Места


Софийские Выселки и Зеленый Дубок

Существующая и исчезнувшая деревни в Корсаковском районе Орловская области неподалеку от верховьев реки Зуши до ее разворота с юга на север под Новосилем.

В VIII – IX веках в этих местах появились племена вятичей, пришедшие, как полагают, из мест, граничащих с нынешней ПольшейПо легенде из Повести временных лет, Бяста бо два брата в лясехъ: Радимъ, а другый Вятко, и, пришедша, седоста: Радимъ на Съжю, и прозвашася радимичи, а Вятко седе своимъ родомъ по Оце, от него прозвашася вятичи [ПСРЛ1]. К XXI в. считается, что вятичи пришли то ли с территории нынешней Польши, то ли с Карпат. . Вплоть до первой половины XX века местное деревенское население, оседлое по своей природе, можно было полагать в основной массе потомками древних вятичей, с тою поправкой, что помещики временами привозили в свои земли крестьян издалека.

Из восточно-славянских племен вятичи позже всех приняли христианство и вступили в подчинение Рюриковичам— Иначе, в состав Киевской Руси. Б. А. Рыбаков, любивший соответствующий период жизни Русских княжеств, будучи, тем не менее, ученым, считал нужным уточнить, что речь идет о кабинетном названии. (окончательное включение вятичей в систему древнерусских княжеств произошло лишь после Владимира Мономаха, в первой половине XII-го века). Это дает почву предположениям о конфликтах вятичей с древней Русью. Высказывается мнение, что былинный Соловей-Разбойник, грабивший купцов на дороге прямоезжей из Мурома в Киев, имеет прообраз в виде вятического князя по имени Соловей[Смол1976] приводит 7 речек Калиновок, не считая близких по звучанию, и 16 Смородинок (то же самое) в бассейне Оки во всем ее течении, от самых истоков; сразу несколько Смородинных пустошей дает район Зуши [ПланыАлф. Опись 543. Часть 1.]. Некоторые даже указывают на урочище близ села Девять Дубов меж Карачева и Хотынца, где в водоразделе рек Снежети и Цона существовал волок из бассейна Десны в бассейн Оки, и разбойник мог нападать на суда. Документальных свидетельств на этот счет не выявлено. .

До монгол в этих местах достаточно привычно чувствовали себя степняки-половцы. Карты сохранили в название Половецкие лески, дожившее до второй половины XVI в. [Акты1571. С. 10.]. Располагались лески, как следует из документа, ниже речки Раковки, но выше Пшевы (впадающей в Зушу слева, как и Раковка, но перед самым Новосилем). Карты XX–XXI вв. приводят южнее устья Раковки лес Дубовищино, еще южнее которого обозначено небольшое поселение Половецкий (хутор ?), а карта 1790 г. [ПГМ1790] такого поселения не приводит, но показывает в этом месте длинный овраг Половецкий с маленькой речушкой, впадающей в Зушу. Снимок из космоса подтверждает расположение хутора Половецкий на краю оврага. В Алфавите межевания за 1778 г. [ПланыАлф. Опись 320. Часть 1.] находим Половецкий лесок и рядом Подполовецкую деревню между Мценском и Новосилем, слева от Зуши, и повыше реки Алешни. Деревня существует на карте [РККА1941], а на карте [ГенШтаб1989] отмечена как нежилая. Безотносительно к бывавшим здесь половцам, надо, справедливости ради, обратить внимание на другой допустимый источник перечисленных названий. [Срезн1893] отмечает употребленное в XI в. слово половить в смысле поохотиться: Идохъ въ горы, да половлю. Карта этих мест охотничьим топонимам не чуждаВпрочем, по одному из существующих предположений само слово половцы и произошло от лова, охоты. .

В 1238 г. совсем рядом со Мценском и Новосилем прошел Батый, возвращавшийся из похода 1237–1238 гг. на Северо-Восточную Русь. Перед этим он с трудом взял Козельск, но Мценск (Мценеск) и Новосиль прошел южнее, и брать не стал — как полагают некоторые, по причине обилия в этих местах непривычных монголам речных преград. Новосильские места надолго попадают в промежуточную зону между Ордой и Русью. Не с Ордой ли следует связать пустошь Сарай, Хрестища тож, которую дает [ПланыАлф. Опись 543. Часть 1.] (участок 228, примыкающий к Троснам/Трасному/ТросномуТросна есть на дороге у подъезда к Воскресенскому со стороны Языкова; Трасное есть между Подъяковлевым и Вельем. Река Трасна впадает в Нару южнее Кубинки в Московской области, а в самой Кубинке есть ул. Тросна; там же район Трасна, могший быть продолжателем старой одноименной деревни. Речка Тростня впадает в Тростенское озеро к западу от гор. Истры. ) ? В тех же местах Татарские пустоши — могут напоминать уже времена крымцев. Явного отсыла к батыевому времени старые карты не дают, в то время как выражения типа Батыевы юрты встречаются в русских источниках в рассказах о событиях 1480 г. [Карг1984]. Может быть это связано с отсутствием постоянного нахождения монголов в этих местах.

В XII веке эти земли входили в состав Черниговского княжества, а после гибели в 1246 году Михаила Всеволодовича Черниговского, в результате дележа земель — вошли в состав Новосильского княжестваСобственно, все верховские княжества образовались из уделов, сформировавшихся на окраинах Черниговского княжества после передач наследства. . Сам НовосильНазвание города неясное по происхождению. Версия [ЦТула1895. С. 527.] не единственная. Одно из предложений — считать название производным от Нововасилькова (Ново-Василькова). [Поспел2000] предлагает считать название притяжательной формой прилагательного от личного имени Новосил. В пользу этого говорят (необычное для других источников) написание Новосильск [ПГМ1790], плюс, у того же Поспелова встречаются названия городов Василь (с 1523 г. в Нижегородской губернии) и Васильков (с 988 г. в Киевской губернии; основан Владимиром Святославичем как Василёв, и переиначен в 1157 г. как Васильков). Надо полагать, что Василь — древнерусская притяжательная форма, наподобие Авраамль, Святославль и так далее; так же как Юрьев в прибалтике в 1030 году. По поводу имени, помимо Василия, у [Тупик1903] встречаем: Новосилец (точнее, Новосилиц — имя; 1374 г., в Москве) и Новоселов, Новоселцов, Новосильцев (фамилии в разных местах Руси XVI–XVII вв.). Новосилиц и Новосильцев, по-видимому, от Новосиля. впервые упомянут в летописи под 1155 г. как место пребывания супруги Юрия Долгорукого (шестого сына Мономаха), однако, не все считают имеющихся в двух списках упоминание достоверным (как и пребывание там Юрьевой супруги по пути в Киев), и относят возникновение города к послемонгольскому времени. Краеведы же утверждают, что Новосиль основан кочующими хазарами в 874 г.В любом случае городу предшестоввала много более давняя история. По данным археологов в IV–I вв. до нашей эры здесь существовали четыре городища: Воротынцевское, Духовское, Вяжевское и Новосильское, а в начале XXI в. в последнем была найдена Пантикапейская монета I в. до н. э. . Так или иначе, считается, что Новосильские места при монгольской власти прирастают населением за счет известного переселения славян с юга на север, в данном случае из Черниговского княжества.

В 1375 г. Новосиль был разорен набегом Мамая до такой степени, что Новосильский князь перенес столицу своего княжества в Одоев. Все же, Новосиль (как и Елец, и Оболенск) дал свои войска Дмитрию Донскому для участия в Куликовской битве.

После разгрома Москвы Тохтамышем, во время княжения Василия I Дмитриевича Новосильские земли (как и верховские княжества вообще) вошли в состав Великого княжества Литовского. К этому периоду относится договор о разграничении земель, заключенный князем Новосильским и Одоевским Федором Львовичем с великим князем Литовским Казимиром (1459 г.):

А великому князю Казимиру по моемъ животе, и моимъ детямъ, и моему наместнику у вотъчыну книзи Федора Лвовича, в земли и въ воды, не въступатисе, поколь рубежъ Новосилской земли и Одо(е)вской, его отчыне, опроче тог(о), што давно отошло.

Грамота кн. Федора Львовича в. кн. Казимиру [Черепнин1950].

Вхождение верховских княжеств в ВКЛ (далеко периферийных, этнически русских) было устроено на особых условиях. Например, для них существовали облегченные правила взымания дани. Есть мнения, что верховские княжества имели двойной вассалитет, то есть подчинялись одновременно (и ограниченно) и Литве, и Москве [Карг1984].

В этот же период Большая ОрдаЧасть распавшейся Золотой Орды, располагавшаяся в междуречье Волги и Дона, и претендовавшая на наследование владений Золотой Орды в полном объеме. По последнему поводу находилась в противостоянии с Крымским ханством — другим сильным осколком бывшего улуса Джучи. , по-видимому, мало беспокоит Новосильские земли, хотя находилось с ними в непосредственной близости. Тому способствовал союз ее с польским королем Казимиром IV. Идя в 1480-м г. на бой с Иваном III, хан Ахмат безопасно прошел к Угре чуть левее линии Новосиль — Мценск — Любутск [Карг1984] как по землям союзного ему Казимира. После же первого приступа в эпопее стояния на Угре (когда дело еще не кончилось), он, решив обезопасить тылы, разорил несколько городов, включая Мценск. Из этого заключают, что верховские княжества из двух сюзеренов тяготели все-таки к Москве и не рассматривались Ахматом как в полной мере союзные. Позже столь больших войск здесь не бывало, но беспокойство осталось. Так, в 1492 г. приходили Татарове Ординскиа казаки [...] в Алексин на волость на Вошань, и пограбив, поидоша назад. И прииде погоня великого князя за ними Федор Колтовской до Горяин Сидоров [...] и учинился им бой в Поли промеж Трудов и Быстрые Сосны [...]Цитируется по: [Карг1984]. Поле — Дикое поле. Вошанская волость — вероятно по поселению Вошань (Вашань) на одноименной речке западнее Алексина и севернее Тулы. Небольшой отряд (220 человек) ордынских казаков пришел пограбить эти места и был погнан воеводами Ивана III и разбит между реками Труда и Быстрая Сосна [ПСРЛ27. С.292.]. .

Возврат в Московское государство произошел в XVI в. В духовной грамоте Ивана Грозного [Черепнин1950ИвГ] (1572 г.) Новосиль обозначен в составе Московского государства: А князь Михаило Воротынский ведает треть Воротынска, да город Перемышль, да город Одоев Старое, да город Новосиль, да Остров.

В конце XVI в. Новосиль упомянут в Списке русских городов [Тихомиров1979]: А се имена всем градом рускым далним и ближним...А се Залескии: [...] Новосиль.

Долгое время эти земли служили южной, заоцкой (точнее украйной), оборонительной границей центральной Руси, встречая первыми набеги крымских татар. Они лежали на пути татар во внутреннюю Русь, и в меньшей степени имели самостоятельную ценность для их набегов. Во времена раннего Годунова в Новосиле появляется передовой полк из состава украйной линии обороны.

Сторо́жи

Сторожевая служба в украйных (южных) землях Московского государства начала формироваться еще в XIV векеЭто происходило постепенно, с подключением к Московскому государству Рязанского, Муромского и Нижегородского княжеств и, одновременно, с освобождением от зависимости от Орды [Беляев1846]. Например, даже при Дмитрии Донском полноценную сторожевую службу Москва завести не могла в силу того, что Орда сочла бы слежку за собой унизительной и недопустимой.
Сторожи не были порождением юга Руси. Например, Саввино-Сторожевский монастырь близ Звенигорода под Москвой возник на стыке XIV и XV вв. на горе Сторожа (вероятно, Сторо́жа?), и наблюдали с этой горы за приближением уже литовцев.
. Со временем Новосильский край надолго станет заметной частью украйной линии обороны. Подтверждением служат документы по расстановки сторо́ж, выпущенные Московским столом Разрядного приказа. Например, [Акты1571. № 8.] за 1571 г. дает Роспись сторожам из украинных городов от польския украины по Сосне, по Дону, по Мече и по иным речкам. В частности, содержится роспись по сторожам из Новосиля, Новосильским сторожам ближним, сторожам Мценским. [Акты1571. № 215.] за 1621 г. дает роспись по Мценским сторожам (сторожевым притонов) на пути крымцев, когда крупные силы последних уже перестают добираться до Москвы:

Роспись Мценским сторожам:
1-я сторожа усть Чернав, от Мценска 120 верст, а проезду от Чернав до Речицы 40 верст;
2-я сторожа Речицы, от Мценска 100 верст, проезду от Речицы до Фошни 15 верст;
3-я сторожа на Фошне, от Мценска 100 верст, проезду от Фошны до усть Корытны 10 верст;
4-я сторожа на усть Колпны, от Мценска 100 верст, проезду от усть Колпны до Луковца 30 верст;
5-я сторожа усть Луковца, от Мценска 100 верст, проезду отъ Луковца до Руды 50 верст;
6-я сторожа верх Очки на Руде, от Мценска 100 верст, а проезду от Руды до Долгаго Колодезя 60 верст;
7-я сторожа на Долгомъ Колодезе, от Мценска 40 верст, проезду от Долгаго Колодезя до Олешан 20 верст;
8-я сторожа на Любовши, от Мценска 100 верст;
9-я сторожа верх Олешан, от Мценска 30 верст.
А на всех сторожах сторожей стоят по четыре человека.

Отписка Мценского воеводы с росписью расстановки сторожей [Акты1571. № 215.].

В этот раз все обошлось — 20-е годы были относительно спокойными для этих мест в отношении набегов (но уже в через три года в Новосильском крае последуют серьезные боевые действия). Приведенные в списке сторожи располагаются ниже Новосиля. Линии расстановки примерно повторяются во многих документах, начиная с 1571 г. Первая часть сторожей из списка расположена на реке СоснеИначе — Быстрой Сосне, а есть еще Тихая и Ржавая. Имя реки Сосна (Сосенка, Сосновка) широко распространено в Окском бассейне. Для Сосенки, впадающей в Жиздру, встречается пояснение: текущая через сосновый лес [Рябов1999] (там же про Боровенку — возвышенность, покрытая сосновым лесом, лесная речка). Сосна же, о которой здесь речь, берет начало вблизи истока Оки, из тое же греды (— предки в XVI в. были знакомы с физической географией; для них гряда означала как водораздел, так и сухопутный путь без переправ), но течет на восток, и впадает в Дон. Две Сосны указывает [ТопТруб1962] в верхнеднепровском бассейне (там же высказывается предположение о происхождении от балт. *tusna, роднящего, если оно так, Сосну с Цной). [Смол1976] приводит еще несколько речек на сош-, в том числе Сошню. Не могла ли и здесь Сошня (— наподобие Нивны) превратиться в Со́сну? (А появиться из укорачивания Рассоши?) Наподобие перехода при склонении сохасосе? Характерно, что многие речки в этих краях в отличие от таинственной Зуши носят русские названия. . Протекая поперек татарских путей передвижения, Сосна создает для крымцев уменьшеное подобие среднего течения ОкиВ сравнении с Окой Сосна представляется игрушечным препятствием, однако же на ней, как и на других речках этих мест, существовали броды. Вероятно, следует вспомнить о том, что участниками похода были вооруженные, а не просто, всадники, а главное — такого размаха походы не могли обходиться без обоза. , находящегося севернее.

Речица немного выше Ливен впадает в Сосну. Еще выше в Сосну впадает Фошня. [БЧерт1950. С. 81.] сообщает о ней, как о ХвощнеЖивое, казалось бы, напоминание о нежелании ранних славян выговаривать чуждую букву ф, долго сохранявшееся в сельской местности? Из того же ряда гоголевский Хома в Вие и толстовский Хвелипок в Филипке. — Но не обратно ли: от Хвощны к Фошне ? У Лескова в Даме и фефёле Праша, жительница Петербурга родом из деревни, говорит: ... я ведь секрет умею, как красное вино можно отмыть без фимии. Тогда произношение должно бы быть обязано кому-то из мелкопоместных. У Толстого в Набеге солдаты говорят форостина вместо хворостины.
Повторения топонима встречаются в Великороссии и в западной России. Села Фошное, Фошня (Хвощна, Хвощня; бывшее центром Хвощенской волости, но в 1861 уже Фошнянской) и еще деревня (?) Фошна (Хвощна) в Брянской области, Фошня на речушке Фошонке в Калужской, Фошня на реке Фошенке в Смоленской. Написание через хв оговаривается как старое (Википедия/2017). Две деревни Фошенки вроде-бы существовали в Малоархангельском уезде Орловской губернии; там же было волостное село Фошня (Фошнянская волость) — возможно, одна из упомянутых деревень. [Кеппен1857] дает село Хвошню и две одноименные деревни в Тульском уезде (про одну из них в писцовой книге: с-цо Хвощны на реч. Хвощне) и деревню Хвощинка в Епифанском (это середина XIX в.). Наконец, в [Смол1976] целая россыпь речек, ручьев, болот, озер и оврагов окского бассейна с корнями хвош (реже) и хвощ (в том числе, помимо Хвошни, и Хвощеватый, Хвощевой и так далее) — и две Фощенки, одна из которых служит дальним притоком Протвы; [ТопТруб1962] сообщает о двух Фошнях в бассейне верхнего Днепра, причем для одной из них есть вариант Хвошня. Казалось бы, все сомнения в повторении в именах названия болотного растения уходят, и остается только языковая загадка превращения хв в ф. Для разъяснения загадки в лингвистике придумано специальное слово гиперкоррекция, то есть попытка говорить правильно, используя более престижные формы (Википедия/2017). Замену хв на ф иногда приписывают северным наречиям (причем, даже современным), чаще западно- и южно-русским (причем, есть ссылки на Литовский Статут 1588 г., и, даже, на западно-русскую Псалтырь XVI в. из Румянцевского музея), но те жа источники приводят аналогичные примеры их старопольского (falić = chwalić = chalić и другие; этот старопольский в XIX в. был еще современным польским); с другой стороны гидронимы Смолицкой незначительно распространяют конкретно эту подстановку на окский бассейн. Старые русские употребления Фошны используют фиту Ѳ (что в отписке Мценского воеводы 1629 г.), так и ферт Ф (во всех остальных замеченых случаях), что, по-видимому, отражает общие наблюдения взаимозамены этих букв в русском письме. Отмечается, что такая подмена присуща неуверенному произношению, и занимательно, что она коснулась именно производных от хвоща.
Примечательно, что еще один приток Быстрой Сосны называется Воргол, что некоторые связывают со старославянским ворга — камыш (ссылка в [РЭС2007-. Вып. 9, добавления.]).
: а на усть Хвощне, на Сосне, татарскои перелаз брод Хвощенскои, ходят в тот брод татаровя в Русь, а на том броду от Ливен сторожа.

Корытна будто-бы существует позже в виде Корытенки, но недостаточно велика для карт XXI в.Корыто означает не только долбленое продолговатое приспособление для стирки или корма для скота (еще в первой половине XX в., после чего корыта стали делать из жести). [Цыган1989] напоминает о болг. кори́то — русло, схв. ко́рито — корыто и русло, польск. koryto — корыто и желоб; наконец, рус. диал. корытина — ложбина, впадина. Там же предлагается праславянское *koryto от и.-е. *kor-/*ker- долбить, через суффикс -yt- как в копыто. Корытенка от Корытна могло бы свидетельствовать об обмелении ручья в прежние времена. КолпенкаМестные жители говорят Колпёнка. впадает в Сосну выше Фошны, в Колпне (ранее — село Колпны, Колпенское). Колпны известны, по некоторым сообщениям, с 1150 г., но более достоверно основание здесь М. И. Воротынским сторожи при осуществлении реформы станичной и сторожевой службы. Интересно, что немногим северо-западнее Новосиля имеется еще одна река Колпна, видная на более поздней карте [ПГМ1790]. Она впадает в Зушу справа; заметно выше устья на ней расположена одноименная деревня. Название, очевидно, от птицы колпиНазванние Колпь и производные часто встречаются в бассейне Оки во всем ее течении, но и в Новгородском крае. Например, речка Колпь впадает слева в Протву [Смол1976]. Очевидно, это от птицы, но в этом есть некоторая загадка. У Даля: КОЛПЬ, колпица ж. колпик м. (колпа?) чубатая птица из разряда цапель, чачура, Рlatalеа; белая, нос ложкою; перья идут на казачьи султаны. [СловАН1789] отождествляет колпика/колпицу с Platelea leucorodia. По русской же Википедии/2014, в России эта птица встречается на юге в Краснодарском крае, на озере Маныч-Гудило, в низовьях рек Дон, Волга, Терек, то есть, на Оке ей не место. Фактор времени ? Действительно, [СРЯXI-XVII] сообщает: (а) КОЛПЬ (КОЛБЬ), ж. Колпица, и приводит из письма XVII про колбь, что у нас на Дону этого билья много, а се кормить ее на Москве убыточно: не ест она ничего окроме рыбы; (б) КОЛПИНА (КЪЛПИНА), ж. Мясо аиста, пеликана (?), и выдержку из Изборника Святослава: им же зелие есть и конион, яко же и мясо есть и кълпина, нь и белена, никто же ум имы, не зобле. Наконец, [Поспел2008] полагает, что колпь — это вятическое название лебедя, или даже белого гуся (ссылаясь при этом на сербскохорватский язык; но для такого обоснования можно припомнить литовское и латышское названия лебедя: gulbė и gulbis; впрочим, вопросы остаются). В любом случае выходит, что топонимы на основе колпи относятся к почтенному прошлому.

image 2009Сосна вблизи Луковец. Здесь в XVI–XVII вв. ее переходили крымские и ногайские татары, двигаясь во Мценск и Новосиль.

Выше Колпенки по Сосне находится Луковец, обозначенный в [БЧерт1950] как колодезь (здесь — усть Луковец). Действительно, по справке 2009 г. здесь располагается памятник природы регионального значения: грунтовые воды [...] представлены четырьмя мощными родниками, бьющими из отложений девонских известняков. Вода падает с метровой высоты, образуя несколько водопадов. Название села Луковец, вероятно, связано с расположением внутри луки, которую, описывает Сосна — по тому же соображению, что подмосковные Луховицы (более отдаленные, чем Луковцы, от Лукоморья)Белорусский Лукомль наврядли подходит к этому ряду, так как стоит на реке Лукомке, а Великие Луки, расположенные в излучине реки Ловать, могли бы, равно как и Луцк — Луческ на Волыни. По Далю лука могла означать еще залив, затон, заводь, а в Новороссии — травную лощину, луг; но излучина реки часто бывает заливным лугом. К Далевскоиу определению вчистую подходят село Лужки на подмосковной Истре (известно с 1431–1433 гг.) и Лужники близ Новодевичьего монастыря, вокруг которых обе реки делают едва не круговую петлю. Для окончательной путаницы: Лужники иногда считают правомерным производить из вида деятельности лужник, известного из документов XVIII в., но с непонятным смыслом.
С Луховцами не все очевидно. По Ивановской и Владимирской областям течет левый приток Клязьмы речка Лух, на которой не позднее XIII в. было поставлено одноименное городище. Полагают, что речка, а по ней городище, сохранили название, данное когда-то финскими племенами до прихода сюда славян. Хотя Луховицы и располагаются в большой Окской луке, здесь вполне могла в свое время обитать мещера.
.

