности Дерябин. 29 октября: Утверждаю, Начальник ОДТОГУГБ НКВД Западной ж. д., капитан Госбезопасности Абкин.
28 октября 1937 Постановление об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения. Гр-н Пржиялковский Михаил Антонович достаточно изобличается в том, что он является агентом польской разведки. Привлечь к ответственности в качестве обвиняемого по ст. 58 п. 6 УК, мерой пресечения избрать содержание под стражей при Бутырской тюрьме НКВД. Предъявлено: Пом. нач. Московского отделения ОДТОГУГБ НКВД мл. лейтенант ГБ Барков. Он же будет вести следствие.
4 ноября 1937 Выписан ордер на арест.

В этом месте две цепочки событий соединяются.

5 ноября 1937 Арест, обыск и первый допрос. На этом, и двух последующих допросах, подследственный, отвечая на все вопросы следователя, обвинения в связях с польской разведкой, а также в антисоветской и контрреволюционной деятельности полностью отвергает.
9 ноября 1937 Второй допрос. Основная тема первых двух допросов — пребывание в Минске и предполагаемая связь с польской разведкой. Подследственный поставлен в известность о показаниях свидетелей по делу от 1929 г., братьев Я. и К.
10 ноября 1937 Допрос свидетеля по делу Р.
11 ноября 1937 Допрос свидетеля по делу И.
13 ноября 1937 Третий допрос обвиняемого. Основная тема допроса — предполагаемая контрреволюционная агитация в июле 1937 г. в Москве.
13 ноября 1937 Протокол об окончании следствия. Вынесено обвинение в подозрении в связях с польской разведкой и в контрреволюционной агитации. Рукою обвиняемого в протокол внесена следующая запись: Я — Пржиялковский хочу добавить, что свидетели по моему делу Я. и К. являются родственниками и имели со мной личные счеты по квартирному вопросу.
20 ноября 1937 Постановление НКВД СССР и Прокурора Союза ССР, протокол № 361, о применении высшей меры наказания — расстрелять.
1 декабря 1937 Приговор приведен в исполнение. Подпись: за лейтенанта Жукова (предположительно) мл. лейтенант Барков.

Из протоколов допросов видно, что тема дворянства, мимолетно возникнув, быстро отметается за своею абсурдностью, и, возможно, неактуальностью. Следователь переключается на тему связи с польской разведкой, но и здесь ничего не добивается, после чего интенсивно разрабатывает тему антисоветской и контрреволюционной агитации, позволяющую, наконец, сформулировать обвинение.

Казалось бы закрытое дело было извлечено из архива, получило продолжение, и уже окончательно закрыто в 1950-х годах.

23 декабря 1955 Сын, Александр Михайлович, пишет заявление Генеральному прокурору СССР с просьбой пересмотреть дело отца с целью реабилитации.
25 января 1956 Дело направляется на проверку.
24 февраля 1956 Допрос вдовы бывшего свидетеля Я. Она сообщает, что ее муж был взят НКВД в 1937 г., а брат мужа погиб в железнодорожной катастрофе.
март 1956 Разосланы запросы о лицах, имеющих косвенное отношение к делу. Большею частью таковых найти не удалось, но взято несколько показаний, ничего не проясняющих по сути.
26 марта 1956 Допрос свидетеля Р. Он не подтверждает собственные показания от 1937 г.
5 апреля 1956 Допрос свидетеля И. Он обращает внимание на то, что в 1937 году не заявлял о критике обвиняемым советской власти, но говорил только о критике им конкретных работников.
13 апреля 1956 Следственный отдел КГБ при СМ СССР предлагает отменить постановление от 20 ноября 1937 г. за недостаточностью улик.
15 августа 1956 Определение транспортной коллегии верховного суда СССР: Постановление комиссии НКВД СССР и прокурора СССР от 20 ноября 1937 г. в отношении Пржиялковского Михаила Антоновича отменить за отсутствием состава преступления. На основании определения выдана справка о реабилитации.
24 октября 1956 Заявление вдовы Михаила Антоновича в КГБ при СМ СССР о выдаче свидетельства о смерти мужа для оформления пенсии.
25 октября 1956 Заключение оперуполномеченного учетно-архивного отдела Управления КГБ: Руководствуясь указанием КГБ при СМ СССР № 108/сс от 24 августа 1955 г. полагал бы сообщить о смерти в ИТЛ 5 октября 1941 г. от упадка сердечной деятельности.
3 декабря 1956 ЗАГС и органы милиции регистрируют акт о смерти от 5 октября 1941 г.