А в Луковце пал колодезь Никольской. На усть колодезя Луковца на Сосне брод Луковскои, ходят в тот брод татарове на Новосильские и на Мценские уезды с Пахнутцовой дороги и з дороги Муравские и Ызюмские. На броду, на Сосне, усть Луковца стоят сторожи изо Мценска да с Орла.

Книга Большому чертежу [БЧерт1950. С. 81.].

Руда — уже приток Оки.

Из текстов неясно расположение сторожи на Любовше. Исток Любовши немногим восточнее и чуть южнее позднейших Софийских Выселков, и течет она на юг, впадая в ТрудуВспоминается белорусская Друть, название которой возводят к финскому друц, друга — ручей, река, много воды. Кроме того, просится ударение на первый слог. , а та — в Сосну (перед Ливнами). Во-первых, в самом ее начале на ней стоит деревня Любовша, ниже которой карта Новосильского уезда 1790 г. приводит деревню Вышнюю Сторожевую, а рядом, по правому берегу село Нижнее Сторожевое. На карте РККА 1941 г. присутствуют деревни Любовша и Судбищи (Сторожевая). В росписи сторожам за 1571 г. читаем: 1-я сторожа вверх речки Любовши, против Судбища, от Новосиля тридцать верст [Акты1571. С. 10.]. Во-вторых, ближе к устью по правую сторону расположена деревня Татарский Брод. И незадолго перед впадением в Труду, опять-таки, по правую сторону находится село Русский Брод. По поводу последнего утверждается, что он был основан Воротынским при создании станичной и сторожевой службы в 1571 г. [+Крымцы]. Вероятно, сторожей на Любовше было по меньшей мере две, но о какой из них речь в тексте приведенной отписки — не ясно.

Роспись 1571 г. по ближним и дальним Новосильским сторожам, видимо, отдачи не имела, так как времени от принятия нового сторожевого устава до московского похода Девлет Гирея в мае того же года прошло совсем немного. Однако ближние сторожи, как видно, были расставлены примерно полукругом Новосиля, и некоторые находятся в непосредственной близости с местом будущих Софийских Выселков.

Места ближних сторож вокруг Новосиля по Росписи 1571 г.
Название в Росписи [Акты1571. № 8.] Название на карте 1790 г. [ПГМ1790] Название на карте РККА 1941 г. Примечание
Перестряж дер. Перестряж, что повыше Селезневой, и Перестряжский погост по Зуше выше Новосиля
Яковлевские лески с. Подъяковлево, в излучине Зуши Подъяковлево
Голунский брод дер. Раковка Голунь на Раковке, повыше устья, и брод повыше Голуни
за Зушею большой Раковенский дол и Половецкие лески от Раковки Половецкий овраг, за ним к Раковке овраг Дол Половецкий (хутор ?)
речки Пшева и Раковна речки Пшевна и Раковна речки Пшевка и Раковка
Пшевский и Зарачунский курганы
Вежки малые с. Вежи, в двух частях Вяжи по Зуше ниже Новосиля
речка Каколпна под Колопенским лесом есть только речка Колпенка, и овраг Сухой Колпны, действительно с леском речка Колпенка (?)

Многие благополучно дожили до XXI в., но ясно, что их история начинается ранее 1571 г. Перестряж интересен редким для этих мест существованием погоста (при том не Космодемьянского, по церкви, а Перестряжского). Если сомнения в летописной древности Новосиля оправданы, этот погост имеет шанс оказаться древнейшим в округе. Располагался Перестряж между дорогой из города Новосильска в город Тулу [ПГМ1790] (существует) и Зушей, на краю Обходного леса (существует), очень неприметно по вятическим обычаям: на берегах овражного ручья, впадающего в овражную речушку, приводящую к Зуше. Последний раз село вместе с погостом появляется на карте Стрельбицкого 1871 г. Сравнительно недалеко между Козельском и Ульяновым, ближе к последнему, сохранилась овражная речушка Перестряжка, впадающая в Вытебеть, та в Жиздру, — и на ней деревня Перестряж или Перстряжка (а к северу от Козельска расположенное внизу оврага село Перестромы). В Подолии течет и впадает в Днестр река Стрвяж, Strwiąż, произносимая на украинской стороне как Стряж, и по поводу которой ничего определенного не говорится сверх предположения о корне стр со смыслом быстрое течение, углядываемом в именах большого числа рек этой местности (но и не только). — Происхождение названия неясное. [I] По поводу козельской речки Перестряж высказывается мнение о происхождении названия от стреж, стрежень со смыслом речка, переменившая свое русло [Рябов1999] (и тогда деревня от речки). [II] В [СРЯXI-XVII]: (1) ПЕРЕСТРАШИТИ. Устрашать угрозами, испугать. (Примеры с XII в.); (2) ПЕРЕСТРЕЛИТИ. 1. Стреляя, достичь другого края чего-л.стрелой или пулей, ядром. (Примеры с XVII в.); (3) ПЕРЕСТРЯПАТИ. Переждать, промедлить (какой-л. срок). (Примеры с XII в.: Изяслав же, перестрял два дни у Логожьска, иде ... и др.). Перечисленное может быть связано с эпизодами военной деятельности, не чуждой этим местам. От перемещения или торговли: (4) СТРУГА, ж. 1. Приток, ручей; протока, соединяющая озерки (по Фасмеру др.-русск. кряжь брус связано чередованием с *krǫgъ; но укр. кряж бугор). (5) СТРУГЪ, м. Лодка, плоскодонное гребное или парусное судно для перевозки тяжестей и товаров [...]; речное или морское судно вообще (а также лодка для быстрого передвижения или долбленка, еще СТРУЖОК). Другой источник ссылается на новгородское и западнорусское перестреть (перестре[я]нуть) — перехватить, подкараулить; тогда место, где это можно сделать. Сюда же у Даля: ПЕРЕСРЕВАТЬ, пересреть и пересренуть; перестреть или перестретить кого, встретить поперек пути, перенять, перерезать. [III] Дополнительно можно вспомнить о стороже (стрежет — страж [Slovník1958-]; ст.-слав. стрѣшти — стеречь, и рядом укр. пересторога как предостережение) и страждьбе (бой, свалка, борьба [Старч1899]). [IV] Еще одно смысловое направление — белорусско-украинское (западнорусское) стрягнуты/-ти в значении вязнуть, тонуть (в грязи, в снегу). [V] Имеется (редкое?) простонародное южнорусское (казачье?) перестребнуть в смысле перемахнуть через плетень. Даль: СТРИБАТЬ, стрибнуть, южн. и зап. сигать, прядать, прыгать. [VI] Наконец, исследователь топонимики новгородской земли Васильев обращает внимание [Васил2012] на упоминание за 1495 г-м деревни Перестражье в Тухольском погосте Деревской пятины (в конце XVIII в. станет пустошью Перестражи), и объясняет название личным именем *Перестрадъ. Само имя в источниках не обнаружено, однако тогда же в Боженском погосте той же пятины отмечена деревня Самостраж; корень же страд- встречается в славянских именахЗап.-слав. Stradomъ, сербохорв. Страдославъ, чеш. Stradomir, польск. Stradosław. У Тупикова ссылка на имя Страда (час, время) и сербские Стратимир (XI в.), плюс Страта, Стратислав [Тупик1903]. Имя Страдник у Веселовского [Весел1974] (XVI в.), видимо, более позднее, уже со смыслом: барщинный работник. Чередование д/ж, возможно, как в клад/поклажа.
Смысл может оказаться разным. В [Slovník1958-] страдати: 1. страдать, терпеть, переносить; 2. напрягаться, бороться; 3. нуждаться. Не все из перечисленного сочетается с дохристианскими понятиями.
. При этом Даль: СТРЕБЛЯТИ, стребити кого, церк. хоронить, погребать.

По поводу Вежей [СРЯXI-XVII]: (1) ВЕЖА, ж. 1. Легкая жилая постройка (кочевая кибитка, палатка, шатер (Примеры с XIV в.) [...] 2. мн. Стан, кочевье. (Примеры с XII в.: Половци бо бяхуть шли в Дунаи и не бе их дома в вежах своих и др.) [...] 3. Крепостное сооружение, башня (Примеры с XII в.) [...] 4. Хозяйственная постройка. (Примеры с XV в.) [...] 5. Рыболовное угодье с постройками, тоня. (Примеры с XV в.); (2) ВЯЖА, ж. Бобровая вяжа — место обитания бобров, бобровая хатка. — плюс (3) ВЯЖИЩЕ — то же самое. (Примеры с XVI в.). Тут толкования допустимы как военные, так и хозяйственные. Вежи половецкие не раз поминаются в Слове о полку Игореве; например Игорь с Овлуром, совершая побег, пришед ко реце, и перебред, и вседе на конь, и тако поидоста сквозе вежа; здесь вежи — половецкое стойбище. То же: дикыи Половцыи отпусти в вежи своя [ПСРЛ2. 1195.]. Ведь в округе старые карты запомнили половецкие лесок, овраг и (наведенное) хутор! Далее, около Белева в Оку впадает Веженка, рядом с которой Веженский лес (видно, по речке). В верховьях Оки [Смол1976] дает, помимо Веженки, еще Вежню и несколько иных близких по звучанию, а всевозможные Вежи, Веженки, и им подобные приводит Яндекс-карта в Тульской, Смоленской, Калужской, Минской областях. В последнем случае речь, скорее, не о кибитках, а о деревянных башнях.

Голунь можно пробовать связать с голынью (в Каспийском море: песчаная отмель, не покрываемая прибылою водою [СЦСРЯ1847]) или другим производным от гол (прогалина — место от льда свободное, чистое, или в лесах: полянка; место деревами незанятое [СловАН1789]). Тут же, в Новосильском уезде, две Голянки. Мимо Сухиничей (Калужский край) протекает Гольча, соединяясь с Голевкой. Автор [Рябов1999] объясняет Гольчу как речку открытую, текущую в безлесных берегах. Другие Гольчи (поселения и речки) встречаются западнее в Волыни, Белоруссии, и до Малопольши. Одновременно, [Булах1948] сообщает, что в болгарском галица, галуньворона серая.

Зарачунский курган, по сообщениям, располагался невдалеке от Новосиля со стороны, противоположной Пшевскому (что на Пшеве). [Недел2012] ссылается Зареченский брод, через который хаживал под Новосиль крымский царь с войском—брод через Зушу. Там же ссылка на другое написание: Зарачунский брод; то есть курган мог соседствовать с Зарачунским бродом. Врядли он имел отношение к Заречью, что через Зушу напротив от Новосиля, с Казацкой слободой и Покровской церковью; есть еще указания о том, что он располагался поблизости от Свято-Духова монастыря (что по дороге на Орел, пересекающей, между прочим, в этом месте реку). В [ПЛДР1987Палицын] попадается слово подзаратай в смысле дозор (наряду со стражей). На всякий случай можно припомнить о ближних и более отдаленных речках и поселениях с именами Зароща похожими—от слова зарастать. Наконец, для кургана подошло бы и другое обоснование: зарочьнъ (прилагательное) — приличный, удобный [Старч1899]. Севернее Козельска есть деревня Зарочино на ручье Зарочинка (sic), а речка Зароченка впадает в Москву слева в ее верховьях.

Пшева: не ясно. От пшеницы, если есть река Овсянка ? Населенный пункт Pševo имеется в Словении. Но и в другом направлении имеется река Пша [Смол1976], впадающая в Тёшу (а та — в Оку) в Нижегородской области. У Даля ПЫШ м. гречишная и конопляная мякина, казанск.

Дальние сторожи по Росписи 1571 г. прикрывают Новосилю юго-восточное направление.

Места дальних сторож на подступах к Новосилю по Росписи 1571 г.
Название в Росписи [Акты1571. № 8.] Название на карте 1790 г. [ПГМ1790] Название на карте РККА 1941 г. Примечание
Судбище дер. Вышняя Сторожевая Судбищи (Сторожевая) за Любовшей в верхнем ее течении
Княжий лес и до усть Гоголя Гоголь впадает в Семенеку незадолго до ее впадения в Красивую Мечу
Куст против Аревского устья речка Оревка впадает в Любовшу слева, а напротив неименованное небольшое поселение речка Лазовка при впадении ее в Любовшу и, вероятно, деревня Елагино на карте 1790 г. Лазовка впадает в Оревку, и та в Любовшу; на карте 1941 г. Оревка впадает в Лазовку, а та в Любовшу
на Любовше усть корытнова Рождественское (Корытинка), обозначены родники
на Сосне усть Речицы, усть Труды, усть Хвощны ручей Речица, речки Труды и Фошна
Вязовик Везовик, на карте Генштаба ВС СССР 1989 г. снова Вязовик на Сосне, между Фошной и Речицей
Моклок колодезь речка Маклаки, в истоке дер. Маклаки

По поводу Куста припоминается: кустодия — стража, караул, тюрьма [Старч1899]. Судбище можно попытаться связать либо с сидением (как местом для сидения) [Старч1899], либо с севом (седба/седьба/сетьба — сеяние, севба, посев, сажание) [Старч1899], либо с охотой (седьбище — место добычи ловчих птиц: со птичных и з бобровых ловищ и с кречатьих седбищь, 1574 г., или даже точнее, садьбище — место ловли кречетов: ... и за кречат(ь)и садбища, — от которого рукой подать до охотничье-рыболовного садка; ср. сельцо Садки возле Лопасни-Чехова) [СРЯXI-XVII]. В [ПЛДР1987Палицын] попадается образный перевод судбы как пути... творит преславная имиже весть неизреченными своими судбами, т. е. своими путями..

Татарские разорения

Схема2012Чертеж Новосильской крепости. Конец XVII в. Современная прорисовка. [Недел2012]

1630-е гг. начинаются с нашествий татар на Русь, а для Новосильского края испытанием стал 1632 г.—Усугубленным отвлечением государевых войск на Смоленскую войну с поляками: с 1631 по 1633 гг. численность гарнизона в Новосиле была сокращена с 730 до 260 человек [Новос1948]. . В этом году татары, дойдя по Изюмскому шляху до Ливен, в отличие от следующего 1633 г., не пошли к Туле, Серпухову и через Оку, а разделились на две части. Одна двинулась направо к верховьям Дона, а другая россыпью направилась налево грабить земли верховых княжеств: Новосиль, Мценск, Карачев, Орел. О событиях в новосильско-мценских краях напоминает Иван Матвеевич Вельяминов, бывший мценским воеводой в 1632 г. В 1633 г. он подаст Михаилу Федоровичу и святейшему патриарху Филарету Никитичу московскому и всея русии челобитную о пожаловании его за службы, где еще раз опишет фабулу боевых действий и укажет конкретные места столкновений [Акты1571. С. 489—492.]. С его слов, 5 августа вестовщики сообщили Вельяминову о том, как днем раньше татары лезли через Сосну в Кирпичный брод (три версты выше Ливен) и шли мимо ЛивенИ, между прочим, вполне вероятно, что переходили Любовшу через Татарский брод неподалеку от брода Русского; по крайней мере он лежал на их пути. . Тогда же прибежал новосилец сын боярскийДети боярские— это не дети бояр, а вид служивых людей, почти дворян по знатности, но зачастую менее родовитого происхождения. Одной из их обязанностей была оборона приграничных городов. При Петре I бо́льшая их часть была причислена к дворянам. была и сообщил, что татарове многие люди подошли к Новосилю и пошли по обе стороны Новосиля во мценские и в новосильские места5 августа в первом часу дня к Новосилю подошло 10-тысячное татарское войско, и два дня блокировало город, занимаясь окрестным разбоем [Новос1948]. Часть загородного населения отказалась прятаться за городскими стенами (то ли по легкомыслию, то ли из-за нехватки места в крепости), и решила обороняться самостоятельно. Так, в селе Вежи (принадлежавшем думному дьяку И. А. Гавреневу) собралось в осаду детей боярских и всяких других чинов людей более 2000 человек (в осаду—из многих окрестных деревень). Боя, однако, они не выдержали, были вынуждены засесть по избам, и в конечном счете до 2000 человек составили плен, позже отбитый—а Вежи сгорели. . Вельяминов послал в разведку детей боярских, и они сообщили, что татары остановились около деревни Высокой. Туда Вельяминов отправил собранный отряд; татар побили и языки многое поимали и полону новосильского и мценского уезду отбили 2700 человек. После такого успеха воевода все-таки отвел войско с вырученным полоном во Мценск из-за того, что к неприятелю подошли новые силы. Татары погнались за русскими и встали перед Мценском около деревни Лыковой. Туда Вельяминов сделал вылазку, в деревне Лыковой бились прямым боем, татар побили и языки поимали. Когда о результатах сообщили мурзам, татары того ж числа с станов побежали прочь и пришли к Ливнам об одну ночь.

11 октября приходили татаровя в Елецкий уезд и, воевав елецкие места, пошли вон из Руси, и отворотные люди татаровя, человек со 100, воевали в Новосили на Острогонце и, поимав полон, пошли к Ливнам. Вельяминов послал своих людей вдогонку и около деревни [...]евойЗа Любовшей на пути от Новосиля к Ливнам есть деревня Орева (Арева). татар побили и полону отбили.

В Разрядной росписи к челобитной для царя добавляется, что 7 августа 1632 г. по указанию Вельяминова в Новосильском уезде в деревне на Поганце [...] с татары был бой, и что татарские отряды дошли в Новосильском уезде в деревне под Желябугами и [...] татар многих побили и полон отбили.

Обращает на себя внимание скорость и легкость перемещения татарских отрядов. Большие ночные переходы говорят о хорошем знании местности—либо о наличии надежного проводника.

Упомянутые в сводках боевых действий деревни: Высокое, Большое Лыково, Желябуги, Поганец (левее Лыкова), Острогонец (Голянка), Вежи,—все расположенные по обоим сторонам Зуши ниже Новосиля—и, возможно, Орево, дожили до XXI в.

Что до левобережья верховьев Зуши, где позже возникнут Софийские Выселки, то в это время (и, повидимому, не только) они были относительно спокойны, так как находились в стороне и от Изюмского шляха (дорога на Москву), и от линии Ливны—Новосиль—Мценск (в 1634 г. татары пойдут от Новосиля на Чернь, но опять-таки, предновосильский отрезок Зуши пройдут правым берегом).

Набеги какое-то время повторялись (в 1637 г. Новосиль—безрезультатно—осаждал крымский нураддин Сафат-Гирей царевич: крымские и нагайские мурзы и татаровя на государевы украины пришли по повеленью турского салтана за то, что во 145-м году донские казаки турский город Азов взяли; и так далее), но во второй половине века становились редкостью. Дубовый кремль Новосиля, не раз обновлявшийся, так и не стал каменным, в отличие от ряда среднеокских, а потом время его ушло.

Казаки

Известно, что в Новосильских землях (в том числе в нынешнем Корсаковском районе) то ли со времен Черниговского княжества, то ли с XIV–XV вв., проживали новосильские казаки. Например, в [Акты1571. С. 48.]: детей боярских [...], да казаков из Новосиля, да из Орла 30 человек, по 15 человек из города. Надо полагать, это были т. н. городовые казаки, получавшие землю и освобождение от налогов в обмен на службу в виде выслеживания в степи татар, перехватывания языков, защиты от ордынцев, затем крымцев и ногайцев украйных городов [Беляев1846].

Они отчасти сохранили самобытность и отличие от их окружающих барских крестьян до самого начала XX в. Когда с конца XVII в. нужда в казаках как в военной силе в этих местах отпала, Петр I в 1715 г. особым указом (по некоторым сведениям) выселил их (а заодно пушкарей и стрельцов) из городов и слобод, где они сосредотачивались, в Дикое поле, для освоения территорий.

Еще в начале XX в. помнили удалой стих:

Орел и Кромы—первые воры;
Карачево—за поддачевоВ придачу.,
А город Елец—всем ворам отец;
Город же Ливны—всем ворам дивны.

Воры, конечно, в смысле Тушинского вора, то есть, разбойники—казакиПо Валишевскому, Казаки составляли часть населения на всем пространстве московской державы. На севере они являлись бродячими хлебопашцами или ремесленниками. На юге они были большею частью военными. Но обыкновенно под именем казаков подразумевались все бродяги. Самое слово казак татарского происхождения и обозначало первоначально крестьянина, не имевшего связи ни с землей, ни с семьей. Затем оно стало относиться к воину, завербованному из подобных бродяг. В поисках счастья эти непокорные люди шли, куда вела их фантазия. Одни направлялись в привольные степи, где основывали военные общины. Другие оставались на родине, образовывали шайки и занимались грабежом. Последних официальные документы называют воровскими казаками. [Валиш1912]. В 1570 г. наместник Грозного Новосильцев сумел придать казакам на берегах Дона более определенную организацию (то есть, некоторую степень управляемости), и этот год стали полагать годом создания Войска Донского. Однако только после Азовского сидения в 1641/42 гг. казаки окончательно нашли общий язык с царем и перестали участвовать во враждебных Москве предприятиях (Л. Н. Гумилев). Таким образом, довольно вероятно появление стихотворения ранее этого времени, тем более, что Кромы, например, были и городом обороны Лжедмитрия в 1605 г., и местом сосредоточения войск Лжедмитрия II позже. . Новосиль расположен между озвученными городами, и нет оснований думать, что текст на его обитателей не распространяется; просто он не вписался в энергетику стиха. Он упоминается в другой пословице:

ЛихвинскиеЛихвин (с 1944 г. Чекалин) расположен на Оке, на стыке Калужской и Тульской областей/губерний; в 30 километрах от Перемышля, частью отданного Иваном Калитой в удел сыну Андрею, основавшему династию Серпуховских князей. горы, да Новосильевские воры злее всех.