Эпилог

Справочник1930Работа в Дорпрофсоже на двух должностях.

Судя по всему, общей причиной возбуждения следствия в отношении М. А. послужил Приказ НКВД от 11.08.1937 № 00485 о пресечении диверсионно-шпионской работы польской разведкиЕсли точнее, о полной ликвидации местных организаций ПОВ, то есть, Польской организации войсковой. , в процессе исполнения которого было осуждено 103 489 человек, в том числе приговорено к расстрелу 84 471 человек (по другим данным 139 835 и 111 091 соответственно, если верить источнику)По мнению исследователей, так называемая польская операция скорее была не проявлением И. В. Сталиным неприязни к полякам (что следовало из объявленых в приказе № 00485 задачах), а реакцией на длительно недружелюбную политику Польского государства в условиях начавшейся в СССР кампании по борьбе с пятой колонной, однако на деле она привела к преследованию почти по этническому признаку. В 1937 г. в СССР проживало по данным переписи 636 220 этнических поляков. . Об этом свидетельствует указание М. А. в Справке на арест, как поляка, в то время как во всех дальнейших (и приобщенных к делу предшествующих) документах он проходит как белорус, то есть главным было правильно возбудить дело, и вариант оправдания не рассматривался. Подмена национальности позволяет думать о конкретной причине и как о продуманно составленном доносе, и как о результате анализа следственными органами имеющихся в их распоряжении разработок, при общем желании выйти на большие показатели.

Приказ № 00485 обозначил трехмесячный срок проведения польской операции—до 20 ноября 1937 г.; справка на арест М. А. была подписана менее чем за месяц до окончания срока, то есть, не в первую очередь.

Основной свидетель по делу от 1929 г., Я., показаниями которого воспользовался следователь Барков также в 1937 г., согласно данным общества Мемориал, белорус; образование незаконченное начальное; кандидат в члены ВКП(б); ревизор движения на ст. Орша. В других источниках сообщается — из богатой семьи, женат на эстонке. Был арестован 16 ноября 1937 г. (через три дня после вынесения обвинительного заключения М. А. и за четыре дня до объявленного срока окончания польской операции). Далее, комиссией НКВД СССР и Прокурора СССР 7 декабря 1937 г. был приговорен по ст. 58-6, 10 УК РСФСР как агент польской разведки. Расстрелян 19 января 1938 г. Реабилитирован 14 мая 1957 г. Обществом Мемориал полагается жертвой репрессий (геноцида) советского режима.

Фото 8 августа 2014Вывеска организации — наследницы Дорпрофсожа на площади Белорусского вокзала в Москве.

В одной из профессиональных газет Белоруссии за май 2013 г. сообщается (без указания других подробностей касательно его жизни и деятельности), что Я. дал начало династии работников железных дорог из четырех поколений. Все представители этой династии работали и продолжают работать на ст. Орша.

Другие свидетели (кроме погибшего в катастрофе брата Я.) продолжат работу на своих местах и уйдут из жизни естественным путем.

Начальник ОДТОГУГБ НКВД станции Москва Западной ж. д. ст. лейтенант ГБ М. Е. Дерябин, после изложенных событий 1937 г., по данным общества Мемориал, дослужится до полковника (1943 г.), будет награжден черырьмя орденами, четырьмя медалями и знаком Почетный железнодорожник.

Уволен из органов МГБ в 1951 г. В 1952 г. КПК при ЦК ВКП(б) исключен из партии за нарушение социалистической законности. В том же году арестован особой инспекцией управления кадров МГБ СССР. Приговорен ВТ войск МГБ Московского округа по ст. 193-17 а УК РСФСР к 2 годам заключения; приказом МГБ СССР в 1952 исключен из запаса МГБ как осужденный ВТ к лишению свободы. Освобожден по амнистии. Не реабилитирован. Дожил жизнь пенсионером.

Начальник ОДТОГУГБ НКВД Западной ж. д., капитан ГБ И. Д. Абкин, утвердивший Справку на арест М. А., в результате проверки сотрудников НКВД, осуществленной по решению ЦК ВКП(б) после волны репрессий 1938–39 гг., будет привлечен к уголовной ответственности15–23 февраля 1940 г. Военный Трибунал войск НКВД Белорусского Округа за нарушение революционной законности осудил к различным наказаниям 9 человек быв. сотрудников ДТО НКВД Западной ж. д., во главе с начальником ДТО АБКИНЫМ И. Д.Обзорная справка по архивно-следственному делу № 12611 на бывших сотрудников Дорожно-транспортного отдела НКВД Западной железной дороги. за 4 апреля 1957 г. в: Н. Илькевич. Фальсификация следствия органами госбезопасности в 1937–1939 гг. Смоленск : Край Смоленский, 2013. и приговорен к двум с половиной годам лишения свободы.

Начальник ДТО НКВД Московской Западной ж. д. лейтенант ГБ Г. С. Жуков, от имени которого составлена Справка об осуждении с пометой приговор [расстрел] приведен в исполнение (справка подписана кем-то за него, возможно Барковым), будет отмечен в результатах той же проверки 22 февраля 1940 года тот же военный трибунал вынес определение о привлечении к уголовной ответственности за нарушение революционной законности дополнительно 6 человек, в том числе зам. начальника ДТО НКВД Западной ж. д. ЖУКОВА Г. С.Фальсификация следствия ..., тот же документ. . В его отношении Военным трибуналом войск НКВД будет вынесено определение о привлечении к уголовной ответственности, но позже будет от нее освобожден и продолжит работу в НКВДВ Обзорной справке по [...] делу № 12611 ... за 14 августа 1957 г. (Фальсификации следствия ...) сообщается, что данных о привлечении пяти человек не найдено, а за Г. С. Жукова вступился Л. П. Берия. Из Справки не ясно, вступился ли за Жукова сам Берия, или кто-нибудь из его приближенных, и, вообще, было ли это заступничество действительным или мнимым. Подозрение вызывает формулировка заступника во, в целом, деловом документе: впоследствии разоблаченный враг Берия. , Будет иметь пространный послужной список (включая должность начальника УСВИТЛ, то есть Севвостлага, и зам. начальника Дальстроя в 1951–1953 гг.), дойдет до звания генерал-лейтенанта.

После смерти Л. П. Берия будет уволен из органов по фактам дискредитации и лишен звания, как дискредитировавший себя за время работы в органах госбезопасности и недостойный в связи с этим высокого звания генерала. Директор гостиницы Турист в Москве с 1955 по 1978 гг.То есть с момента ее открытия. В 1957 г. гостиница Турист примет иностранных гостей Всемирного фестиваля молодежи и студентов. . Некролог опубликован в Вечерней Москве 8 июня 1978 г.