На службу в городовые казаки набирались вольные люди изо всех сословий, но удобно было брать простых казаков с Днепра или с Дона. Откуда взялись новосильские, точных сведений нет. [ЦТула1895] утверждает, что они при царе Алексее Михайловиче пришли из Запорожья и были поселены около г. Новосиля, для охраны его от Литовских набегов. Об этом же говорится в [Недел2012]. Межевые документы сообщают об обширных участках земель сел и деревень прежних служб казаков, а также стрелецких, примыкающих справа и снизу к Новосилю,—то есть, с направлений подступа татар, в конце XVIII в. Но казаки в этих местах замечены и раньше времен Алексея Михайловича: это прослеживается по документам, но понятно и без того. Если казаки составляли вполне заметную часть населения Серпухова в середине XVI в., то еще больше оснований им находиться 100 лет спустя в верховых княжествах.

Бывали кругом этих мест и другие казаки. В 1670-м году воевода князь Г. Г. Ромодановский (до этого видный военачальник в русско-польской войне 1654 – 1667 гг. и через 12 лет убитый стрельцами во время бунта), двинувшись с берега Тихой Сосны (Острогожск), разбивает около города Коротояка в 80 верстах к югу от Воронежа Фрола Разина, направлявшегося с казаками через Слободскую Украину в Малороссию, чтобы поднять восстание в поддержку своего брата.

Июлем 1671 г. датирована челобитная на имя Алексея Михайловича [Разин1962], сообщающая о поимке вора и разбойника коротояченина Акимки Житкого и о том, что он со многими товарыщи своими воровал во многих местех на степи меж Черни и Плавы реки, что в деревню автора челобитной он, Акимко с товарыщи, со всяким воровским нарядом приезжал, а называли себя донскими козаки, и велели к себе весть хлеб и бораны, — а будет да не повезете, всех вырубим и деревню вызжем. Пойманый Акимко с товарыщи препровожден к тому же Ромодановскому.

В каких отношениях новосильские казаки находились с донским неясно, но, ясно, что последние были менее управляемыми.

Мирная жизнь

С построением Белгородской засечной черты и отодвижением крымско- и ногайскотатарской угрозы южнее, со второй половины XVII в. в этих местах жизнь стала умиротворяться. В 1648 г. вышел царский Указ о даче поместий детям боярским украинных городов из порозжих земель [РПраво1952. Вып. 5.], расписывающий размеры незанятых земель, выдаваемых дополнительно по их челобитию, в зависимости от размеров уже существующих у них поместий. Указ был призван к освоению порозжих земель и диких поль.

Его развил указ 1672 г. Статьи о раздаче замель в заоцких городах [РПраво1952. Вып. 7.], в котором с одной стороны указывалось о том, в которых городех дикие поля в поместье не давать, а с другой, по более длинному списку, дикие поля бояром и окольничим и думным и всяким чином людем, в поместье давать, причем уже не только местным, но и дворянам московским. В последнем перечне находились Чернь, Мценск и Новосиль. Этот указ дал начало активному образованию помещичьих хозяйств, впоследствии обильно усеявших Орловскую и Тульскую (в южной части) губернии в XIX веке, и жизнь в которых наиболее известна широкому читателю по И. С. Тургеневу и Н. Лескову. Когда приобретателями новых земель оказывались дворяне московские, для заселения новых деревень они нередко привозили крестьян из своих подмосковных имений.

С XVIII века корсаковские земли в составе Новосильского уезда в Тульской губернии (наместничестве). Этот уезд, ставший периферийным с XVIII в., постоянно переподчинялся разным губерниям и наместничествам [ЦТула1895. С. 528.]. Корсаковская земля была периферийной для Новосильской, и в миниатюре повторяла судьбу последней. В 1925 году она включается в состав Орловской области (губернии) в виде Корсаковского района, который и до, и после этого время от времени расформировывался, то включаясь в состав Мценского района, то снова в Новосильского; то переподчинялся Киевской губернии, то Курской области, но с 1989 года существует почти без административных изменений. С 1925 г.по 1989 Софийские Выселки и близлежащие населенные пункты входили в состав Парамоновского сельского совета (Парамонов хутор, затем деревня Парамоново).

Справочник 1857 года [Кеппен1857] сообщает о проживании в Софийских Выселках 160 помещичьих крестьян обоего пола.

Справочник 1862 года [РосИмпТул1862] сообщает, что в Софийских Выселках в это время было 20 дворов, жили 91 душа мужского полу и 101 женского; нет пруда, есть колодец.

Название и происхождение

О происхождении названия деревни ходит молва, будто здесь раньше жила графиня Софья, высланная из столицы за какую-то провинность (источник; есть и другие источники, воспроизводящие одну и ту же эту формулировкуИнтересно, что этот же источник упоминает о былом наличии в Корсаковском районе дубрав, что, впрочем, изобильно подтверждается сохранившейся по настоящую пору топонимикой. ).

Однако закрепившееся впоследствии название образовалось не сразу. В справочнике Кеппена [Кеппен1857] о деревне говорится, как о Софийской Хутори, в просторечии Выселках. (Этот же труд сообщает о наличии кругом и прочих хуторей, необычно женского рода.) [РосИмпТул1862] упоминает уже о Софийских Выселках (впрочем, с ошибкою), как и одновременная военная карта-трехверстка.

Алфавитный указатель [Кеппен1857] сообщает о наличии 12-и Хуторей в Ефремовском уезде, 6-и в Новосильском (Шестакова Хуторь, 4 просто Хутори в разных местах, и Софийская), 4-х в Чернском (плюс одна Хутырь), и одной в Каширском; частью с пометкой деревня, реже сельцо. В других источниках попадается Авдеевская Хуторь (или Авдотьино), Большая Хуторь (при ручье Рунце и реке Зуше), Короткая-Хуторь и другие. Встречаются еще вариации типа Хутори (Большие, Малые, просто), Хуторка, и так далее. Хуторов мужского рода в общем примерно столько же. Единственная дожившая до XXI в. Хуторь — Старая Хуторь в Брянской области.

Смягчение завершающей согласной может оказаться диалектизмом. Так, существует разъяснение[Смол2002]; также: М. Фасмер. Этимологический словарь русского языка. / Перевод с немецкого и дополнения члена-корреспондента АН СССР О. Н. Трубачева. Под редакцией и с предисловием проф. Б. А. Ларина. Издание второе, стереотипное. В четырех томах. М. : Прогресс, 1986. . названия недалекого отсюда города Орел, стоящего в месте впадения в Оку Орлика. Согласно ему, первоначальное название Орлика было Орель, или даже Ерель (Ерель, егоже Русь зовуть Уголъ — Ипатьевсая летопись, под 1183 г.). Угол — от впадения одной реки в другую под углом; иное распространенное именование похожего явления (в случае относительной равноценности рек) — РоссошьПомимо Россоши в Воронежской области, расположенной у слияния рек Россоши и Черной Калитвы (а чуть ниже и Свинухи), а также Россоши в Ростовской области, расположеной у слияния другой Россоши с мелкою речкой, есть еще Rossosz в Люблинском воеводстве при впадении Мулавы в Зелаву немногим южнее Бялы-Подляски, к юго-западу от Бреста. В другом направлении, Рассоха (Россоха) или Рассошина (Россошина)—довольно распространенное название на Северо-Востоке для рек [ТопоСВ1989]; Разсоха реки ... две речки, которые сливаются под острым углом; зовут разсохой и всякий порядочный приток, рукав реки. Бывшая станица Россошанская (Разсошанская; позже Большая и Малая Россошки) на речке Россошка есть между Доном и Волгою в их сближении в районе Волгограда. Около Большой Россошки в дни Сталинградской битвы находился немецкий аэродром (Масякин Василий Александрович). и подобные. Одно из именований Орлика в старых документах именно Орель [Смол2002]. Река Орель (Орiль) впадает в Днепр в Днепропетровской области. Происхождение Ореля (Орели?) часто полагают тюркским. Другой пример смягчения дает Пшевь от Пшевы. Еще одна речка Орлик течет значительно ближе, севернее Покровского-Корсакова, в Чернском уезде. На ней находилась сохранившаяся деревня Орловка. У знатока орловских мест Н. С. Лескова в Соборянах встречается кучер Комарь, и еще приказь, как обобщенное название чиновников (тут народу всякого: и послушники, и извозчики, и солдаты, и приказь).

Выселков, как тому положено, встречается в изобилии. Карты сообщают о наличии в ближней и дальних окрестностях таких названий населенных пунктов, как Шаталовские Выселки, Новоуспенские Выселки и прочих, свидетельствующих о переселенческой активности: Новоселки (дважды), Новостепной, Новолутовиново (есть еще Лутовиново, но на удаленииИ Лутово по левому берегу Черни.). Немногим далее встречаются такие названия, как Озерские Выселки, Хомутовские Выселки (невдалеке от Хомутов), Большие и Малые Выселки, и так далее. К северу от этих мест имеются Московские Выселки.

Имеются деревни: Софиевка (Богородицкий уезд)На карте Тульской области 1957, и Орловской 1956 гг., Софийские Выселки обозначены как Софиевские. , Софиина (Ефремовский), по одной Софьине в Веневском, Ефремовском, Чернском и Каширском уездах. Ближе всего к Выселкам расположена деревня Софиина [Тверст1846-63. лист XVI, ряд 16.] в соседнем Ефремовском уезде (между прочим, в приходе села Вознесенского, или же Березовки, куда она входит, есть и деревня Марьина; в соседнем же Богородицком уезде имеются Татьяновка и сельцо Татьяниново; наконец, на небольшом удалении к северо-востоку от Софийских на карте попадаются Марьины Выселки, по некорым данным, известные также как Марьина Хуторь — sic!). Софиевка несколько дальше, в направлении Непрядвы и Куликова поля и обозначена на [Тверст1846-63. лист XV, ряд 16.] как Софьинка, она же Малевка.

Вообще же, и это красноречиво подтверждают карты этих мест разных лет и справочники, названия деревень могли меняться с большой степенью произвола. Подсказку такому положению дел дает живший неподалеку И. С. Тургенев в Отцах и детях: Это и было Марьино, Новая слободка тож, или, по крестьянскому наименованью, Бобылий хутор. Притом, Марьино Николай Петрович Кирсанов назвал этим именем в честь жены.

На карте 1790 г. Софийские Выселки отсутствуют, а вместо этого имеется большое пустое пространство с длинным Каменным оврагомУ жителя близких мест Тургенева в Деревне (Стихотворения в прозе): По оврагу бежит ручей; на дне его мелкие камешки словно дрожат сквозь светлую рябь. Но овраг (как и ручей—речка) мог бы получить свое название от какого-нибудь известного большого камня на склоне, или имеющегося каменистого места; в [Прох1981] несколько топонимов от каменный в соседней Липецкой области объясняются выходом на поверхность в этих местах камня. (Что касается речек, то камнями иногда обкладывали брод.) Еще под Воронежем есть местность Каменная степь. Там название возникло, как полагают, в самом начале XIX в., когда после деятельной распашки земля стала бесплодной как камень. Про возможные иные каменные поводы ничего неизвестно. , тянущемся с юга на север, до самой Зуши. Зато на овраге обозначен Хутор — будущий хутор Парамонов, а затем просто Парамоново. Он же обозначен на карте Тульской губернии из атласа Вильбрехта 1800 г. (и Тульского наместничества из атласа горного училища 1792 г.). Однако на карте Шуберта Выселки с краю оврага уже имеются; они же упоминаются в справочнике 1857 г. [Кеппен1857]. Значит время их возникновения — первая половина XIX в.

Карта1790Каменный овраг с хутором Парамоновым, но без Софийских Выселок.
Карта1860Ряд XVI, лист 15. Софийские Выселки и ближайшие окрестности.
Карта1941Карта РККА. Отмечены целых два Зеленых Дубка.

В какое-то время часть жителей Софийских Выселков основала в двух километрах от прежнего жилья деревню Зеленый Дубок; в просторечии часто — Дубки. По сути это тоже выселки, только, так сказать, второго порядка, свидетельствующие о росте сельского населения в соответствующий период. Вопрос, когда это произошло? Есть основание, что в пореформенное второй половине XIX-го века. Вроде бы на это указывают слова уроженцев этих мест, — однако ненадежные: они проговаривались без ссылок на твердые факты людьми, покинувшими Дубки давно и в детском возрасте. Более вероятно, что деревня возникла в 1920-х годах.

В любом случае на картах, в церковных и мирских документах деревня появляется глубоко после Октябрьской революции. Более того, карта [РККА1941] сообщает сразу о двух Зеленых Дубках в окрестностях Выселок: по дороге на Корсаково и по дороге к Малинову. Не исключено, что в этом кроется причина разного именования Дубков в Книге памяти Орловской области за 1995 г. и в некоторых других документах: где-то они названы деревней, а где-то — поселком. Поселок мог появиться позже деревни, например, в связи с обустройством колхозного хозяйства. В клировых ведомостях за 1915 – 1916 гг. были только Софийские Выселки. В подкрепление более раннего возникновения Дубков можно было бы (не очень уверенно) предположить, что отселение из Выселков было сделано неофициально, и в силу близости к ним не проводилось по документам.

В Зеленом Дубке, что справа по дороге от Выселков в Корсаково, впоследствии родились многие Трошины и Мосякины. Часть этих семейств оставалась жить в Выселках; вообще же, как водилось в сельской местности, близлежащие деревни представляли для их обитателей своего рода сообщающиеся сосуды, образуя (после отмены крепостного права) общее жизненное пространство. При этом у старших сестер Трошиных местом рождения обозначены Софийские Выселки, а у младших, начиная с конца 20-х гг., Зеленый Дубок.

Жители Выселок были приписаны к приходу церкви Николая Чудотворца в селе БредихинеЗеленый Дубок не отмечен Кеппеном в приходе Никольской церкви, ни числится там позже, в 1916 году. В 20-х гг. ненадолго (как показало развитие событий) он мог войти в Никольский приход, но крестить в любом случае приходил священник из Бредихина. . В этой церкви неизбежно были крещены следующие лица, рожденные до 1937 г.:

Там на приходском кладбище покоится большинство их предков.

Окрестности

Бредихино (Никольское) и окрестности

[ЦТула1895] и [Кеппен1857] сообщают о приходе в селе Бредихине, в который входили деревни Савинская, Малиновка, Богословка, Выселки и Хуторь.

О Бредихине имеется справка:

Село имело два названия: более древнее и, вероятно, первоначальное — Никольское, по имени своего храма, и более позднее — Бредихино — по имени помещика, стольника Федора Мартемьяновича Бредихина, жившего в конце XVII–начале XVIII столетий. По преданию, приходские храмы в с. Бредихино всегда были во имя Святого и чудотворного Николая, и до нынешнего храма их было по крайней мере два: один деревянный, другой каменный.

Бредихино. Церковь Николая Чудотворца; на основе: [ЦТула1895. С. 558, 559.].

Род Бредихиных известен более 450 лет. Наибольшую известность приобрел директор Пулковской обсерватории астроном Ф. А. Бредихин, жизнь которого, однако, с этими местами не была связана.

Первый храм ведет начало с XVI в., когда в 1513 г., августа 6 дня была отмежевана земля в Николаевскую церковь с. Никольского, Бредихина тоже (по справке более позднего времени). Современные развалины также достаточно стары:

Каменный двухэтажный Николаевский храм, с приделом во имя Рождества Пресвятой Богородицы в верхнем этаже, был построен в 1791 – 1796 гг. тщанием и иждивением прихожанина — помещика генерал-лейтенанта Михаила Зиновьевича Дурасова. Кроме поновления иконостаса никаких изменений до 1895 года в храме не было. Место бывшего храма было отмечено двумя каменными памятниками-столбами. На приходском кладбище существовала каменная часовня.

Там же

Храм имеет архитектурную ценность. С 1937 по 1992 годы не действовал.

Карта середины XIX в. сообщает о наличии в Бредихине фабрик, без подробностей. По [ЦТула1895] с 1860 г. имелась земская школа.

Карта [Тверст1846-63] сообщает, что деревня Богословка известна также под именем Дурасова, очевидно, по упомянутому помещику. С этим согласуется именование ее сельцом в других документах. Интересно, что это единственная деревня в Никольском приходе, расположенная по левобережью Зуши, и вообще, достаточно отдалена (видимо, Дурасовы хотели пожить спокойно). Это заставляет думать о временах, когда нижнее течение Филинки не было в такой степени заселено, как, хотя бы, в 1790 г., когда Софийских Выселков еще не было, а Никольское с церковью уже стояло. Связано ли с этими временами происхождение деревенского названия ?

Хутор (без уточнения), указанный в приходе, вернее всего представляет собою хутор Парамонов (Порамонов). При общем числе 305 помещичьих крестьян в середине XIX в., 71 прихожанин числился по по военному ведомству.

Корсаково и южнее

На север от Выселков карта [ПГМ1790] показывает село Покровское, по церкви Покрова Богородицы. В конце XIX в. за ним утвердилось название Корсаково по имени одних из владельцев, Римских-Корсаковых [-Корсаковы]. Сборник [ЦТула1895. С. 564.] перечисляет приход церкви: деревни Заречье, Ползикова, Петрова, Аграфенина, Прудки и Никольская — последняя Чернского уезда. [Кеппен1857] приводит почти такой же список, только про Покровское уточняет, что в Левшине (а действительно, в окрестностях есть другие Покровские); корсаковой называет самостоятельную деревню; Никольскую ошибочно (или точнее ?) называет Николаевкой.

Карта 1790 г. кроме Покровского дает только Ползикову (Ползинову), Никольскую и Аграфенину. [Тверст1846-63] уточняет, что Аграфенина иначе называлась Малыми Озерками. Согласно [ПланыАлф], сельцом Ползиковым (160 душ) в 1770-х гг. владеет подпоручик Василий Иванович Бунин.

Восточнее Выселков карта [Тверст1846-63] дает группу близко расположенных деревень: Большие Озерки (Поганые), Малые Озерки (Аграфенина) и еще раз Малые Озерки (Коты́ поганые). Последняя сохранилась просто под названием Коты. Евдокия Викторовна Соловьева рассказывала, что приезжала в уже исчезнувший Зеленый Дубок в 1970-е годы вместе с сыном-подростком. Тот купался в озере в Котах (которые она помнила по детству), и это мелкое и грязное озеро скорее напоминало болото. Судя по старому названию, таковым оно было и в прежние времена. Там же рядом деревня Каменная Ступа, по некоторым сведениям, известная ранее также как Аринкина Хуторь.

Примечательно, что южнее Софийских Выселков находился еще один храм, Архангела Михаила в Новомихайловке [ЦТула1895. С. 569.]. Справка:

Каменный храм во имя Архангела Михаила построен был в 1828–1831 гг. иждивением приходского помещика князя Сергея Михайловича Голицына.

[...] храм этот — последняя работа в области культового зодчества знаменитого архитектора Москвы Доменико Жилярди. Подлинные авторские чертежи церкви хранятся доныне в семье потомков Жилярди в Швейцарии.

Новомихайловка. Церковь Михаила Архангела
Фотография2011Усадьба Голунь. Бывший конский двор.

Сама Новомихайловка была создана как сельцо Михайловское отцом Сергея Михайловича, князем Михаилом Михайловичем Голицыным, купившим эти земли в 1780 г., назвавшим сельцо в свою честь, и заселившим его привезенными крестьянами.

Около храма в 1880 г. была похоронена В. Д. Писарева, мать известного критика.

Подобно Бредихинской церкви, храм был закрыт в 1937 году, после чего со временем превратился в руины.

К востоку от Новомихайловки находится бывшее одно время владение Писаревых Грунец [-Писарева], а южнее Грунца — Голицынская Голунь (Покровское) [-Голицыны]. Обживать Голунь Голицыны стали в 1780-м г., и делали это весьма активно. Со временем здесь образовалось большое хозяйство, своего рода помещичий совхоз: суконная фабрика, конный завод. Строения включали господский дом, флигели (полагают проекта Воронихина), церковь, скотный двор и прочее. Был разбит парк и сад. В хозяйстве работало более 2000 человек. К XXI в. полнее всего сохранился конный двор, в котором после Великой отечественной войны надолго расположилась ремонтная база сельхозтехники.

Судбищи

Расположенные к юго-востоку от Новосиля Судбищи были не просто сторожевым местом для русского государства. Во время пикировки с крымцами в течение XVI в., здесь произошла известная Судбищенская битва.

В 1552 г., на втором году своего ханства, Девлет Гирей пошел на Русь, но потерпел от войск Ивана Грозного поражение под Тулой. В этом же году Грозный взял Казань. В 1554 г. русское войско без боя взяло Астрахань, оставленную бежавшим ханом. Разозленный Девлет Гирей в 1555 г. пошел по Муравскому шляху к Туле.

Памятник2019Памятник Судбищенской битве. Источник

В это же время воевода боярин И. В. Шереметев Большой с 13-тысячным отрядом выступил из Белева на Чернь и далее на Ливны громить улусы хана. Узнав о вторжении, он перекрыл обратную дорогу Девлету, а Грозный с войском выступил к Оке. Узнав о встречном походе, Девлет повернул назад, но наткнулся на войско Шереметьева как раз у Судбищ. Произошло затяжное столкновение двух войск, чрезвычайно запутанное (если не сказать, временами бестолковое), и с переменным успехом (так, часть русских войск взяв богатый обоз крымцев, попросту разбежалась: поворотили к Украине со всем кошем, куда ближе, на Резань и во Мьценеск, из-за чего другая часть после была жестоко побита более значительными силами татар). Шереметьев был серьезно ранен, а русские потери были оценены в 5000 воинов, но потери татар оказались втрое больше.

Несмотря на тяжелый исход, битва в целом расценивается как победа русских войск. В 1995 г. в этих местах поставлен памятник с надписью: Подвигу, пронзившему века, благодарные потомки.

Помещики и поместья

Ниже приводятся выборочные данные о заселении из указателя (Алфавита) к Планам генерального межевания 1790-х гг. [ПланыАлф. Опись 543. Часть 1.]. Отобраны окрестности Софийских Выселков, которых еще нет, и некоторые поселения, упоминавшиеся выше. Номера участков полностью соответствуют [ПГМ1790].

Указатель документов Генерального межевания Новосильского уезда 1770-х гг.
№№ Когда и кем межеваны Звание дач и владельцев Душ Удобной Неудобной Всего
  1. №№ — по Генеральному плану
  2. Душ — По ревизии мужского пола
  3. Д. — десятин.
  4. С. — квадратных саженей.
  5. С прочими, с прочею — имеется в виду (церковною ?) землею.
  6. За исключением большой дороги — для участка 2: 6746 д., 2366 с.; 57: 6263 д., 2248 с.; 3: 27823 д., 1246 с.; 108: 1489 д., 546 с.; 111: 1274 д.,1531 с.
  7. К участку 63 припись: размежевана на 28 участков с 75 по 103й.
131 [1778го] Июня 8го Зем. Заборовским. Аграфенина Деревня Полковника Петра Михаилова сына Римского Корсакова. 40 1770 д. 11 д., 297 с. 1781 д., 297 с.
134 Мая 8. Заборовским. Бредихинская пустошь к сельцу верхнему Грезной Зуши майора Петра Матвеева сына Еропкина. 323 д., 1976 с. 2 д., 1200 с. 326 д., 746 с.
2 1778 Мая 15. Хвощинским. Вежи с селом Сергиевским и деревней Чернышиной покойного гвардии капитана Князь Николая Сергеева сына Голицына жены Его Александры Александровой дочери с детьми Ее. 642 6734 д., 1174 с. 19 д., 1192 с. 6753 д., 2366 с.
48 Мая 25. Морозовым. Вежи Измайлово тож село Генерал майора Алексея Семеновича Шишкина. 1665 д., 1561 с. 15 д., 1800 с. 1686 д., 861 с.
81 Июля 23. Голостоновым. Грунцы деревня девиц Княжен Елены, Катерины, Анны и Елизаветы Петровых дочерей Голицыных. 76 556 д., 57 с. 2 д., 950 с. 558 д., 1007 с.
30 Июля 23. Грунцы сельцо Полковника Ивана Михайлова сына Симирина с прочими. 140 820 д., 1777 с. 6 д., 1200 с. 827 д., 577 с.
4 [1778] Ноября 11. Заборовским. Жеребей слободки Воротынцевой внутри дачи села Пшева с селы и с деревнями Генерал майора и Кавалера Князь Петра Яковлевича Голицына дочери Его Елены, Катерины Анны и Елизаветы Петровых. 44 д., 229 с. 1 д., 90 с. 45 д., 319 с.
151 1778 Июня 25. Голостоновым. Красная деревня Генерал поручика действительного Камер Гера Сергея Александровича Бредихина Супруги Его Анны Федоровны. 173 442 д., 758 с. 12 д., 1920 с. 455 д., 278 с.
169 [1778] Сентября 23. Голостоновым. Красное СельцоТут расхождение с картой, на которой сельцо названо Лвиковым. Можно предложить разъяснение через лыву: ЛЫВА, ж. Болото; низменное заболоченное или затопляемое водой место; лес на заболоченном месте. На карте, действительно, место низменное. По всей Великороссии и в Белоруссии многократно присутствует название деревень Левиково. Уже на Военной Трехверстке и последующих картах сельцо названо Красным Корсаковым, Корсаковым, Корским. Подполковника Князь Александра Петрова сына Щербатова жены Его Княгини Елизаветы Михайловой с прочими. 219 750 д., 698 с. 8 д., 400 с. 758 д., 1098 с.
111 [1778] Июля 18. Анцовым. Любовша деревня Генерала Поручика и Кавалера Князь Сергея Федоровича Хованского. 167 1267 д., 2335 с. 22 д., 1516 с. 1290 д., 1251 с.
110 [1778] Июля 25. Анцовым. Любовша деревня Полковницы Катерины Игнатьевны Неплюевой. 75 235 д., 1163 с. 2 д., 750 с. 237 д., 1913 с.
90 [1778] Июля 4. [Голостоновым.] Малиново село действительного Тайного Советника и разных орденов Кавалера Гаврилы Ивановича Головкина с прочими. 38 679 д., 1001 с. 14 д., 300 с. 1696 д., 1267 с.Эти цифры написаны поверх зачеркнутых 693 д., 1301 с. и сделана приписка: Размежевана на 12 частей
88 [1778] Сентября 15. [Голостоновым.] Малиновая деревня действительного Тайного Советника и разных орденов Кавалера Гаврилы Ивановича Головкина с прочими. 38 679 д., 1001 с. 14 д., 300 с. 693 д., 1301 с.
61 [1778] Сентября 6. Анцовым. Михайловское село Архангельское тож с деревней Елагиной Князь Якова Васильева сына Львова жены Его Княгини Елизаветы Никитиной с детьми. 1155 11996 д., 1855 с. 194 д., 790 с. 12190 д., 245 с.
149 [1778] Октября 10. Заборовским. Никольское село Генерал Аншефа Михаила Никитича Кречетникова. 385 1941 д., 127 с. 37 д., 600 с. 1978 д., 727 с.
92 [1778] Октября 17. Заборовским. Новомалиновка Деревня Слободка с Хутором Генерал Аншефа Сенатора Инспектора и разных орденов Кавалера Михаила Никитича Кречетникова. 1735 д., 129 с. 29 д., 2200 с. 1764 д., 2329 с.
130 1778 Июня 20. Заборовским. Озерки Поганые сельцо с деревнею Полковника Андрея Иванова сына Рахманова с прочими. 196 2698 д., 1572 с. 14 д. 2712 д., 1572с.
78 [1778] Мая 19. Голостоновым. Перестряжский погост церкви Бессеребренников Козьмы и Домиана владения Священника и Церковно служителей. 53 д., 1205 с. 1 д., 700 с. 54 д., 1905 с.
79 [1778] Сентября 20. [Голостоновым.] Перестряж сельцо действительного Тайного Советника и разных орденов Кавалера Графа Гаврилы Ивановича Головкина с прочими. 33 257 д., 386 с. 6 д., 220 с. 264 д., 183 с.
74 [1778] Июля 19. Голостоновым. Подъяковлево Село ведомства Коллегии Экономии Крестьян. 461 1137 д., 219 с. 33 д., 1260 с. 1170 д., 1479 с.
57 [1778] Мая 25. Хвощинским. Пруды село с деревней и пустошьми Полковника Князь Александр Яковлева сына Голицына с прочими. 672 6193 д., 1394 с. 156 д., 954 с. 6349 д., 2348 с.
73 [1778] Июля 9. Голостоновым. Покровское село Голун тож с деревнями Князь Александр Яковлева сына Голицына. 1431 9944 д., 2198 с. 212 д., 1192 с. 10157 д., 930 с.
128 [1778] Июля 15. Заборовским. Покровское село с сельцами Полковника Андрея сына Шашкова с прочими. 872 5500 д., 2022 с. 55 д. 5555 д., 2022 с.
3 1777 Июня 17. Гаком. Пшева воротинцова остром Касарева Галичи селы с деревнями Казенного ведомства тех сел и деревень прежних служб Казаков. 2035 27326 д., 256 с. 610 д., 1079 с. 27936 д., 416 с.
143 1778 Июля 7. Голостоновым. Покровское село Полковницы Аграфены Николаевой дочери Римской Корсаковой. 143 1075 д. 39 д., 1090 с. 1114 д., 1090 с.
146 [1778] Июля 6. [Голостоновым.] Покровское сельцо Полковника Петра Михаилова сына Римского Корсакова. 103 940 д., 1956 с. 14 д., 1200 с. 965 д., 756 с.
133 1778 Мая 12. Заборовским. Погибелка сельцо Генерал Поручика Василья Клементьевича Кретова супруги Его Анны Васильевны и однодворцев того сельца. 30 1100 д., 1343 с. 9 д. 1109 д., 1343 с.
163 1775 Июля 31. Голостоновым. Смородинная пустошь Генерал Аншефа и разных орденов Кавалера Александр Ивановича Глебова. 141 д., 1173 с. 1200 с. 141 д., 2373 с.
77 1778 Сентября 20. [Голостоновым.] Селезнева деревня действительного Тайного Советника и разных орденов Кавалера Графа Гаврилы Ивановича Головкина. 271 1704 д., 1297 с. 19 д., 460 с. 1723 д., 1757 с.
104 [1778] Июля 24. Анцовым. Судбищи Село Полковницы Марьи Ивановой дочери Дмитриевой Малиновой с прочими. 200 1246 д., 574 с. 17 д., 190 с. 1264 д., 134 с.
147 [1778] Июля 26. Голостоновым. Савинкова Сельца часть Полковника Петра Михайлова сына Римского Корсакова. 33 д., 171 с. 220 с. 33 д., 391 с.
148 [1778] Июля 5. [Голостоновым.] Савинково Сельцо Подполковника Ивана Ильина сына Летюхина. 97 471 д., 1044 с. 9 д., 2300 с. 431 д., 944 с.
63 [1778] Июля 11. Анцовым. Сторожевое Нижнее сельцо, что прежде была деревня Прапорщика Ивана Алексеева сына Рагачева с прочими. 248 1729 д., 546 с. 26 д., 150 с. 1755 д., 696 с.
108 [1778] Августа 3. Анцовым. Сторожевая вышняя деревня Коллежского Советника Андрея Борисова сына Суровцова с прочими. 136 1455 д., 450 с. 77 д., 1896 с. 1532 д., 2346 с.
65 [1778] Сентября 5. Анцовым. Сторожевая нижняя деревня часть девицы Анны Васильевны Даниловой. 1177 д., 1025 с. 410 с. 477 д., 1435 с.
5 и 7 Мая 16. Хвощинским. Часть выделенная из прилежных Стрелецких земель к деревне Михалевка и сельцу Петровскому Прокурора Петра Иванова сына Новосильцева с прочими. 8 д., 1173 с. 1810 с. 9 д., 93 с.

Список поражает, во-первых, созвездием знатных фамилий. Это Римские-Корсаковы [-Корсаковы], Писаревы [-Писарева], Голицыны [-Голицыны], Головкины, Кречетников [-Кречетников], Глебов; а есть еще Щербатовы, Гагарины, Долгоруковы, Бунины и так далее. Во-вторых, размеры поместий. Владения с такими количествами душ, как здесь, трудно сыскать в это время в Московской губернии.

Покровское с сельцами Андрея Шашкова (№ 128) расположено на берегу Зуши, а через реку, западнее, на берегу Колпенки попадается село Жашково. Есть ли связь между ним и Андреем Шашковым, доподлинно не известно. Ойконим, вероятно, архаичнее по написанию отчества Шашков. О названии Жашкино к востоку от Гуслиц справка [=Авсюнино].

Данные дополняют записи 1860-х гг. [ПланыАлф. Опись 543. Часть 2.].

Указатель документов Специального межевания Новосильского уезда 1904 г.
№№ Когда и кем межеваны Когда и кем межи утверждены Звание дач и владельцев Душ
83. 1778 году 17 Октября Землем. Заборовским. 1867 году 3 Сентября Помощ. Соловьевым. Никольского села 1-й части Бредихино тож и 1-й части деревни Новомалиновой Владение Генерал Лейтенантши Аграфены Михайловны Писаревой. 89.
92 " Ново-Малиновой деревни 2-й части, владения Новосильского 2 гильдии Купца Алексея Иванова Нечаева.
90 1778 года Июля 4-го ГолостеневымТак написано.. 1868 года Сентября [пропуск] дня Петровым 2-м. Малинова села 1 части, владения Гофмейстера двора Его Императорского Величества Князя Николая Михайловича Голицына.

Плюс Тайному Советнику Камергеру Николаю Михайловичу Голицыну в 1856 г. принадлежало несколько частей владения деревни Малиновой.

1801–1804Казацкие земли вблизи Новосиля.

Обращают на себя внимание обширные участки земли с казацким, и даже, по-старинке, со стрелецким населением (участки 3, 5, 7). Села Пшев, Воротынцево, Остром, КасареваВероятно Касарёва, так как в будущем превратится в Косарево (Ко́сарево или Косарёво). Вероятно, от Косаря. и Галичи показывает Столистовая карта начала XIX в. [СтоЛист1801-04]; во второй половине XIX в. Остром в конечном счете переименуется в Голянку, а Пшево (у Кеппена [Кеппен1857] Нижняя Пшевь) последний раз самостоятельно появится на карте РККА 1941 г. (хотя дома в этом месте продолжают показывать спутниковые карты).

В челобитной Вельяминова [Акты1571] село Остром названо Острогонцем, на [ПГМ1796-97] и [СтоЛист1801-04] снова Остром, в [Кеппен1857] село Острое, Голянка тож, на [Тверст1846-63] и позже—Голянка. У даля Стремя ж. орл. стрежень реки, быстрина, русло; Стремнина [,,,] круча, обрыв, крутизна, скала, утес, отвесная высота либо глубина. У Фасмера строма́ крутизна. В польском stromy — обрывистый, по-белорусски стро́ма — круто (крутая лестница). По сведениям, сама Голянка расположена в низине, но карты, будто бы, показывают близость косогора, да еще сходящегося острым углом. В Брестской области есть Остромичи, в Рязанском уезде было село Остромино, в польше близ Щецина—Ostromice. (А несколько Голянок дает карта Польши.)

Участки 3, 5, 7 и есть земли тех самых Новосильских казаков, которые, как видно, не спешили отселяться в Дикое поле, что им (будто бы) предписывал царский указ.

Дикое поле во времена Петра было вполне конкретным понятием, следы которого дает Алфавит 1770-х гг. Там в Новосильском уезде приводится сразу несколько пустошей с названием Дикое поле: это участки 159, 177, 152, 165, 160, 168, 164, 155, 10. Преимущественно они расположены по правому берегу Зуши в верхнем ее доновосильском течении. Отсюда они тянутся на север в Чернский уезд, причем во много большем количестве 45 штук. Владельцами Новосильских Диких полей являются все больше капитаны, поручики и майоры. Встречается, между прочим, и прапорщик Иван Кондратьевич Шейн, фамилию которого естественно связать с деревней Шеино/Шейно, что на Пшеве-реке рядом с упомянутым выше селом ПшевомВ то же время, известно, что с этими местами связан древний род Шеиных, один из которых, Дмитрий Васильевич Шеин, был боярином при Иване III, и при Василии III был убит в Казанском походе. Потомок его, Михаил Борисович, будучи боярином и военачальником, прославился при осаде Смоленска в период междуцарствия и был казнен в 1634 г. Внук последнего, Алексей Семенович, был одним из лучших полководцев, и из самых образованных россиян своего времени, пользовался милостию Петра Великого в начале его царствования. Его брат Василий Семенович имел пятерых внуков, потомство которых доныне существует в Новосильском уезде Тульской губернии: Долгоруков П. В. Российская родословная книга, издаваемая князем Петром Долгоруковым : [В 4-х ч.].—СПб., 1854–1857. .

Приведенный список раскрывает происхождение некоторых названий на карте. Так, деревня Малые Озерки в 1770-х гг. назвалась иначе Аграфениной по владелице Аграфене Николаевне Римской-Корсаковой.

Отсутствие Софийских Выселков в Алфавите и на карте, строго говоря, не свидетельствует об их отсутствии в жизни. Так, хутор Парамонов присутствует на карте, но отсутствует в Алфавите, а пустошь Сарай наоборот. Но вероятнее, Выселков и в самом деле не было. Появятся они на участке № 149 села Никольского (Бредихина), имевшего в 1778 г. 385 душ. Такое количество вполне позволяет селу дать жизнь новой деревне без ущерба для себя.

И все-таки, графиня Софья ?

Доводы. Знакомство с владельцами земель вокруг пустынного Каменного оврага в 1760–70-х гг. неожиданно придает второе дыхание предположению о графине Софье, высланной из Северной столицы в Софийские Выселки.

Одним из русских военных деятелей второй половины XVIII в. был немецкий барон Иоганн Мартин фон Эльмпт, поступивший в 1749 г. на службу Российской империи капитаном, и возведенный в 1790 г. в графское достоинство. Помимо двух сыновей имел дочь Софью, бывшую фрейлиной Екатерины II. Императрица признавала его деловые качества (жалуя чинами и орденами), но не любила за его невоздержный языкБантыш-Каменский, Д. Н. Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. В 4-х частях. Репринтное воспроизведение издания 1840 года. Часть 1—2. — М.: Культура, 1991. Последнее качество унаследовала дочь; и она однажды была уличена в том, что на пару с другой фрейлиной, Елизаветой Петровной БутурлинойВнучкой денщика Петра I, Александра Борисовича Бутурлина, сделавшего себе военную карьеру, и дослужившегося до Генерал-губернатора Москвы; племянницей по матери (Воронцовой) княгини Е. Дашковой. , написала сатирические куплеты, осмеивающие императрицу и ее фаворитов, кроме того она нарисовала несколько очень непристойных карикатурШ. Массон. Секретные записки о России времени царствования Екатерины II и Павла I. Наблюдения француза, жившего при дворе, о придворных нравах, демонстрирующие незаурядную наблюдательность и осведомленность автора. М. : Новое литературное обозрение. 1996. . Далее мнения расходятся: Массон пишет, что обе фрейлины были высечены до крови и с позором изгнаны от двора, другие же упрекают бойкого француза во вранье в других местах, и сомневаются в этом, возражая против самой возможности телесного наказания фрейлинПо: О. И. Елисеева. Повседневная жизнь благородного сословия в золотой век Екатерины. М. : Молодая гвардия, 2008. В пользу последнего говорит то, что по другим источникам в баловстве участвовал брат Бутурлиной Дмитрий, и некоторые другие лица, также отосланные из Петербурга (Википедия/2015). , а удаление со Двора-таки разногласий не вызывает — правда, как оказалось, временное.

Через некоторое время Софья Эльмпт вышла замуж за генерал-поручика П. И. ТурчаниноваДовольно поверхностное издание Люди Екатерининского времени. Справочная книжка к царствованию Императрицы Екатерины II. С.-Петербург : Типография В. С. Балашева, 1882, отзывается о Турчанинове сверхсдержанно, сообщая лишь: Крещеный еврей. Между тем, оба сына Турчанинова (и Софьи ?), Турчанинов 1-й, Павел Петрович, и Турчанинов 2-й, Андрей Петрович, посвятили себя военному поприщу и, в частности, прошли военную кампанию 1812 года и заграничный поход. и вернулась в столицу. (Бутурлина тоже вернется, тоже замужем, и с фамилией Дивова; впрочем, по некоторым сведениям Дивовой она стала в год раскрытия провинности, но до разоблачения.)

Какое отношение это имеет к Софийским Выселкам ? Доказанного никакого. Но вот что имеется. П. И. Турчанинов был статс-секретарем императрицы по военным делам, по рекомендации Потемкина, у которого до этого служил правителем канцелярии. Он не только имел тесные деловые отношения с Суворовым, но и, как полагают, был другом детства последнего. С другой стороны, по службе Суворов тесно взаимодействовал и с Эльмптом, и с М. Н. Кречетниковым, хотя бы в Польских делах. Да и напрямую Кречетников и Турчанинов обязаны были непосредственно и долго совместно работать. То есть, Кречетников, Эльмпт, Турчанинов, Суворов и Потемкин — все отлично знали друг друга по роду деятельности и близости ко Двору, а в некоторых случаях еще и были связаны личной приязнью.

Получается, что шанс побывать графине Софьи Эльмпт, высланной на время из Петербурга за провинность, в Никольском Кречетникова был, и побывать как раз в конце XVIII столетия, когда по другим расчетам наступил срок появиться Выселкам.

Критика. Против подобного объяснения выступает год совершения провинноости — 1785 (по Википедии/2015 — 1784), — при том, что возведение ее отца в графское достоинство состоялось в 1790-м. Опять-таки, по некоторым данным Софья была выслана в отцовское имение в Лифляндии. Обоим доводам можно пытаться подыскать разъяснения (например, что графинею Софью назвали в этих местах задним числом, отслеживая, тем самым, ее дальнейшую судьбу, а в Никольском по какой-то причине решили на время упрятать подальше от негласной столицы). Немаловажно, что в семьях местных помещиков попадались примерно в те же годы другие Софьи, однако, не графини, и не сосланные.

Сверх того, в объяснении много умозрительного и недостает фактографической надежности, чтобы полагать его исторически обоснованным.

Гидронимия и топонимия

Названия водных объектов в течении верхней Зуши сложены общепринятым для восточных славян образом: большие реки носят имена, данные предшественниками, а малые, и иногда средние — свои. Названия поселений также не уклоняются от общеславянской практики. Ряд названий несут в себе явный отпечаток древности.

Зуша — средняя река, наподобие Нары, и происхождение ее названия неясно. В стиле веяний конца XX в. можно попробовать обратить внимание на речку Šyša в теперешней Литве, впадающую в Неман, и одноименную деревеньку, а также на Шошу (Шешу) на стыке Тверской и Московской областей, впадающую в Волгу.

Карта [ПГМ1790] приводит на речке Грязная (!), впадающей в Зушу, село Нижней Грезное Зуша (есть неподалеку и Верхняя), и соседствующую с нею, уже в Чернском уезде, деревню Грезную (владение полковника Александра Сергеевича Раевского). На позднейших картах будет использоваться форма Грязная. В 1770-х же гг. еще в ходу употребление древнерусской формы грезный (наряду с грязный). Черных [Черных1994] и другие авторы сводят понятие грязный (илистый, болотистый, топкий) к слову груз (смысл: погружаться, топиться в иле, и т. д.). Очевидно, здесь такая же замена гласной у, какую видим в переходах труси́тьтряститрёхнутый. [Цыган1989] сообщает об индоевропейском корне *grem-/*grom-/*grim- (нечто топкое), давшем общеславянскую *gręzь, перешедшую в древнерусскую грѧзь. Столистовая карта [СтоЛист1801-04] приводит восточнее недалекой от этих мест донской Епифани, примерно на полпути к Саламатовке, деревню Грезновка. На более поздних картах она пропадет, или же сменит название.

Неожиданно с грязью может оказаться связано название речки Паниковец, впадающей в Зушу слева около Вежей, и одноименной деревни. Эти названия встречаются на картах [ГенШтаб1989] и [РККА1941]. На карте [СтоЛист1801-04] речка не именована, а деревня названа Паникулец. То же имя имеют деревня и речка на [ПГМ1790]. У Кеппена [Кеппен1857] сельцо и речка названы: Пониковец. Судя по всему, это самое правильное название, вот по какой причине. [Поспел2008] пишет: В районах развития карста, где породы растворяются природными водами, реки нередко проваливаются в воронки, трещины и вода поникает, уходит под землю. Это вызывает появление специфической топонимии с основой поник. Он приводит два названия речек Пониковок в бассейне ОкиОдна из них, по утверждению автора, теряется в карстовой воронке, правда вторая благополучно впадает в Оку. [Смол1976] приводит восемь гидронимов с похожими названиями (Поника, Пониковка и так далее). Однако встречается и другое мнение, что речка может терять русло в болоте, а не (только) в карстовой воронке. Думается, это не менее редкостное обоснование. Населенный пункт Поникла встречается близ Бугуруслана на севере Оренбургской области. Он расположен на речке Грязнухе, впадающей в Большой Кинель. Слово грязь в топонимике нередко связывается если не с болотом, то с болотистой местностью, в которой Грязнуха имеет повод временно потерять русло. Две деревни Ponikła, две речки и одну протоку с тем же именем дает [Slown1888]—не считая похожих названий. Слово ponikło в польском языке означает растение Eleocharis palustris, имеющее русское название болотница. Растения этого рода встречаются в сырых местах: у водоёмов, на болотах и по влажным лугам. Могут образовывать заросли.У этого слова в польском языке есть еще одно значение: съедобный каштан из южных краев, но здесь оно не при чем.