Характер участия И. Д. Абкина и Г. С. Жукова в деле М. А. подкрепляется показаниями, полученными в 1940-м г. по делу, заведенному на бывших сотрудников ДТО НКВД Западной ж. д.Зам. нач. ДТО ЖУКОВ требовал от линейных отделений ДТО производства большего количества арестов [...] Такое руководство приводило к тому, что в присылаемых справках на аресты следователи допускали подлоги, указывая в графе национальности вместо белорус или русский—поляк, литовец или латыш. Материал для ареста отдельных лиц фальсифицировался и не соответствовал действительности и на основании этих материалов составлялись альбомные справки. Произведенные таким образом следственные дела направлялись на внесудебное рассмотрение. — то есть, изложено ровно то, что наблюдается в деле М. А. АБКИН, ЖУКОВ и БАЛУЕВ давали лимиты на аресты 30—40 чел. в неделю и предлагали быстрыми темпами оформлять дела и присылать на тройку. [...] В первое время справки писались по имеющимся в ОДТО разработкам, а потом руководство ДТО стало жать и особенно в июне-июле 1938 года достаточно было анонимного [...] донесения осведомителя о том, что какой-то человек поляк, религиозный, восхваляет жизнь в Польше, как сразу же писались справки на арест этого лица. — то есть, в 1937 г. М. А. вполне мог попасть под следствие еще по имеющимся в ОДТО разработкам (благо известно, что таковые были), что не отменяет одновременное донесение осведомителя. — Фальсификации следствия ..., Обзорная справка по [...] делу № 12611 ... за 14 августа 1957 г. .

Квартира М. А., послужившая толчком для возбуждения уголовного дела, или же просто поспособствовавшая его развитию, и в которой в присутствии 13-летней дочери Ядвиги состоялся его арест и обыск (конфискован футляр для очков и старый кошелек), останется за его семьей.

Она была коммунальная, располагалась на пятом этаже, где в подъезде, кроме нее, была еще одна. В просторной прихожей находилось старое огромное зеркало в резной раме с завитушками; рядом на стене телефон с номером Д0-49-01. Из прихожей был вход в две большие светлые комнаты с окнами на улицу Горького, дальше шел узкий коридор, в конце которого справа имелись две комнаты типа пенал, 14 и 12 кв. м. Это и были комнаты Пржиялковских. В одной после войны жили Елена Васильевна с дочерью Ядвигой и ее сыном Александром; в другой—сын М. А. и Е. В. Михаил с женой Верой Николаевной и детьми Владимиром и Наталией. Комнаты выходили окнами во двор и на 2-ю Тверскую-Ямскую. Всего в квартире было шесть квартиросъемщиков. Помимо входа из парадного подъезда имелся черный ход с кухни.

Через один дом, в начале последнего квартала по четной стороне ул. Горького, после войны будет достроен еще один: большой, современный и красивый, в стиле сталинского ампира. С 1950-х по 1980-е он запомнился тем, что в нем располагался магазин Пионер, где продавались сборные модели и расходные материалы для всякого рода самоделок. Магазин был чрезвычайно популярен и имел всесоюзную известность. Дом № 120, не раз за свою историю менявший в адресе и номер, и название улицы, достоит до 1997 г., после чего будет заменен новоделом.

Согласно семейным преданиям, М. А., зная о преследованиях, в том числе со стороны родственников, предполагал свой арест и уничтожил заранее какие-то документы. По этой причине из сведений о предках остались только те, что были в памяти, главным образом, его старшего сына, Владимира Михайловича. Тот, в свою очередь, делился ими крайне скупо в силу особенностей времени и служебного положения.

Семья

Братья, сестры

|Брат: [...] (неизвестно–неизвестно)

Известные дальнейшие потомки

Правнуки

Скороходова Евгения Викторовна (1954–)   Мельничанская Элеонора Эдуардовна (1955–)   Пржиялковский Владимир Викторович (1956–)   Павлов Алексей Анатольевич (1964–)   Пржиялковский Вадим Станиславович (1973–нет данных)   Пржиялковский Дмитрий Владимирович (1994–)   Первушина Надежда Александровна (неизвестно–)  

Дальние потомки

Мельничанская Наталья Борисовна (1979–)   Пржиялковский Виктор Владимирович (1982–)   Пржиялковский Ян Владимирович (1983–)   Мельничанский Евгений Борисович (1984–)   Павлов Павел Алексеевич (1987–)   Павлов Игорь Алексеевич (1988–)   Скороходов Иван Сергеевич (1996–)   Павлов Федор Анатольевич (1996–)   Генгренович Арина (2008–)   Генгренович Эллис (2010–)   Пржиялковский Владимир Викторович (2011–)   Генгренович Эдвард (2013–)   Пржиялковский Федор Янович (2014–)