Целую гроздь словообразований дает [Мурза1984]: пониква, пониковец, поникша, пониковка, поникуша, пониковский, паникля, паникша — с объяснениями: (1) тип рек, вода которых поникает, иссякает вниз по течению, что свойственно карстовым районам, где обычно вода проваливается в воронки, трещины и уходит под землю. Ручей, теряющий течение и местами переходящий в болото, трясину. (2) На Дону пониковецвесенние пересыхающие речки и ручьи, текущие по песчаным грунтам . Там же ссылки на западных и южных славян: словацкое ponikva, польское ponikwa, югославские Пониква и Поникивица (но есть и у чехов, словенцев и так далее). В довершение [ТопТруб1962] указывает названия Паниква (Гомельский уезд) и Паниковка (Судость, Десна) в верхнеднепровском бассейне, раскрывает словацкое ponikwa как место, где исчезает поток, а также приводит дополнительный ряд речных названий: Punkva в Моравии, Ponikwa в Польше, Пониква и Пониквица в Югославии —; там же есть еще одноименные города.

Окончательно: под пониклом, видимо, можно понимать речку или протоку, теряющую русло, нередко вследствие попадания в болото. Уменьшительное окончание -ец (Поникулец) не в диковинку этим местам. Рядом Грунец, а неподалеку в Сосну впадает еще одна речка (ручей) Паниковец.

В нашем случае, в верхнем течении, прямо перед селом Паникулец, речка вытекает из вер.[хнего] сол.[еного] болотаРаскрытие неясно прописанных сокращений предположительное. [ПГМ1790]. Интересно, что ниже одноименного села в речку/ручей Паникулец впадает речка Желябушка (на карте [Тверст1846-63] — ручей Желябуж; причем сразу после слияния речка течет сначала именно под этим названием, и лишь от Ломцов пишется Паникульцом). Вверх по Желябушке попадаем в село Желябуги, рассыпавшееся позже на гроздь поселений: Решетовка, Ракзино, Желябугские выселки, Хутор Желябуг. Село известно разоренным в XX в. родовым поместьем Шеншиных; тут бывал и Фет; сюда (в Желябуху) приходил пешком из Кочетов Л. Толстой. Если встать на точку зрения именного названия, вспоминаются общеславянские имена Желибор и Желислав [Морош1867] (от желать); русское прозвище Жулеба (хитрец); приходит на ум фамилия революционера Желябов. У Веселовского [Весел1974] Желябовские: Утеш [см. Утеш] Федорович Желябовский, 1563 г.; в XVII в. Желябужские — вероятно, от села Желябуги/Желябужа. Иван Желябужский, черниговский воевода, упоминается под 1671 г. [Разин1962] (в грамоте Алексея Михайловича из Малороссийского приказа, извещающей о казни С. Разина). В то же время древнеславянское желя — это плачь, сетование [Старч1899]. Про Желебинку в Козельской земле: желебина — русло реки; желобина — впадина, суходол (белор.) [Рябов1999] (по поводу желобины — скорее др.-русск. жолобъ).

Грунцы можно пытаться соотнести с Далем: ГРУНА ж. стар. грунь, грунца, тихая конская рысь, малая рысь, побежка между ходою и полною рысью. (Только) если так, то название порождено исполнением сторожевой службы, например, характеризует участок объезда. Обращает внимание наличие по меньшей мере двух речек Грунь (обе впадают в Псел: слева и справа) и двух одноименных населенных пунктов на них (и здесь то же) — в Ахтырском и Лебединском районах Сумской области; плюс есть урочище Грунь на реке Прутец в Иваново-Франковской области. По речкам дается разъяснение о происхождении имени от название местности груни, что обозначает горб, глина (—?; для речки скорее глина; в подтверждение подойдет: гръньчарь—гончар [Slovník1958-]). Одновременно в Окском бассейне десятка три гидронимов имеют названия Глиненка, Глинец, Глинцы (sic!), Глинка и так далее [Смол1976].

Одновременно, убедительно смотрится развитие темы холма [Мурза1984]: ГРУН, ГРУНЬ — холм, бугор, пригорок, возвышенное место; горный хребет (укр.). Там же ссылка на грун — холм, холмик на склоне горы; небольшие холмы, которые еще можно пахать; польск. диал. gron, grun — гора, горная цепь. Это значение тяготеет к польским и украинским землям.

В любом случае концевое -ец, как и с Паникульцом, придает уменьшительный характер и мужской род; (для водного объекта) соотнесение с ручьем, а не речкой. Само по себе это окончание характерно для всех русских земель.

Есть еще мужское имя Грунка ([Весел1974], вторая половина XIV в.), женское Грунька (от Агриппины, [Морош1867]), фамилия Грунев ([Тупик1903], 1495 г., крестьянин). В Брянской области встречается похожее по звучанию Клинцы, но там от фамилии Клинец первых поселенцев; Клин же чаще всего объясняют формой участка земли.

Карта1790Сельцо Поганые Озерки (Коты; слева) с запрудой на ручье. [ПГМ1790]

Коты́ по Фасмеру—множественное число от котец: кошель, запруда для ловли рыбы; по Далю плетневый перебой через речку, для удержания и ловли зашедшей туда рыбыТехника воплощения такой рыбной ловушки, видимо, в разных местностях варьировалась. Любопытно, что она дожила до XX в.; пример с фотографией с Урала здесь. ; котцы — загон для зверей и скота, или же рыболовные снасти [СРЯXI-XVII]; котьць — клетка [Срезн1893]. Карта 1790 г. показывает наличие в Котах запруды, а Трехверстовка XIX в. сообщает, на чем именно: на ручье Устанке (впоследствии высохшем). В разное время Коты назывались по-разному: Поганые Озерки, Малые Озерки, Коты Поганые. Судя по последнему названию из второй половины XIX в., запруда давно утратила свое рыболовное значение, хотя, вода, пусть и грязная, там была еще в 1970-х гг. Название Коты встречается в начале 2000-х гг. для населенных мест (небольших) в иркутской области, смоленской (руднянский район), псковской (струго-красненский район), брянской областях, в Белоруссии (волоковысский район гродненской области), на Украине, в Польше. Значительно реже попадаются производные (предположительно) от котцов. Отчетливой связи с наличием водных объектов по картам не обнаружено. Исключение — берег Байкала. По другим данным, сербскохорватское кот и словенское котец — небольшой хлев для ягнят, козлят, курятник и курятник, свинарникК перечисленной коллекции значений можно добавить котиться как приносить потомство, — близкое к хлеву, а также два, возможно близкие, значения koty: как зайчиха и как новый ученик (слэнг). (Есть еще koty как клубки пыли в углах жилья — трудно сопоставимые с названием поселения.) Проникновение в иркутскую область западно- и южнославянского слова естественно приписать казакам, как и проникновение в Новосильский уезд.
Но есть еще катиться через о. У Лескова в Житии одной бабы (1863 г.): Первой, другой //Разом! //Еще другой //Котом!; или, известное по началу XX в. яблочко, куда ты котишься.
.

Чуть ниже Каменная Ступа, он же Аринкин Хутор (в 1980-х уже урочище). То ли Каменный Мешок? Неясно, почему. На [Тверст1846-63] отчетливо видно, что двигаясь сюда со стороны Озерков-Котов упираешься в тупик начала оврага. Или ступенька, уступ? Еще было в XVI в. прозвище Ступа (неуклюжий, неповоротливый), от которого несколько искаженно могла взяться форма названия поселения, а каменный — примерно как в Каменном овраге. Имевшееся выражение ехать ступой, то есть шагом, могло бы напомнить о сторожевой службе, правда не выдавая смысла.

Что касается деревень, то любопытно, как для ряда из них документально отслеживается соответствие их названий именам владельцев. Ряд топонимов связан с охотой — необходимым спутником сторожевых отрядов.

Жизнь в начале XX века

Прямые свидетельства о характере жизни в этих местах в канун Октябрьской революции или отсуствуют, или труднодоступны. По выпискам из клировых ведомостей за 1915 – 1916 гг. известен приход Никольской церкви на это время:

Указано расстояние до церкви, количество дворов и число лиц мужского и женского пола. В Бредихине отмечена земская школа, в Парамонове (очевидно, с конца XIX в.) — церковно-приходская. Там же сообщается о служителях:

С хорошей вероятностью И. А. Рождественский крестил Екатерину, Александра и Варвару Викторовичей Трошиных.

Не столь далеко отсюда, западнее от Софийских Выселков, по левому берегу от Зуши после ее разворота в Новосиле, в Кочетах, в месте жительства своей дочери, бывал в 1909 и 1910 гг. Л. Н. Толстой. Его замечания об окружающей Кочеты жизни вполне для него предсказуемы.

[...] Особенно живо чувствовал безумную безнравственность роскоши властвующих и богатых и нищету и задавленность бедных. [...]
[...] Земля у господ. То же самое вопиющее рабство. [...]
[...] Ездил верхом, очень устал. Главное же, мучительное чувство бедности, — не бедности, а унижения, забитости народа. Простительна жестокость и безумие революционеров. [...]

Л. Н. Толстой, Дневники, 8, 10 и 11 июня 1909 г.

Последнее замечание звучит пророчески.

Советское и послесоветское время

После революции 1917 года хозяевам с поместьями пришлось расстаться. По рассказам жителей Софийских Выселков, местная помещица не конфликтовала с крестьянами, и согласилась отдать свой дом добровольно с условием передачи его под школу, чтобы, как она выразилась, ваши дети не были такими дураками, как вы. С этого времени в помещичьем доме основалась школа. Помещица переехала в Москву, и позже одна из жительниц Зеленого Дубка, Трошина Варвара Викторовна, также переехав в Москву, будто бы успела послужить у нее в домработницахИстория с помещицей неподтвержденная..

Школ к 40-м гг. в окрестностях было три: начальная в Выселках, 7-летка в Парамонове (наследница церковно-приходской) и средняя в Корсакове.

Об активной деревенской жизни в 20-е годы говорит тот факт, что молодежь самодеятельно устраивала театральные постановки по русской классике. По воспоминаниям, юмористическое высказывание Сапоги мои того, пропускают H2O было в ходу у подрастающего поколения и в этих местах. Выходило, что дети в большинстве неграмотных родителей знали химическую формулу воды. Судя по опубликованным в Сети воспоминаниям, школьные драмкружки в этих краях не были единичным явлениемПример по Орловской области того же времени. .

Взрослые, идя на сельскохозяйственные работы, и возвращаясь домой, по старой традиции пели хором.

Предположительно в 1918 г. неподалеку от Выселков образовалась деревня Нечаево, где в 1933 г. был образован Государственный племенной завод Власть Труда. Завод имел стратегическое значение: С 1934 по 1939 гг. сюда были свезены все английские мясошерстные овцы, имевшиеся в стране (1411 голов). Сотрудниками Всесоюзного исследовательского института животноводства результате скрещивания пород ромни-марш и оксфорд была выведена новая порода овец для местных условийПородистых овец закупали за границей за золото, для чего сотрудников посылали в 1936 г. в Америку и в 1958 г. в Англию. . В войну овец эвакуировали в Рязанскую область, а после освобождения этих мест в 1943 г. овец вернули. Племенной завод Власть Труда славился на всю страну, но особенно до военных испытаний.

В 30-х годах в ближайших окрестностях было образовано 11 колхозов: в Софийских Выселках Светлый Луч, в пос. Зеленый Дубок одноименный Зеленый Дубок, в Бредихине—Красная Новь, в Парамонове—Красный Вызов, в Новомалинове—Свобода, в Малинове-Заречье—им. Молотова, в пос. Ново-Бредихин—1-е Мая, в Прудках—им. 18 Партсъезда, в Шарлине—Красный Пахарь, в Глинище—им. Ленина, в Бездонном—1-й ОктябрьДанные из Книги памяти Орловской области. Всего же в рамках Парамоновского сельсовета по этой книге в деревнях, селах и поселках числилось 11 колхозов. .

Отношение местного населения к колхозам было, вероятно, обыкновенно неоднозначное. По отрывочным воспоминаниям, старое население нередко относилось к ним иронически, или как к неизбежному злу; молодежь чаще смотрела на вещи легче. Евдокия Викторовна Соловьева в старости вспоминала, как к ним в дом пришел кто-то что-то обобществлять (или отбирать в виде налога); отец гладил дрожащей рукой ее, трех- или четырехлетнюю, по голове и говорил: Что же вы делаете, последнее отбираете ! Детей бы пожалели ! Были и менее тягостные воспоминания. Дети первых колхозников много позже приводили частушку, текст которой ушел вместе с ними, но смысл был в том, что при Николае на столе был хлеб, а при Ленине стол доска. Исполнялась частушка с веселием, и решать, чего в ней больше — жалобы народа на непосильный гнет, или же местечкового хулиганства, — каждый волен сам. В любом случае с середины 30-х годов случались и голодные времена, но тема голодомора в России была закрыта. .

В Великую Отечественную войну, по их воспоминаниям, в этих местах два раза появлялись на грузовиках немцы Источники дают даты прихода немцев в Корсаковский район во второй половине ноября – декабре 1941 года и кратковременно в начале июня 1942. Анна Викторовна Трошина много позже рассказывала, что в первый приезд немцы приехали, огляделись кругом, и уехали. По другим воспоминаниям, немцы размещались совсем рядом — в Прудках и в Нечаево, оставили после себя недобрую память, и даже собирались сжечь Нечаево, однако трое местных комсомольцев пробрались в расположение 137-й стрелковой дивизии РККА, и сообщили об этих планах, после чего фашисты были выбиты из деревни. Евдокия Викторовна Соловьева рассказывала, что когда в деревню вошли наши солдаты, преследуя только-только отошедших немцев, она вместе с другими детьми играла, крутясь около стога сена. Солдаты отругали детей ("Деточки, не видите, что здесь творится?"), и отправили в убежище. , оба раза были вытеснены нашими войсками, однако серьезных боев конкретно здесь не велось. Меньше повезло Парамонову, где в результате военных действия сгорел архив Парамоновского сельсовета, что впоследствии вызвало путаницу с указанием дат рождения (например, Анны Викторовны Трошиной и Евдокии Викторовны Соловьевой), и даже фамилий (Мосякины—Масякины) при получении паспортов родившимися перед войной.

На сборной карте РККА в Сети [РККА1941] лист районов Новосиля и Мценска содержит отметки фактических боевых действий зимой 1941/42 гг., когда наши войска после наступления под Москвой временно потеснили немецев и здесь (первое освобождение Корсаковского района), и фронт выстроился по обоим берегам Зуши между этими городами.

1989Часть квадрата N-37-В топокарты Генштаба ВС СССР с Софийскими Выселками и урочищем Зеленый Дубок.

В результате трех демографических потрясений, испытанных деревней в XX-м веке (индустриализация, совмещенная с коллективизацией, война и реформы Н. С. Хрущева) население Зеленого Дубка, без того росшее, стало таять. Последний удар оказался решающим. В начале 70-х годов на месте деревни оставались доживающие свой век сады и последняя жительница. В бесхозных садах посторонние люди собирали сливу и яблоки и отвозили продавать на станцию Чернь. В 80-х годах стало распаханное поле без признаков былого жилья.

По данным расписания 2014 г., автобусный маршрут из Орла в Корсаково минует Софийские Выселки, через 4 минуты делает остановку Зеленые Дубки, и еще через 11 минут приезжает в Корсаково. На картах примерно в районе остановки находится урочище Зеленый Дубок, однако если на карте Генштаба 1988 г. оно расположено справа по дороге, то на других картах урочище слева, слева же прудик и маленькая речка (ручей). Вспоминая о прудике, Соловьева Евдокия Викторовна всегда припоминала и родственницу, утонувшую в нем до войны.

Судьба Зеленого Дубка не единична. Деревня Богословка, входившая когда-то в приход Никольской церкви в Бредихине, и, не исключено, имевшая многовековую историю, присутствует на карте 1941 г. [РККА1941], но на [ГенШтаб1989] оставила после себя только Богословское урочище.

Софийским Выселкам повезло больше, так как туда переселялись жители исчезающих окрестных деревень. В 2010 г. отмечено 139 человек постоянного населения.

В целом население Корсаковской волости в 1929 году составляло 28529 человек, в 1959 году 12570, а в 2002 году — 5586.

Односельчане

Некоторые сведения о конкретных людях, населявших эти места в первой половине XX-го в., дают доступные источники. Имеющийся список жителей из Выселков и Дубков, не вернувшихся с Великой Отечественной войны [КнигаПам1995]:

(Сюда попали не все погибшие уроженцы этих деревень; с другой стороны некоторые уроженцы в книге не обнаруживаются, если для них указано место призыва, но не указано место рождения. Нет, например, Мосякина Александра Лукьяновича.) Один из жителей получил награду Героя Советского Союза.

Другой источник — Книга памяти жертв политических репрессий на Орловщине ( том 1, том 2, том 3). Книга содержит упоминание о лицах:

Согласно Документу, уточняющему потери (ЦАМО Ф. 58. Оп. 18004. Д. 889. Л. 162.), осужденный в 1931 г. на три года Савин Иван Иванович из второго списка является отцом пропавшего без вести в 1943 г. Савина Алексея Ивановича из первого списка.

В списках встречаются знакомые фамилии Трошиных, Яниных и Мосякиных. Обращает внимание распространенность имени Иван.

Верхнее Шахлово

Деревня на Наре незадолго до ее впадения в Оку, в Серпуховском районе Московской области.

Предыстория

Некоторые сведения об этой деревне интернет дает здесь и здесь. На второй странице приводятся также фотографии и карты.

С деревней связано интересное геологическое явление: под нею протекает карстовая подземная река. Въ оврагѣ у с. Болышого-Шахлова подъ буровато-красной глиной выступаетъ черная юрская глина съ Astarte cordata и Belemnites PanderiГидрологический очерк Московской губернии. Санитарного врача Московского губернского земства Н. Д. Соколова. М., 1913. . Расположенная рядом деревня Нижнее Шахлово считается низшей точкой Серпуховского района (179 м. над уровнем моря).

Находки стоянок свидетельствуют, что человек в поочье близ устья Упы появился в палеолите (каменный век) около ста тысяч лет назад. Тогда здесь были широколиственные леса. 70 тысяч лет назад началось похолодание, 50 тысяч лет назад здесь образовалась тундра, и человек ушел. 40–20 тысяч лет назад, следуя за отступающим ледником, здесь появляются кроманьольцы. 10 тысяч лет назад климат окончательно потеплел, и при общей следовавшей смене различных археологических культур люди отсюда уже не уйдут.

В железном веке, в нижнем понарье появляются поселения Дьяковской культуры. Одно из небольших дьяковских селищ найдено на Наре близ села Нехорошева. К дославянским поселениям относятся найденые городища Тешиловское, Серпуховское (на Красной горе), около Темны. Непосредственными предшественниками вятичей в этих местах часто полагают голядь, а севернее — меря [ВЕвр862-1910].

КартаГраница между княжествами в нижнем понарье, XII-XIII вв. (по разным оценкам). [Юшко1987]

Считается, что вятичи начинают расселяться в этих местах с IX или с VIII векахВ XIX в. считали, что с IX, в XXI — с VIII вв.. Они дают названия малым рекам и речушкам, по которым оседают. В период первого расселения могли образоваться такие названия речек, как Теменка, Мешалка (Серпухов), Серпейка и другие. Использовавшийся способ обработки земли мог породить уже в это время названия деревень, прошедшие сквозь века: Новинки, Сохинки, Новоселки, Новики, Дернополье (на одноименной речке), Нивенка (речка) Названия Сохинки и Дернополье не столь очевидны. Поспелов [Поспел2008] производит их от русских имен Соха и Дерн. Но не связаны ли эти имена напрямую с земледелием? В некоторых говорах [Полес1968] дерно — целина, мурова (там же: поле — или земля пригодная для обработки, или же большой участок обработанной земли). По Далю: ДЕРН верхний слой почвы, густо заросший злаком, колосовою, луговою травой; но и покинутая под залог пашня дернеет лет в десяток — то есть, здесь уже речь о заброшенной после обработки земле. Но: в лексике Полесья дрэ́нына — поднятая целина, залежь; видимо от дра́ты — [...] 4. поднимать целину, залежь [Полес1968] (но также и дрэнина = целина). Севернее Новосильского уезда есть Дикополье; несколько поселений с названием Доброполье (опять земледелие!) встречаются в восточной Украине и Белоруссии — но из того, что попалось — не ранее 17 века. Наконец, краевед В. А. Прохоров приводит пояснение названию деревни Дерновка Елецкого района Нижневоргольского сельсовета Липецкой области [Прох1981]: (1) В документах 1620 г. упоминается находившаяся в Воргольском стане д. Терновая Поляна под Радушкнным лесом; (2) Дерновка, раскинутая около р. Воргла... называется от кустарников дерна, которого и теперь много там растет — приводятся ссылки на источники. То есть, кустарники дерна могут быть на самом деле терном. У Даля же: местами говор. ошибочно дерн вм. терн, и дерник, дерновник вм. терновник. В любом случае речь либо о неначатой ниве, либо о заброшенной, успевшей зарости то ли травой, то ли зарослями терна.
Примечательно, что на межевом плане 1784 г. [ПГМ1784] серпуховская деревня названа Дерновой, а вместо безымянной речки указано: Дерновский овраг (но с запруженной речкой, скорее с ручьем, сезонно пересыхающим). Еще раньше, на восстановленной Веселовским карте за XVI – XVII вв. [Весел1993] деревня обозначена как Десняполье. Ошибка это, или указание на расположение по правую руку (двигаясь от Нары) от более полноводной речки Чавни, на которой стояли Гавшино, Окулово и Слободка Мокрая [Весел1993]?
Форма -полье, по-видимому, говорит о множественном числе, то есть, о местах с заросшими полями. У Холмогоровых и других доносчиков цитат из переписных книг XVII в. типично: пашни [...] паханые [..., что там-то и там-то] 8 чети да лесом поросло 4 чети в поле [...] сена около поль и по болоту 30 копен (то есть, поля пашенные и заросшие, и сенокос около полей и по болоту).
.

Неоднократные попытки тогдашней Руси подчинить себе вятичей закончились к началу XII в. включением их земель в состав Черниговского княжества. Это время могло сопровождаться второй волной образования населенных мест: городов, сопутствующих деревень, погостов.

С X–XI вв. в соседнем с Серпуховским Боровском крае раскопками отмечено появление кривичей. В Хатунской волости Серпуховского уезда давно замечено новгородское звучание названий таких населенных мест, как Хатунь и Талеж. С XII в. имела место колонизация среднего течения Оки со стороны Суздальской и Рязанской земель. Рязанское княжество (Рязанская Украйна) с юга претендовало на левобережное поочье, и временами захватывало его территории. Эти земли одновременно и были на периферии четырех княжеств (включая Московское), и служили яблоком раздора.

КартаXVII–XVIII вв.: 4. Галическая волость, 13. Щитов стан.
КартаXVI–XVII вв.: волости Перемышль, Растовецкая и Тухачевская рядом с Боровским уездом.

Первый достаточно пространный перечень поселений близ этих мест находим 200 лет спустя в духовной грамоте Ивана I Калиты, примерно датируемой периодом между 1328 и 1339 гг.

А се дал есмь сыну своему Андрею: Лопастну, Северьску, Нарунижьское, Серпохов, Нивну, Темну, Галичичи, Щитов, Перемышль, Растовец, Тухачев; а се села: село Талежьское, село Серпоховское, село Колбасиньское, село Нарьское, село Перемышльское, село Битяговьское, село Труфановское, село Ясиновское, село Коломниньское, село Нагатинское.

[Симсон1880], [Черепнин1950ИвК]

Серпухов в духовной грамоте присутствует не случайно. В числе множества приобретений Калиты в рамках его деятельности по собиранию земель вокруг Москвы, была покупка Серпухова и Каширы. Вступлением же завещания в силу Серпуховские земли на некоторый исторический период превращаются в удельное княжество.

Некоторые поселения легко угадываются, а некоторые пропали во тьме веков. Пример — Нивна. На карте [Кусов2004], примерно верстою ниже по течению от Архангельского погоста (Нехорошева), впадала в Нару речка Нивенка. Других намеков на Нивну нет.

Речка Нивнянка и село Нивное отмечены в 2010-х годах в Брянской области. Село Нивны отмечает Кеппен [Кеппен1857] в Одоевском уезде Тульской губернии. Нивна-село на Нивне-речке встречается в Житомирской области на Волыни. Нивна есть в Лодзьском воеводстве Польши к северу от Равы Мазовецкой, отсчитывая свою историю в качестве шляхетского села со второй половины XVI в. В Московской же губернии во второй половине XVIII в. встречались Нивки: как пустошь (Клинский уезд), и как сельцо (Коломенский уезд) [Кусов2004].

Остается догадываться по поводу ряда других обозначенных в духовной мест. Хорошее основание получить представление об их расположении дает карта С. Б. Веселовского и В. Н. Перцова [Весел1993], воссозданная задним числом на материале переписей, делавшихся два с лишним века спустя после Калиты. В целом это области среднего течения Нары, и с уходом в сторону Протвы.

В своей грамоте Калита завещает ранее подмосковное Коломенское, около деревни Дьяково близ которого в конце XIX в. была найдена стоянка древнего человека. Деревня и дала название археологической культуре — предшественнице вятичей в этих местах.

Карта княжеств2002Одно из предположений о расположении мест из духовной Калиты.Темушев В. Н. Диссертация на соискание степени к. и. н.

Несомненно, что места в нижнем течение Нары были обжиты вятичами и ранее времени Калиты. По трем, не столь уж отдаленным, есть письменные домонгольские упоминания, одно из которых является одновременно первым письменным свидетельством о городе Москве, сделанном при достаточно драматических обстоятельствах. В [ПСРЛ2] говорится, что в 1146 г. Святослав Ольгович (в то время князь Новгород-Северский; отец князя Игоря Святославича, главного героя Слова о его походе), в борьбе с киевским и черниговскими князьями удалился в свои дальние северные пределы в Колтеск городок. Еще севернее простирались владения его тогдашнего союзника в этой борьбе, Юрия Владимировича Долгорукого, Мономахова сына, князя Ростово-Суздальского, помогавшего Святославу военной силой. Как сообщает летопись, Юрий прислал в Колтеск своего сына Иванка с дружиной-берендеями, чтобы вместе со Святославом выступить в поход, но Иван внезапно умер [ПСРЛ2]. Ивановы братья Борис и Глеб взялись отвести умершего в отцовский Суздаль. Немного их проводив, Святослав възвратися поиде у верх Оке и пришед ста на усть Поротве в городе Лобыньске . В начале 1147 г. Юрьи повеле ему Смоленьскую волостъ воевати и шед Святослав и взя люди Голядь верх ПоротвеГлагол повеле раскрывает неравенство союзнических отношений Юрия и Святослава. Долгорукий был заметно более опытным и сильным князем, старшим по возрасту и владевшим более сильным княжеством. . После повоевания голяди Святослав и получил знаменитое приглашение приди ко мне брате в Москов, после чего еха к нему, провел в Москве несколько приятных дней, включающих обед силен, и вернулся снова в Лобыньск, а и отуду иде к Нериньску и перешед Оку и ста, то есть остановилсяНа потерянный надолго историками город Нериньск претендуют несколько мест. Некоторые привязывают его к поселку Шилово — близ впадения в Оку, справа и пониже Рязани, речки Пары. в 2008 г. было выдвинуто предположение о бывшем нахождении Нериньска близ села Подмоклова, что неподалеку от Серпухова, по правую же сторону Оки. .

Полагают, что Колтеск находился у устья речки Мутенки при впадении ее в Оку, немногим западнее Каширы; к XXI в. о нем напоминают только остатки земляных валов. Пропал в истории и Лобыньск. В соответствии с летописью, он находился в устье Протвы, как полагают, около деревни ДракиноОднако и здесь не без тумана. В 14 верстах юго-восточнее старой Тулы находится село Лобынское. В [РосИмпТул1862] сообщается, что это погост (то есть, село — при погосте), что есть признак древности, а в [ЦТула1895] Лобынское прямо связывается с бывшим здесь старым городищем, под названием Лобына, разрушенным и сожженым татарами в 1334 году. В любом случае, если предположить название города от слова лоб (6. Мыс, крутой берег [СРЯXI-XVII]), то следует искать его расположения на крутом берегу. Несколько деревень с названиями Лобово, Лобыня и подобными дает Новгородская земля [НПК1859-910]. Вспоминается подмосковная Лобня. .

Представляет интерес, что в это время вплотную к Протве подходили Смоленские земли, а по само́й реке приходилось усмирять голядь. Примечательно, что противники Святослава, не решившись на него напасть, подбивали на это вятичей — возможно, рязанцев, — то есть, и завоеванные недавно вятичи, и голядь упоминались еще как племена; вместо же кривичей говорилось уже о Смоленских землях.

В Ипатьевской же летописи [ПСРЛ2] под 1176-м годом упомянута Лопасна, которая, как и Лобыньск к этому времени, принадлежала Черниговскому княжеству [Тихомиров1992]У города Лопасны неясная судьба. Возможно здесь речь идет об исчезнувшей Лопасне, находившейся по правому берегу Оки напротив устья реки Лопасны, рядом с будущим Сенкиным бродом. Полагают, что эта Лопасна выдержала Батыево разорение, но не выдержала Тохтамышева, после чего исчезла; а некоторое время спустя заместо нее появилась Лопасня в 40 км. вверх по одноименной речке, возможно, из села Лопастненьского, завещаного Калитой княгини своеи с меншими детми [Черепнин1950ИвК. C. 8.]. Другие сомневаются в наличии старой Лопасны на Рязанском берегу Оки, выдвигая заслуживающие внимания доводы. Общепринятой разгадки для этого города не предложено. : Олег же [...] возвратися во свою волость к Лопасну. Логично допустить, что земли нижнего понарья, расположенные между Лобыньском и Лопасной, также принадлежали этой, так сказать, дальней украйне Черниговских земель.

С возникновением Муромо-Рязанского княжества и усилением Рязанского часть земель левоочья выше Рязани отходит к нему. Известно, что до конца XIII в. Лопасна и Коломна принадлежали Рязани [Тихомиров1992]. Не исключено, что то же можно сказать о землях нижнего понарья. В 1301 г. отец Калиты, Даниил Московский отнял у рязанцев Коломну, доставшуюся Ивану Даниловичу по наследствуПозже обида за Коломну послужит одной из причин, по которой Олег Рязанский не поддержит Дмитрия Донского в противостоянии с Мамаем. .

Происхождение деревни

КартаПогост и речка Шахоловка за Нарою в конце XVIII в.

Происхождение деревни неразрывно связано с селом Нехорошевым и церковью Михаила Архангела в этом селе. В Поместном приказе по городу Алексину, записанном 6 ноября 1700 г., приводится выписка из писцовой книги о межевании, проведенном в 1627 – 1629 гг. Федором Шушериным [Холмог1896]. Шушерин ссылается на более ранний документ, где сообщается об отмере в 1617 г. рядом местных помещиков своих земель в пользу церкви, в частности, у Федота из поместной же его из луговой земли пустоши Шахоловой, от речки Шахоловки, что за рекою за Нарою, земли и лугу, что бывал Душинской луг, по Осипову роспашь.

Окологородный и Теменский станы XVII-XVIII вв.XVII-XVIII вв.: 1. Окологородный стан, 2. Теменский стан.
Карта 1792 г. времени поздней Екатерины II1792Екатерина II. Шахолова уже не пустошь.
Карта 1800 г. времен Павла1800Павел I. Шахолово еще не Шахлово, и не Верхнее.
КартаБлижайшие соседи Шахоловой в XVI–XVII вв. [Весел1993]

За Нарою — имеется ввиду, если смотреть со стороны Архангельского погоста (села Нехорошева), что на левом берегу Нары. Там, через реку, располагалась Шахолова пустошь, принадлежащая помещику Федоту Шишкину. Карта Генерального межевания [ПГМ1796-97] 170 лет спустя покажет протекающую по наследнице пустоши, деревне Большой Шахоловой, речку Шахоловку, впадающую в Нару. За речкой (по ее левому берегу) и находилась земля с лугом, принадлежавшим на памяти переписчика в 1617 году Пимена другому помещику, Душину, и тянулся этот бывший Душинский луг до роспаши третьего помещика, Осипа или (менее вероятно) Осипова. Отмеренная Шишкиным для церкви луговая земля находилась примерно на месте объекта ПВО Центрального радиолокатора наведения ЗРК С-25 Беркут в XX веке, или же на полкилометра юго-западнее, где в XXI веке отмечено заброшенное кладбище Архангельский погост (одноименный тому, что по сю сторону Нары).

Википедия/2019 приводит два толкования пустоши: (1) заброшенная территория, на которой когда-то существовало поселение, покинутое людьми из-за войны, голода, смерти последних владельцев, исчезновения источников воды и (2) дальний от главного селения участок, не входящий в надел. Название же пустоши, очевидно, связано с названием речки Шахоловки.

Окологородный стан, о котором идет речь в документах — один из двух, составлявших Серпуховской уезд [Крупн1968. Серп.]. Вторым был Теменский (Теминский, Темнинский) стан. Название Окологородный здесь соответствует окрестностям Серпухова, но вообще является обыкновенным в Великороссии: Окологородные станы существовали в уездах Боровском, Козельском, Вологодском, Рязанском и других. Для Серпухова был Городской стан.

Упоминаемый в [Холмог1896] Федот, передавший принадлежавшую ему луговую землю,сам принадлежал к известному в Серпуховском уезде роду помещиков и вотчинников Шишкиных [-Шишкины]. Например, в 1596 г. заметный вклад в Высоцкий монастырь внес некий Русин Шишкин [ВкладыXVII]. Здесь же, наряду с Федотом, свои близлежащие земли отмерили для церкви ее прихожане помещики Федор, Дементий Шишкины, Анна Меньшова — вдова еще одного Шишкина и Максим Беликов. Максим Беликов отдал землю из своей поместной пустоши Лисей враг (левобережье Нары),

Из документов следует, что Федот Петрович Шишкин, помимо Шахоловой пустоши, владел близлежащей деревней Игнатьевой. Андрей и Иван Григорьевичи Шишкины владели Клеменовой (Клейменовой), что напротив Игнатьевой по левобережью НарыВ [Фуников1552] находим Клеменова Матфейку и Клеменку, казака, очевидно разъясняющих происхождение названия деревни. Произношение Клейменово сложилось позже. По данным XVIII в. Клейменово — это два полусельца по разным берегам оврага, выходящего к Наре. , и Клементий Иванович Соймонов владел Ивантиной, что ниже Игнатьевой по НареОчевидно, речь идет о деревне Ивантиновой, расположеной рядом с Игнатьевой и Клейменовой. На картах XIX в. она присутствует как Вантинова, и под тем же именем (обиходном, и которому следует доверять) в [МетрикаЦМА1877]. Формы от Ивана Ивантий (Ивантей), а от нее Вантий существовали в прошлом, оставив, например, фамилии Ивантин, Ивантеев и так далее. У вместо второго и можно было бы списать на ошибку переписки или перепечатки, не существуй другое, столь же приемлемое объяснение. Замена и на у в открытом слоге была достаточно характерной для обыденной речи. Например, она угадывается в Олунпееве вместо Олимпиева (название деревни) [Холмог1896. С. 89.]. Калита завещает Андрею село Труфановское [Черепнин1950ИвК], очевидно Трифоновское. Такой переход особенно естественен, если допустить ударение на последнем слове, как в имени Агафон, что не исключено. Замена мягкого произношения твердым существует до наших дней в белорусском выговоре, только оформлено иначе: как Трыфан. . Все три деревни доживут до XXI в.

Далее, в писцовых и межевых книгах Серпуховского уезда за 1627, 1628 и 1629 гг. имеются упоминания [Иванов1840. С. 338.]:

В переписной книге Серпуховского уезда за 1678 г. упоминаются в числе прочих [Крупн1968. Серп.]:

Шахово, очевидно, из [Переп1678]: За Иваном Афанасьевым Шишкиным деревня Шахова. В Окологородном стане имелись село + сельцо Шатово, но в перечневой описи явно х. Название Шахово представленно в списке [Иванов1840] по Московской губернии деревней, сельцом, лугом, станом, пустошью — но в обход нижнего понарья.

Оба упомянутые источника отталкиваются от [Переп1627], [Переп1678] или [Переп1705]. Перепись 1627 – 1627 гг. приводит для интересуемого места (и, возможно, чуть шире) нижнего понарья более подробную картину:

Дальние (условно) деревни Окулова (Акулова), Мокрая, Воронина, Бутырки Нестеровы доживут до XX века; прочие, возможно, тоже, но поменяют названия. Из ближних, Шахоловы, Игнатьеву (Игнатовскую), Ивантину (Вантину), Рай-Семеновскую (Семеновскую), Клейменово (Клемякино, Клемяново [Весел1993]) покажут карты XX века.

Перепись [Переп1678] дает уточнения. Шахолова уже деревня. Игнатьево: За Афанасьем, Григорьем, Андреем Ильиными детьми Шишкиными сельцо Игнатьево, что прежде было за отцом их. Не был ли отец братьев Шишкиных Илья владельцем Шахоловой пустоши 50 лет назад? В 1705 г. про Шахолово сообщается как о сельце [Переп1705].

Погост Михаила Архангела (Темнинский стан) тогда же числится за священником Григорьем.


Имеющиеся сведения позволяют предположительно восстановить историю появления Верхнего Шахлова в самых общих чертах. Она могла возникнуть достаточно давно, едва не в X-м веке рядом с несколькими другими поселениями. В какое-то время получает имя Шахоловой и дарит его протекающей речке. Еще карты XVIII века показывают чуть выше по правобережью Нары Рожественский погост и речку Рожественку (в таком написании; плюс пустошь Рожественская по [Переп1627]); позже следы того и другой пропадут. Это могло быть следом расселения вверх по Наре от Оки, или более поздним наведением государственного порядкаБлиже к Серпухову Нара сначала течет с запада на восток, а потом делает резкий поворот на юг к Оке. В месте поворота на левом берегу находится Иванова Горка с высокой колокольней (немногим ниже Ивана Великого). Ивановой она названа по погосту с церковью Ивана Предтечи. Выше по течению следовал погост Архангела Михаила (Нехорошево). Еще выше, за Шахоловой, по правому берегу шел канувший в историю Рожественский погост (начинающий Теминский стан), а дальше, пред Темней, Спасо-Преображенский. Случайна ли эта последовательность? Если только нет, то все четыре были задуманы в одно и то же время (по меньшей мере в эпоху Ивана Калиты, но, возможно, с продвижением в эти места христианства) с намерением освоения понарья при движении от центральной артерии Оки. Картину будто нарушает Ильинский погост выше по реке от Темни (церковь Ильи Пророка, что в Субботниках). То ли он появился на следующем этапе освоения, то ли наоборот (и тогда хорошо укладывается в общую картину): Ногинские Богородские краеведы напоминают мнение историков о том, что древнейшими погостами были те, где позднее возникли христианские храмы в честь порока Илии, так как они ставились на местах еще капищ Перуна; введение христианства надо было для народа упростить, а более всего подходил в их понимании для замены Перуна именно Илия [Симон2015]. В этом случае Ильинский погост на Наре был самый дальний и древний, а остальные четыре протянулись к нему позже. . По завершении Смутного времени (раньше?) деревня осталась безлюдной пустошью. В 1617 г. владелец пустоши помещик Федот Шишкин передает ее луговую землю церкви погоста, что на берегу Нары реки — Архангельского. Середина и конец XVII века были относительно спокойными и дали деревне новую жизнь, возможно поколебленную Петровским началом века XVIII. В отсутствии потрясений деревня растет, и во второй половине XVIII в. чуть ниже пояляется вторая, дав начало названиям Большая и Малая Шахолова. Во второй половине XIX в. названия постепенно заменяются на Верхнюю и Нижнюю Шахолову, в начале XX в. оба на Шахловы, и сохраняются таковыми по сию поруВполне вероятно, что названия Большая—Малая и Верхняя—Нижняя Шахлова, использованные для различения обоих поселений, употреблялись одновременно, но со временем укоренилось все-таки первая пара. Уместно также обратить внимание, что в метрических книгах, заполнявшихся стилистически консервативно, написание Шахолова встречается до самого конца их существования в 1917 г., то есть, по крайней мере в памяти старое произношение продолжало жить долго. Среди окрестных деревень также встречается неустойчивость имен во времени. .

Происхождение названия

Название деревни, пусть звучит и по-русски, настаивает на объяснении.

Исходный материал

Похожие слова у Даля:

Можно добавить из АзбуковникаСахаров И. П. Сказания Русского народа. Книга 5. Словари Русского языка. Санктпетербург, 1849.:

В справочниках встречается белорусская фамилия Шахолович/Шахалович (но есть и Шахолевич); список [ВсяУкраина] дает (давал) четыре фамилии Шохол (с местами проживания: Чернигов, Кривой Рог, Макеевка и Днепропетровск) и 79 фамилий ШоколДля западнорусских областей характерно образование фамилии от имени безо всяких переделок. В этих прозвищах-фамилиях нередко сохранялись старые формы слов. Можно добавить: в Списке слушателей Петербургского императорского Археологического института (РГАЛИ, ф. 1718 оп. 1 ед. хр. 2 л. 3, конец XIX — начало XX вв.) попадается Шохол Карп Романович. В справочнике Вся Москва на 1930 г. имеются Шахалковский и два Шахаловых — оба артиста, один из них 2-го МХТ. .

Карта местностиПредположительно река Овсянка (с селом Овсянниковым) и речка Шахаловка в Тульском уезде.

Современная и старая география сообщает о распространенности названия.

Попытки объяснения

Доводы. Можно попробовать поручить разъяснение названия деревни трем вещам: шепелявому произношению, плавающему ударению и слову сокол.

Общепризнанного происхождения слова сокол нет. Однако, Черных [Черных1994] возводит его к общеславянскому (следовательно, древнему) *sokolъ (корень *sok, суффикс -ol-ъ), припоминая у Даля диалектное сочи́ть — искать, отыскивать, следить, гнаться за кем, перехватить поперек. (К этому списку значений добавить бы белорусское шука́ть.) До этого момента с ним согласен Булаховский [Булах1948]. Черных идет далее, полагая индоевропейскую основу в виде корня *sekų, что означает чуять, замечать, видеть, следовать, следить.

Птица повсеместно обитала во всей Европе, а из Руси поставлялась в Орду в качестве дани.

В русской древности ударение приходилось на второй слог, соко́л, как это донес до наших дней болгарский язык. В ритмичном Слове о полку Игореве ударение не столь убедительно, но явно не падает на первый слог: тогда пущашеть 10 соколовь на стадо лебедей, и так далее (сокол упоминается неоднократно). У Ломоносова в оде на Первые Трофеи Его Величества Иоанна III: Подобно быстрой как сокол / С руки ловцовой в верьх и в дол / Бодро взирает скорым оком .... У Пушкина в Золотом петушке: Горе мне! попались в сети / Оба наши сокола !Этот пример еще замечателен тем, что в нем Пушкин употребил двойственное число, существовавшее в праславянских языках, и вообще индоевропейских, по принципу один — два —много. Эта форма дожила до любимой Ломоносовым Грамматики Мелентия Смотрицкого. Остатки двойственного числа в русском языке находим, например, в словах глаза, рукава. Насмешливое Шишков, прости ... не мешало поэту знать и понимать древнерусский язык (другой пример: умыть лицо, плеча и грудь). .

В Уряднике сокольничего пути, 1656 г., составленном по указанию Алексея Михайловича (или даже им самим), слово сокол упоминается многократно в современном написании, и, в отсутствии ритмики, без подсказок на ударение. Но есть исключение в виде примечательной фразы: И первоначальный дастъ ему, новопожалованному, сакола, и, мало подержав, велитъ ему, новопожалованному, и сакола отдать поддатню. Написание сакол могло означать либо описку (в царском тексте !), либо ударение на втором слогеПримечательно, что издавая текст в 1856 г., П. Бартенев заменил этих двух саколов на соколов. Это может означать, что песня Взвейтесь со́колы орлами появилась во второй половине XIX в., а упомянутая Толстым в Войне и мире Выпускала сокола да из правова рукава — в первой трети или ранее. Белорусское со́кал, как и украинское со́кiл могли бы появиться и раньше, под влиянием польского произношения. А вот в русском объяснить польским влиянием смещение ударения к середине XIX в. затруднительно. В то же время проникать в русскую речь новое ударение могло постепенно, в течение длительного времени. . В [ВкладыXVII] фамилии Саколов в записях за 1655 г. и два Саколникова, за 1663 и 1697 г. (туляк и москвич).

Наконец, ясное соко́л приводит Академический словарь [СловАН1789] в 1794 г.

Как бы то ни было, производные от слова сокол донесли старое ударение до наших дней. Для сравнения, несколько примеров с похожими по звучанию во́роном и хохо́лом:

во́рон во́роны во́ронов, но воро́нин, если от воро́ны
соко́л соко́лы ⇾ сокола́ соко́лов ⇾ соколо́в соко́льник
хохо́л хохо́лы ⇾ хохлы́ хохо́лов ⇾ хохло́в

Плавающим ударением русский язык не удивишь. Совсем недавно, в конце XIX в., имя Кондраш дало фамилию, первоначальное звучание которой должно было быть Кондра́шев. Тем не менее, уже в начале XX в. имеем три варианта: Кондрашов, Кондрашёв и Кондрашев (произносится как -шёв) — везде ударение на последний слог.

В тексте 1-й половины XVII в. [ПЛДР1987Палицын] фраза: и стрелцом, и казаком, и всемъ осадным людемъ. Объяснить у стрельцов и казаков в последнем слоге о будет легко, если допустить произношение стре́льцом, каза́ком — значит: стре́лец (казацкое ударение с тех пор не изменялось).

Наконец, шепелявое произношение также отмечено как в древнерусском языке, так и в диалектах. Утверждается, что сохранившаяся фамилия Шохол означает Сокол. В том же Слове о полку Игореве говорится сокол, но сказано шизымъ орломъ под облакы. Шизыи попадается в Новгородской берестяной грамоте № 735. Утверждается, что соканье и шоканье встречаются там, где имеется смешение с иноязычным субстратомБ. А. Ларин. Лекции по истории русского литературного языка (X–середина XVIII в.). Авалон Азбука-классика, Санкт-Петербург, 2005. Правда, там сообщается о подобных подстановках перед гласными переднего ряда и, е и ѣ. Другая цитата: Переход согласных s > ш встречается на западе Вологодской обл., так как приб.[лизительный] фин.[ский] звук произносится слегка шепеляво. (А. Кузнецов. Словарь гидронимов Вологодской области (обзор этимологий русских и финно-угорских рек и озер). Тотьма — Грязовец, 2010.). Случайно, или нет, но все приведенные выше географические названия выстраиваются примерно вертикально от севера Тульской области, через Московскую и до юга Тверской. Это примерно соответствует северо-восточным границам Черниговского и Смоленского княжеств в XII в. (а за ними шли Новгородская и Ростово-Суздальская земли с остатками мери). Вообще же шоканье считается одним из признаков псковского и новгородского древних говоров. . Одновременно, старые русские тексты пестрят заменами к на х (хто, х кому и тому подобно).

Получается следующая сравнительная таблица:

Соко́л (фамилия или птица) Шоко́л ⇾ Шохо́л
Соколо́вич (фамилия) Шоколо́вич ⇾ Шохоло́вич, Шахоло́вич, Шахало́вич
Соколо́ва (деревня) Шоколо́ва ⇾ Шохоло́ва, Шаколо́ва, Шахоло́ва, и так далее
Соколо́вка (речка) Шоколо́вка ⇾ Шохоло́вка, Шахоло́вка, Шахало́вка, и так далее

Здесь уместно вспомнить об называвшейся речке Шахаловке, впадавшей в Овсянку, впадавшей в Воронку (Ворону). Все три названия птиц (первой — как сокола) приводятся в [СловАН1789], и, как показывает карта, популярны в географических названияхСвязь трех названий рек с птицами занимательна, но неотчетлива. По поводу Воронки, например, можно вспомнить траву ворону [ПЛДР1987. Травник.], как полагают, вороний глаз; а есть отсылки к русскому диалектному ивор, иверень — зигзаг, изгиб; древнефинноугорскому вор, вур — лес; к древнетюркским и так далее терминам. Овсянку можно произвести как прямо от вида разводимой на берегах сельскохозяйственной культуры, так и от имени человека (например, через название поселения). Еще во второй половине XX в. в деревне могли сказать пойду в овсы, имея в виду овсяные поля. Отсюда рукой подать до речки Овсянки.
В перечне птиц Серпуховского уезда [Чебот1787] присутствуют орлы, ястребы, вороны. Сокол отсутствует.
. Напротив нашей Шахоловки, через Нару, расположен не менее ддавно известный Лисий овраг. Южнее попадается деревня Воронина.

Правда, что словом сокол называлась не только птица. Так в разное время могли называться бревно для тарана стен с целью разрушения — или даже рабочий инструмент с ровной цилиндрической поверхность, даже пушку, — ручной лом или трамбовку, кол-подпорку — сукол. У Лескова в Житии одной бабы: тяжелый деревянный снаряд, заменяющий в крестьянских маслобойнях прессы. Примечание писателя относилось к маслобойням для конопляного масла в Орловской губернии.

Вопрос, дала ли деревне название речка, или в начале была деревня, названная по прозвищу Сокол/Шохол, а по ней получила имя речка, при таком построении неясен. Ясно, что подобные пары не редкость: Воронка — Воронина, Барсуковка — Барсукова, Овсянка — Овсянниково, но пока речь идет о маленьких речках, по сути ручьях, как в нашем случае, мыслимы оба варианта.

Имеется некоторое затруднение в том, что шепелявое произношение не находит отражения в древнерусских текстах, где всюду пишется сокол. Можно предположить, что тут имеет место расхождение бытового и письменного языковРасхождение письменного и разговорного языков существовало в русском все время, то в большей, то в меньшей степени. Известно, например, о втором южнославянском влиянии на письменный язык в XIV по XVI вв., очевидном для середине XVII в. простым сличением текстов Никона, Симеона Полоцкого и прочих с одной стороны, и Аввакума с другой, и вынуждено приведшем к изданию Алексеем Михайловичем указа от 1675 г. о едином правописании: того в бесчестье не ставить и судов в том не давать и не разыскивать, кто в челобитье своем напишет А вместо О, Е вместо ѣ ... и иные в письмах наречия подобные тем, по природе тех городов, где кто родился и по обыкностям своим говорить и писать извык, того в бесчестье не ставить и судов в том не давать и не разыскивать (А. А. Соколянский. Б. И. Осипов. Судьбы русского письма: История русской графики, орфографии и пунктуации (Монография. М.: Институт русского языка РАН ; Омск: ИЦ Омский научный вестик. 2010. 320 с.) // Гуманитарный вектор. Серия: Педагогика, психология. 2011. № 4. С.285—287. ). Книжный язык и до, и долго после того, пыталась сохранять церковная литература, так что уже в XIX в. она прочитывалась с трудом [Костом1994]. .

Во второй половине XIX в. вместо одной Шахоловой появились две: Большая и МалаяДве деревни (Шахолова и, ошибочно, Кахолова) дает Карта 1774 г. Московской Провинции Горихвостова. Карта 1792 г. Московской губернии из Атласа горного училища дает одну Шахолову. Последнему не следует придавать излишне большого значения (новая Шахолова могла быть еще недостаточно велика, или проходить не по всем документам), но и приставки Большая еще нет. План генерального межевания 1784 г., более подробный, приводит обе деревни [ПГМ1784]. , позже ставшие Верхней и Нижней. По предположению, высказанному В. В. Пржиялковским, прожившим в одной из этих деревень свои первые три года жизни, эти-то дополнительные определения и послужили постепенному переносу ударения на первый слог (о соколе как смысле названия все давно забыли), закрепившемуся к концу века. В начале XX в. пресловутое московское произношение проглотило гласную в слоге хоВплоть до 1970-х годов "аканье" в этих местах насмешливо изображали следующей поговоркой: Граааждъне пъсажыыыры, пооойзд атправляааица с трееетьева путиии. В этом свете переход от Шахолова к Шааахлъву выглядит естественно. .

Критика. У предложенного разъяснения излишне много допущений и слабых мест. Если оно отталкивается от древнего произношения, то непонятно, почему топоним не встречается в западно-русских областях Белоруссии и Украины. Самих примерово старого написания не обнаружено. Фамилия Шохол недостаточно обоснована и напоминает, скорее, еврейскую, то есть, к вопросу не относящуюся.


Построения могут быть прозаичнее.

Словарь Даля ничего не дал для предыдущего объяснения, но в нем указывается на диалектное шаканье, как на крик селезня. Селезни в Восточной Европе распространены не менее соколов.

Е. М. Поспелов [Поспел2008] связывает имя деревни с некалендарным личным именем Шахло, произведенном от имени Шах (для примера: Федор Шах, 1610 г.). В таком объяснении просматривается определенная торопливость, так как не учитывается раннее произношение названия.

Привлекает внимание упоминание в писцовой книге Коломенского уезда в стане Большого Микулина речки Шелоховки [ПКМГ1872-77. С. 335.] (она же Шолоховка, она же Шалаховка), впадающей слева в Оку повыше Коломны.


Наиболее удачным представляется объяснение, окруженное и наиболее основательными лакунами, но такого свойства, что их заполнение способно дать историку новое понимание взаимоотношениям Московского государства с мусульманскими потомками монгола Бату через триста лет после его эпохального похода.

Доводы. Изучая сотную князя Фуникова 1552 г., П. Симсон отмечает в Богоявленском конце Серпухова за Нарою слободку, что была за татарами [Симсон1880] (11 жилых домов и 10 пустых). Прежними владельцами слободки указаны татарские помещики Тунай, Розлей и Девлечар Кишкилдеевы дети, Тауш Ежиков сын, Тоисуп и Янык Телюковы дети. Симсон не сомневается, что по соседству были и другие служебные татары, обязанные военною службою, большей частью новокрещеные, и высказывает предположение, что помещики принадлежали свите казанских царей Магомет-Аминя и Шиг-Алея, получавших Серпухов в кормление [=Серпухов] (приведенные имена помещиков противоречат их крещености). Речь идет о Касимовских татарах.

В 1452 г.До стояния на Угре Ивана с Ахматом. Василий II дал в удел пришедшему к нему на службу ханскому сыну царевичу Касиму Городец Мещёрский (упомянутый в летописях под 1152 годом как пограничная крепость Владимиро-Суздальского княжества, устроенная по приказу Долгорукого) на Оке с близлежащими землями, что положило начало вассального татарского Касимовского царства в русской земле. Это было искусственное образованиеС не до конца понятным статусом., но более двух столетий во главе его находились чингизиды, и в татарском мире оно считалось ханством, с которым считались и Сарайчик, и Астрахань, и Казань, и Крым, и СибирьВо всех осколках Золотой Орды в XVI в. бытовала работорговля, и наличие пленных христиан служило одним из факторов раздражения для Московского правительства. Работорговля, по уверениям, имелась и в Касимове, но трудно поверить, чтобы речь шла о плененных русских христианах. . Для московских князей Касимовское царство служило средством проведения своей политики в отношениях с естественными осколками Золотой Орды.

Самым известным Касимовским правителем был Шах-Али.

После смерти отца, возрасте 11 лет Шах-Али становится Касимовским царевичем, а в 13 лет решением Василия III был поставлен ханом в Казани. Через два года был казанцами изгнан, и с 1521 по 1532 гг. жил на Руси и употреблялся великим князем на различные случайные дела и порученияИзгнание из Казани состоялось усилиями антимосковской (= прокрымской) партии с отместку за излишне прорусскую политку, более, возможно, вызванную деятельностью находящегося при нем русского посла. У Шаха-Али было двойственное положение. Он вырос в Москве (интересно, где в великокняжеском дворе Василия была мечеть?), всю жизнь верой и правдой защищал московские интересы, но он же был мусульманином и чингизидом [Вельям1863-87. Ч. 1.]. По разговорам, в татарском мире иногда возникали настроения привлечь его на свою сторону, чтобы подчинить русских, как было встарь. На это Шах-Али разумно отвечал, что при Батые монголы были едины, а русские разобщены, и их можно было держать в подчинении, а теперь разобщены татары; русское государство едино, и приходится подчиняться ему. Остатки Золотой Орды еще составляли силу, но имелись и непреодолимые внутридинастические противоречия. Например, крымские ханы терпеть не могли Ахмата (Ахмеда) и его потомков, а отец Шаха-Али был племянником Ахмата. Лояльное отношение к Шах-Али Василия III, а за ним Ивана Васильевича, и посажение его на Казанское ханство было огромным раздражителем в отношениях с крымскими татарами. . Так, в 1523 и 1534 годах он ходил воевать Казанскую землюНе было единства и у Казанских татар, а были противоборствующие партии, в результате чего долго Москва то воевала с Казанцами, то сажала по их просьбе своего хана. , в 1528 г. был послан на Литовскую Украйну, а в конце 1531 и начале 1532 г. стоял в Нижнем Новгороде. Герберштейн в 1526 году видит его на охоте по правую руку от Василия и в большом почете.

В 1532 г. Василий дал ему Коширу да Серпухов с всеми пошлинами, да и отпустил его с МосквыЯщик 88. А в нем грамота шертная Шигалеева царева, дал едучи в Коширу и на Серпухов лета 7041, с Великим Князем Васильем Ивановичем всеа Русии. [ААЭТI1836. № 289.] Грамота шертная — присяга мусульман Русскому государю в подданической верности. 7041 = 1532 год. , но находился на кормлении тот не более трех месяцев. Уличенный в сношениях с Казанью и иными Государствами без Великого Князя ведома, он в начале 1533 г. был лишен имения и сослан в Белоозеро до конца 1535 годаПо сведениям, он побуждал казанцев, астраханцев и ногаев к мятежу против (предположительно своего брата) Казанского хана Джан-Али, бывшим до того Касимовским царевичем. Как видно, ответное действие Василия было мгновенным и жестким. Целью, вероятно, было объяснить, что внешняя политика государства сосредоточена исключительно в руках великого князя. Удивляет много более жестокое отношение к людям Шаха: их, включая малых деток, развезли по Твери, Новгороду и Пскову, а в 1535 году заточили в псковскую тюрьму, морили голодом, жен крестили: того же году Тотарок крестиша, а мужей их уже утушили в тюрьмы 72 человека [П.С.Р.Л.4. С. 299.]; 80 человек были брошены в Новгородскую тюрьму, они же в пять дней все изомроша. Началось это после смерти Василия, но таковы были и нравы. Став позже Казанским ханом Шах-Али сам вероломно перебьет около 70 своих противников. .

ФотоМавзолей Шах-Али в Касимове. Источник

Казанские дела требуют участия Шах-Али, опала снимается (по просьбе Городецких татар), и в 1536 г. его ласково принимают Великий Князь Иван Васильевич и великая княгиня ЕленаЦеремония такова, что его выслушивает сам шестилетний царь, перед которым он произносит покаянную речь [Вельям1863-87. Ч. 1.]. Затем он просит у царя позволения быть представленным великой княгине Елене. На встрече (занеже еще великии государь млад) Елена отвечает не сама, а через Федора Карпова, бывшего при Шах-Али в Казани послом и послужившего причиной его изгнания. Интересно, что жестокое обращение с бывшими ссыльными случилось после смерти Василия; кто же за этим не стоял, если не Елена? Судя по эпизоду, она была расчетливой и хладнокровной женщиной, возможно, не лишенной склонности к порывам гнева, в меньшей степени присущим своему мужу Василию III — это если не списать проявленную к ссыльным татарам жестокость на окружавших ее бояр. Глинская проживет еще два года и умрет 30-летней, как выражаются в таких случаях, при не вполне выясненных обстоятельствах. . В 1540 г. он правит в Касимове. За время с 1537 по 1552 гг. то участвует в походах Москвы против крымского ставленника Казанского хана Сафы-Гирея, то сам становится ханомКак видно, несмотря на молодость Ивана, политика в отношении Казанского ханства как-то Москвой осуществлялась. Окончательную точку поставит уже мужающий 22-летний московский князь. Шах-Али примет во взятии Казани самое деятельное участие, но весьма необычным образом. До пригода Ивана Васильевича он был ханом, и формально казанские войска принадлежали ему. Будучи мусульманином, он выведет их в Свияжск (отстроеннный ранее по его совету) к Адашеву, не желая сдавать город иноверцам, но по приходу русских войск к ним присоединится. . После взятия Казани, с 1553 г. живет в Касимове, отвлекаясь на Ливонские походы. В 1557 и 1558 гг. Иван Васильевич ставит его во главе 40000-го войска в походе на ливоннцевОбилие в числе военачальников Городецких татар заставляет думать некоторых историков, что поход задумывался против крымцев, и случайно превратился в Ливонский. . В 1562 г. снова участвует в Ливонском походе, где обороняется от Сигизмунда II в Смоленске. В 1564 г. стоит с войском в Вязьме, в 1665 г. в Великих Луках и на Литовской границе.

Герберштейн описывает отталкивающую уродливую внешность Шаха-АлиТо же делают русские летописи, добавляя долю злорадства: Такого им Татарам нарочно избраша Царя в поругание и посмеяние им. Но, при этом, Ниенштедт пишет: Это был по наружности видный, высокий мужчина, при том разумный и скромный. [ВостЛит. Ниеншт.]. Этот же автор добавляет несколько штрихов к походу войска под руководством Шаха-Али в Ливонию в 1557 г., несколько расходящихся с собственно данной характеристикой: Как только перешли они границу, сейчас засверкали топоры и сабли, стали они рубить и женщин, и мужчин, и скот, сожгли все дворы и крестьянские хаты и прошли знатную часть Ливонии, опустошая по дороге все.. С другой стороны, жестокость в боевых действиях нередко уживалась с благочестием в мирной жизни не только у татарских мурз, но и у русских князей, и польско-литовских гетманов [*Przyałgowski, фам.]. . Встречается утверждение о нем, как неплохом поэте. Последней женой его стала СююнбекаКазанские экскурсоводы 1970-х гг., показывая на Башню Сююнбеки Казанского кремля, рассказывали, что царица бросилась с нее, чтобы не достаться завоевателям при взятии Казани. В действительности она была выдана мурзами Ивану Васильевичу к качестве отступного. Шах-Али на пленнице женился, тем освободив от плена. У предшествовавшего супруга она была пятой женой, а насчет Шах-Али сведений на этот счет нет. . Скончался в 1567 году в Касимове и был похоронен в отстроенном для себя мавзолее. Сююнбека умрет позже, но могила ее в Касимове утрачена.

Арабское имя Шах-Али (شاهعلیВельяминов-Зернов приводит чуть иное написание с надгробного памятника, возможно несколько устарелое, и настаивает именно на таком русском написании.) произносится примерно как шейг али, и в русской среде сразу стало подвергаться обрусению. Сохранились две жалованные грамоты от его имени [ААЭТI1836]. В одной, за 1532 г., он называет себя Шаалеем Шаавлеяровичем, в другой, за 1543 г., Шигалеем Шигавлияровичем (отец — Шейх-Аулияр, ‎شيخ اوليار, примерно: шейху аулиярен). Видно, как владея одинаково хорошо русским, арабским и татарским языками, он пытался подстраиваться под окружавшую его языковую среду. Шаалей, очевидно, построено по типу слова саадак; но русские источники (Псковская летопись, Опись Царского архива) предпочитали Шигалей (Шиг-Алей), Шихалей.

Получается, что Шахолова — обычное именное название, такое же как у окружающих Игнатьевой, Клеменовой, Ивантиной, Семеновского и прочих. Переписи [Иванов1840], [Переп1678] дают неустойчивые названия: Шахолово, Шахалово, Шаалова, Шахова; только теперь можно усматривать в этом не ошибки писцов, а напротив, их осведомленность об истории именования столетней давности. Пример понимания сути названия рядом: деревня, в первой половине XVII в. указанная переписчиками как Клемякина, во второй половине поправляется их последователями на более благозвучную Клеменову; чиновники отдавали себе отчет в том, что Клемяка — это просторечный Клементий, Климент.

Речка получает название по деревне. Неподалеку имеется речушка (по-старому) Татарка, без поселений, но именных речек не бывает. Татарка обозначала место проживания татар.

Время образования осторожно можно связать с кормлением в Кашире и Серпухове. Точных данных не хватает, но каширские краеведы говорят о периодах 1521 – 1526 и 1530 – 1532 гг., прибавляя, что Шах-Али оставляет в Кашире своего наместника, фактически не появляется там, большей частью проживая в Серпухове Голубев А. А. История Каширского края и сельского поселения Знаменское с древнейших времен до начала XX века. — М. : Книжный мир, 2010. В Серпухове же, надо думать, он держал своих наложниц. (по другим данным второй период ограничился тремя месяцами в 1532 году). Если смотреть на вещи шире, Шахолову во владение он мог получить, будучи Касимовским царевичем. Во время запустения слободки, что была за татарами, отмеченного в 1552 г. Фуниковым, от Шаха в деревне могло остаться только название. Широкий диапазон захватывает период 1519 – 1552 гг. с предпочтением первой его половины, учитывая что в 1532 г. отмечена документально форма Шаалей. Было ли записанное в XVII в. Ильино тож сохраненным в памяти дошаховским названием, или же оно промельнуло и исчезло позже — неясно.

Неясна также природа особой роли деревни (пока не пустоши) в ханских делах в начале 1530-х годов. Если сопоставить имеющиеся данные с тем, что в 1760-х гг. Большая Шахалова (наследница Шахоловой пустоши) будет приписана Главной дворцовой канцелярии (единственная их всех ее соседей), можно предположить, что в первой половине 1530-х деревня принадлежала великому князю и была передана в поместное (не вотчинное) владение Касимовскому царевичу. Грамота 1532 года примечательна тем, что дает понимание о взаимоотношениях татарских кормленцев с населением. В ней Царь Казанский сообщает игумену монастыря: наши уланы, и князи, и мурзы, и пошлины люди, и псари, в их селцах и в деревнях не ставятся, и корму своего и конского у крестьян не емлют; то есть, перечисляются виды татар, сосостоящих при Шахе-Али (Казанских или Городецких) и указывается на их обычное отношение к сельцам и деревнямВ этом грамоту можно рассматривать как чистый пример применения формулы Цицерона, использованной при рассмотрении дела о выдаче кому-то римского гражданства в виде исключения. Оратор поставил вопрос: если есть исключение, хорошо бы уточнить: каковы правила? (Много позже ясная фраза исключение подтверждает наличие правила была подменена народным творчеством на туманную исключение подтверждает правило.) Здесь жалованная грамота описывает выдаваемые игумену льготы, тем самым описывая, волей-неволей, от противного обычное положение дел. . Там же приводятся обязанности Каширского наместника, очевидно, распространяющиеся на Серпуховские земли. Сведения не расходятся с отмеченным Герберштейном участием Шаха в охоте на зайцев в свите Василия III; здесь уже можно говорить об увлечении псовой охотой, по тексту, в том числе медвежейНа это обстоятельство обратил внимание автор статьи: Д. А. Котляров. О кормлениях служилых татарских ханов на Руси во второй половине XV первой половине XVI века. / Труды Исторического факультета Санкт-Петербургского университета. — С.-Петербург : Санкт-Петербургский государственный университет, 2011. (Лисей Враг?). То есть, времяпровождение Городецкого царя было вполне высокосветским.

Опосредованно такое толкование имени подкрепляет Шахолово в Бежецкой пятине в Лощемльской волости [НПК1859-910. Т. 6.]. В 1545 г. деревня числилась за Григорием Кандауровым, фамилия которого имеет, как полагают, тюркское происхождениеЕсть утверждения даже о происхождении предков этой дворянской фамилии от мишарей, формировавших этнический состав Касимовского ханства (княжества) в XIV — середине XVI вв.: Энциклопедия Tatarica : Мишари [Электронный ресурс]—URL: https://tatarica.org/ru (дата обращения: 11.2022). . Окрестные деревни и села носят чисто русские названия, либо финно-угорские (Лощимля, Удомля). Шахолово трудно отнести к тем или другим, а временем возникновения имени вполне могла оказаться первая половина XVI века.

Критика. Точнее, название, наверное, должно было звучать как Шахалиева; попадается упоминание о Касимове, как о Шигалеевом Городке. Вероятно, здесь следует подозревать приспособленчество к русскому речевому аппарату, использование нижними управленческими слоями и общую неустойчивость формы. Плюс отсутствие исходного материала для сверки. Возможно, первоначально было Шах́алава через а во втором слоге.

Приведенные доводы оставляют за рамками другие одноименные поселения: Шахолову в районе Волоколамска; Шахолову к югу от Ярославля; Шахолову, давшую название одноименной речке в Тульском уезде; урочище Шахолово в Тверской области; Шахалову в Новгородской земле; несколько прочих под подозрением в Клинском уезде, Дмитровском и других. Все Шахоловы в пределах Московского государства, но разбросаны по самым отдаленным его местам, а названы одинаково.

Не вполне ясна привязка выдачи деревни в поместное владение к периодам кормления. Если для приоцких Шахоловых это как-то объясняется, то что по поводу Клинских и Новгородских? Не могли ли это быть награды уважаемому Василием и Иваном Касимовскому правителю как военачальнику? Возможно, что разъяснение даст более основательное изучение архивов, связанных с Касимовским княжеством.

Окрестные топонимы

Микротопонимы. Интересно посмотреть на микротопонимы из ближайшего окружения Шахоловой пустоши, и относящиеся к тому же времени первого о ней упоминания [Холмог1896].

Не всем названиям удается предположить надежное происхождение, но все они (за исключением, разве что, Шахолова) звучат обычно. Топонимика междуречья Нары и Лопасни, кажется, совсем одинакова, и принадлежит одной населенческой группе.

За пример возьмем Лисий враг. По данным краеведов [Авдеев1984], неподалеку от чеховского Мелихова брал свое начало ручей Лисенка (судя по названию, речушка). С ним были связано сельцо Лисий овраг (sic ! еще в XIX в.: Лисий овраг, сельцо 2-го стана, Вяземской кн. Екатерины Петр. [Нистрем1852]) и деревня Лисенькова. Еще одна речка Лисенка (Лиска [ПГМ1796-97]) впадала в Лопасню ниже села Турова (примечательно, что рядом речка Бобровка и овраг Хорьковский). В перечне животных Серпуховского уезда [Чебот1787] приводит в том числе лисиц, выдр (бобров?), горностаев (хорьков?).

Топонимы. Названия поселений в нижнем понарье также не выделяются среди прочих уездных и (позже) губернских. В окрестностях упомянутого Мелихова встречаем деревни Бавыкина, Новоселки, Воронова; за Хатунью—село Съяново.

Одновременно, по берегам Лопасни встречаются названия не очень-то характерные для Нары: Наумиха, Чуфариха, Максимиха, Сидориха, Левониха, Поспелиха. Про первые две достоверно известно, что они произошли от принадлежности помещикам Наумовым и Чуфаровым (Чуфаровским). Максимиха (река и поселок) есть на Байкале, и легенда объясняет название ссылкой на жену донского казака Максима Перфильева, проходившего по тем местам с 1627 по 1639/40 гг.Само Мелихово могло быть обязано именам (а) Мелех, от Мелентия, и (б) Мелик (Семен Мелик, убит на Куликовом поле [Весел1974]), от которого и Меликов, и Милюков (потомок Семена Меликова). .

Происхождение пустоши

По совокупности обстоятельств, в данном случае оправдано полагать пустошью брошенную землю обезлюдевшей деревни.

П. Симсон [Симсон1880], изучивший изрядное число документов, относящихся к этим местам и временам, допускает, что пустошь могла быть местностью сильно обезлюдевшей, но не до конца. Наконец, в документах засвидетельствованы случаи одновременного наличия и пустоши, и одноименной деревни. Тем не менее, в нашем случае пустошь была, по-видимому, местом полностью нежилым, иначе деревня входила бы в приход церкви Михаила Архангела, чего по документам не было. Весь приход Архангельской церкви, что на погосте на Наре (Нехорошево), составляли в 1620 г. три деревни: Клеменова, Игнатьева, да Ивантина [Холмог1896]. Пустоши: Лисей враг, что за Меньшовой и Беликовым; Шахолова, прочие — прихожан не давали.

Причины превращения прежде деревни в пустошь могли быть разные. Наиболее очевидной, является Смутное время. Выше по НареПо прикидкам между Темней и современным Наро-Фоминском, но точных данных нет. в 1610-м году стояли лагерем войска Лжедмитрия II и гетмана Сапеги, направлявшихся к Москве. Путь их сопровождался разорением. В окрестностях Серпухова в это время сновали крымские татары, то помогавшие войскам Шуйского, то досаждавшие им.

Вот что говорится в [Холмог1896] о первых годах XVII в. в соседней с Серпуховской, Волоколамской десятине: Литовское разоренье уничтожило большинство приходских храмов городских и уездных, на месте которых остались одни церковные пустоши. Это намек на возможное имевшееся разорение и погоста на Наре: можно вспомнить, что по приправочным книгам 1627 г. церковь Архангела Михаила была указана как клетцки, то есть в виде простого сруба (хотя, не исключено, что она таковой была и изначально). Но Шушерин ссылается на произведенный в 1617 г. дозор этих мест, а это уже не намек, а явное указание на имевшееся разорение [+Переписи]. Примеры появления пустошей в результате Смутного времени приводится в [АктПисц1917], и другим свидетельствам несть числа.

Личностное восприятие Смутного времени современниками в официальные документы иногда просачивается, но лишь намеками. Однако имеется характерный и своеобразный документ [Дворянин1608], где помещик описывает свои бедствия от воров, в том числе крестьян. Что чувствовали, и как себя вели крестьяне, останется неизвестным. Скорее всего, при приближении неприятелей они разбредались по лесам, оставляя себе шанс на спасение. Помещикам, вероятно, было сложнее решиться покинуть поместье.

Бедствия Смутного времени — не единственная причина, по которой старое Шахолово могло превратиться в пустошь.

Она могла образоваться во второй половине XVI в. По некоторым источникам, из-за активных военных действий в правление Ивана Грозного (в частности, затяжной Ливонской войны), а потом и опричнины, увеличились тяготы населения (в том числе буквальные, вследствие роста размеров тягла). На это наложилось поощрение Грозным переселения народа поочья и верхневолжья в отдаленные районы заволжья, приуралья и Дикого поля, лежавшего южнее рязанских, тульских и калужских земель. Последнее достигалось раздачей вотчин в удаленных областях, и имело одной из целей увеличение защищенности центральных территорий. Оборотной стороной стало обезлюживание этих самых территорий (а в Диком поле — появление избыточного количества малоуправляемых казаков, привыкающих к разбою, и позже доставивших немало хлопот).

К семидесятым годам XVI века положение там в хозяйственном отношении стало явно критическим. Убыль населения создала в центре хозяйственную пустоту вследствие недостатка рабочих рук. Писцовые книги того времени отмечали очень много пустошей, что были деревни; вотчин пустых и поросших лесом; сел, брошенных населением, с церквами без пенья; пашен, оставленных за пустом без обработки.

Местами была жива еще память об ушедших хозяевах, и пустоши еще хранили на себе их имена, а местами и хозяева уже забыты и имян их сыскати некем. Там, где возможен цифровой подсчет о положении дел под Москвой, он дает разительный итог. Ко времени смерти Грозного в 13 станах Московского уезда писцовые книги показывают до 50 000 наших десятин пахотных земель. Из них пустует (круглым счетом) до 16 000 десятин в поместьях и вотчинах и, сверх того, до 4000 за отсутствием владельцев сдано из оброка; стало быть, до 40% пахотной земли вышло из нормального хозяйственного оборота.

Перемещение трудовой массы и хозяйственный кризис. [Платон1923]

Когда Грозный осознал пагубность внутреннего опустошения, им были сделаны первые шаги по ограничению выхода крестьян, не имевшие целью их будущее закрепощение, но приведшие к этому, будучи дополненными отменой Юрьева дня Борисом Годуновым.

Следующую волну опустошения принес голод 1601–1603 гг., возникший из-за неблагоприятных погодных условий несколько лет крядуОдно из предположений связывает эти погодные условия с катастрофическим извержением 19 февраля 1600 г. вулкана в Перу. С другой стороны, в помещичьих и церковных имениях запасы хлеба были, и если бы не натуральная природа крестьянских хозяйств и отсутствие рынка, последствия неурожаев не оказались бы столь ужасны. .

Уже весною 1601 года хлеб был дорог. Через год рожь стали продавать в 6 раз дороже. Затем эта цена возросла еще втрое. Не только малоимущие, но и средние слои населения не могли покупать такой хлеб. Исчерпав запасы продовольствия, голодающие принялись за кошек и собак, а затем стали есть траву, липовую кору. Голодная смерть косила население по всей стране. Трупы валялись по дорогам. В городах их едва успевали вывозить в поле, где закапывали в большие ямы.

Цитируется по: Голод 1601–1603 годов

Помимо вымирания, голод повлек перемещение большого количества окрестного населения в Москву (где Годунов одно время пытался продавать хлеб по сносным ценам), а также уход крестьян в разбойничьи шайки. Дело дошло до введения Годуновым заново Юрьева дня, но только на год, так как эта мера не помогла.

Еще в писцовых книгах второй трети XVII в. попадаются формулировки типа: [...] пустошь, что было село, а [в жеребье тое пустоши] место церковное [...] — запустело до мору. В данном случае в пустошь превратилась не деревня, а даже село с церковьюПример взят из [Доброл1891] и касается села Знаменского Егорьевской епархии, расположенной далеко от неспокойных событий на западе и на юге. . Оговорка запустело до мору свидетельствует, что опустоение деревень после трех голодных лет было делом обыкновенным.

Пусть не в такой мере, но голод, а также эпидемии холеры и чумы возникали время от времени и вносили свой вклад в исчезновение населения. [ВкладыXVII] приводит свидетельства двух вкладов в Высоцкий монастырь вотчинных сел и деревень, оставшихся после смерти владельцев вместе с семьями от "морового поветрия".

Еще одна причина — татарская. Весь XVI век левый берег Оки в районе Серпухова, и выше, и ниже, был очень неспокойным пространством, через которое часто проходили с юга на север крымские татары и ногайцы. Известно высказывание Девлет Гирея в его письме Ивану Грозному: Жгу и пустошу все из-за Казани и Астрахани, а всего света богатство применяю к праху, надеясь на величество Божие. Сжегши Москву, Девлет-Гирей на обратном пути разорил (в числе прочих) Серпуховской уезд. С меньшей вероятностью, но все же могла пустошь появиться по той же причине, но в более позднее время (набеги крымцев и ногайцев, пусть не столь катастрофичные, продолжались и в XVII веке [Акты1571], а в целом они беспокоили Московское государство с XV до XVIII века). Там же в [Симсон1880] встречается пример упоминания того, как в документе за 1615 год в Серпуховском уезде имеется деревня Демьяновская, а в писцовых книгах 1627–1628 гг. она уже названа помесною пустошьюВероятно, о ней же, и более определенно, сообщается в писцовых книгах Серпуховского уезда 1627 г. со ссылкой на дозорные книги Степана Чирикова 1614 г.: пустошь, что была деревня Демьянова [Холмог1896]. . Есть пример жалованной грамоты Василия Ивановича на заселение пустых земель, подтвержденной Иваном Васильевичем, и относящейся к более раннему 1533 г., где прямо говорится о том, что татаре у них селце и деревни вывоевали и выжегли [АГР1860. № 39.],—существенно севернее, в Костромской области; и так далее. Еще более разорительными эти набеги были для Северской Украйны, куда входил Новосильский уезд.

При всем при этом, опустошению есть и совсем прозаическая причина. Сообщается [Поспел2008], что люди могли оставлять жилища, и переселяться на новое место в силу истощения земли.

Судьба Шахоловой пустоши не была единичной, и приведенные выше подтверждения тому не составляет труда продолжить. Рядом, через речку, по тому же сообщению Федора Шушерина (фактически—некоего Пимена) находилась пустошь Лисья врага, ставшая к концу XVIII в. сельцом, а к концу XIX—деревней Лисенками. В завещании князя Владимира Андреевича, своему сыну Ивану он передает Дягилеву слободку, а поблизости Серпухова (также Ивану) слободки Круглую и Остапковую. [Симсон1880] сообщает о наличии в писцовых книгах 1623–1697 гг. упоминаний уже о пустошах: Дягилевой, Круглой и Остаповой; и так далее.

Окру́га

Нехорошево и окрестности

До начала XX в. деревня входила в приход Михаило-Архангельской церкви села Нехорошева, значительно разросшийся со времен Михаила Романова за счет новых поселений. В частности, это означает, что все рожденные в это время в Верхнем Шахлове были крещены в этой церкви. Именно, это:

Фото2018Вид от Нехорошевской церкви на Нару.

Вид с холма от церкви Михаила Архангела на Нару и занарье был хорошо известен поколениям ближних крестьян в течение нескольких веков, еще со времен древнего погоста.

По поводу названия села Нехорошева интернет приводит фантастические суждения (басни, как любил говорить В. Н. Татищев). Но с этим, однако, все просто. В [Симсон1880], в материалах Серпуховской переписи Григория Сунбулова 1678 года находим: Нехорошев Карпушка Костентинов сын, у него приемыш Мишка Юрьев Нижегородец. Там же: Нехорошев Микулка Костентинов сын, детей Мишка, Алешка 14 л. Андрюшка 12 л. Акимко году. Вероятно, это братья, а фамилия их обязана прозвищу Нехорош (по типу Несмеяна, Некраса и подобных отпугивающих нечисть, существовавших не только у русских, но и у многих других народов)Любопытно, что [Холмог1896. С. 124.] сообщает о наличии в 1616 г. в районе Борисоглебского погоста близ устья Протвы земель помещиков Богдана, Бориса и Ивана Хорошевых. Хорошевы здесь—именно фамилия, потому что Борис и Иван названы Ондреевичами (таковым, вероятно, был и Богдан). В связи с этим можно вспомнить еще об одном объяснении приставки не в фамилиях: как отмежевание от другой фамилии, без этой приставки [Unbeg1972]. В нашем случае объяснение могло бы выглядеть так: Нехорошев—это не Хорошев. . Соответственно, исходное название села должно было быть Нехорошево, а Нехорошее стали говорить со временем, когда исходный смысл стал забываться.

Есть основания высказаться и более определенно. Вот, что имеется:

Сопоставление фактов делает связь возникновения села Нехорошева с Нехорошем Шишкиным, прикидочно 1550–1560 гг. рождения, почти доказаной. В противном случае потребуется допустить существование еще одного современного нашему Нехороша, что возможно, но представляется менее вероятным. Если село появилось еще при жизни Нехороша, это могло случиться в первой четверти XVII в., иначе — во второй половине.

Справедливости ради нужно вспомнить о дворянах Нехорошевых, предок которых невесть когда (не сообщается) прибыл на русскую службу из Пруссии [Новиков1787]. Следов Нехорошевых в Серпуховском крае не просматривается.

Имея общую фамилию, Нехорош и Русин Шишкины были родственниками. Но они еще принадлежали одному поколению, и Русин вполне мог оказаться ближайшей родней Нехороша, даже старшим братом. Косвенно в пользу этого говорят нехристианские имена обоих. Скорее всего у них были еще и христианские имена, но следующие поколения рода Шишкиных (как и прочих из их сословия) уже имели исключительно христианские имена.

Церковь Михаила Архангела в Нехорошеве.

Нехорошево, как полагают, никогда не было большим. Со ссылкой на краеведа Б. Мамонтова, источник сообщает, что в нем больше 7-ми дворов никогда не было (обычно 4—5 домов), а самое большое число жителей было отмечено в 1771 году, когда там было 53 человека. В остальное время здесь проживало постоянно менее 20 человек.

О Нехорошевской церкви Михаила-Архангела и о селе имеется следующая справка:

Устроена из кирпича на старом Юшковском погостеЕсли только это не ложно понятое старое выражение, то, называя Архангельский погост Юшковским, автор имел в виду, что впервые он был упомянут в переписной книге дьяком Пименом Юшковым. Однако, вероятнее, что здесь просто непонимание, действительно, непривычно составленой старой фразы. в 1691 году на месте деревянного храма, отмеченного под 1617 годом. Общая композиция церкви, традиционная для зодчества XVII века, сочетается с декоративными формами московского барокко. Здание состоит из кубического объема четверика, завершенного карнизом и поясом кокошников, небольшой трапезной и шатровой колокольни. В 1860 году, когда селом владел князь Н. С. Вяземский, боковые фасады храма были застроены приделами, что повлекло за собой ряд изменений в облике храма. В 1880-е годы село Нехорошево было одним из ведущих культурно-просветительских центров Московской епархии, известным не только в России, но и далеко за ее пределами. При храме существовала церковно-учительская школа, попечителями которой были баронесса С. М. Энгельгардт и Иван Андреевич Хутарев. При участии семейства Хутаревых церковь была перестроена и заново расписана. В 1884 году появилось двухэтажное каменное здание церковно-приходской школы.

Архангела Михаила церковь. / Серпуховский район, Нехорошево село. / Русские Церкви

Происхождение церкви более раннее, чем о ней сообщают писцовые книги. На церковном кладбище (что при церкви, а не на местном приходском, то есть общем) долго сохранялось надгробие, относящееся к 1550-м гг.После урагана, пронесшегося в этом месте в 2018 г., а может несколько раньше, следы надгробия потерялись.. Косвенно это подсказывает и старину Шахолова.

Сохранившаяся церковь Михаила Архангела считается древнейшей каменной в Серпуховском районе. Дополнительные сведения дает источник и другой источник. После ее возведения, ее деревянная предшественница была перенесена в деревню Шатово [Пилипенко2006-12]. В [Благов1874] сообщается о наличии в Шатове деревянной церкви святителя Николая, приписанной к Березне, но та ли это старая церковь клецки, сохранившаяся спустя немногим менее 200 лет после переноса, не сообщается.

Представление о том, как могла выглядеть церковь на Архангельском погосте в 1617 г. и до перенесения в Шатово в 1691 г., способны дать старые зарисовки, и даже фотографии. Название типа строения обязано тому, что алтарь, молельный зал и трапезная делались простейшим образом в виде срубов, крытых двускатными крышами.

Темня и окрестности

Несколько выше по Наре находится не раз поминаемое в метрических книгах прихода Михаило-Архангельской церкви (и упомянутое наряду с другими населенными пунктами в последнем указанном источнике) село Темня (Темна; с XIX века Спас-Темня). Село известно своей историей и собственной церковью. Первое упоминание о нем, как о городе, встречается в известной духовной грамоте Ивана Калиты.

Сын Калиты Андрей передаст Темну (как и Серпухов с Нивной) уже своему сыну Владимиру, и оба эти населенные пункта всплывут еще раз в завещании Владимира Андреевича сыну Ивану:

Серпохов с тамгою и с мыты, и с селы и с бортью и со всеми пошлинами; а к Серпохову волости: Городец, Нарское, Нивна, Темна, Синилищи, Гомонин, Ярославля слободка, Мокрая слободка, Дягилева слободка, Лвова, верх Москвиц слободка ...

[Симсон1880]
Изображение2009Спасская, села Темни, церковь

Ряд перечисленных поселений после Смутного времени превратится в пустоши, а ряд доживет до XX века. Еще сведения о месте и роли Темни в истории:

Все окрестные села и деревни входили в состав Теменского стана Серпуховского уезда. На территории было разбросано несколько погостов, вокруг которых группировались селения: погост Михаила Архангела на Юшкове (Нехорошево)Здесь точно, погост на Юшкове — недоразумение, ввиду неправильно понятого смысла фразы из писцовой книги. , Иоанна Предтечи на Ивановой горе, Рождественский в Телятьеве и другие. Центром всего стана являлся погост Спас Темня, расположенный на высоком берегу реки Нары. Спас Темня — это и есть древний город Темна. ...

Древний город Темня был форпостом, охранявшим московскую землю от набегов татар. С одной стороны его защищала полноводная река Нара, с другой речка ТеменкаВъ оврагѣ близъ с. Спасъ-Темни черная юрская глина, безъ окаменѣлостей, также прикрываетъ известнякиГидрологический очерк Московской губернии. Санитарного врача Московского губернского земства Н. Д. Соколова. М., 1913. . В дозорной книге церквей и земель 1620 года о Темне сказано: В Теменском стану погост Спаский на реке Наре, а на погосте церковь Преображения Спасова деревянна клёцки, строение церковное приходских людей ...

В Темне жили представители светской и церковной властей, сюда съезжались крестьяне с окрестных селений на торг и по своим мирским делам. Крестьяне Темны были освобождены от крепостной зависимости, так как являлись государевыми.

Спас-Темня. Церковь Спаса Преображения

Еще одна Теменка приведена на карте [Кусов2004] в недалеком Воскресенском уезде, и впадает в Истру. Примерно в тех же местах имелась река Темкина (Темникова), через Алковку впадавшая в р. Москву; уже в правом поочье, в Тульской области, отмечена река Темная (Теменка) — последние две [Смол1976].

Что касается произношения, то по всей вероятности оно было на русский манер через ё, то есть Тёмня-город на Тёменке-речке с темною водоюСуффикс -енк дает повод задумываться, не была ли речная темнота (воды или дна) непостоянной вдоль течения или же во времени..

В понарском правобережье Теменский стан, вероятно, подходил вплотную к владениям Большой Шахоловой. [Кусов2004. № 278.] изображает справа от этого владения землю погоста церкви Рождества Христова что в Темне, на которой селение церковно служителей (1767 и 1849 гг.; в Темне — надо понимать: в Теминском стане). Карта [ПГМ1796-97. Нижнее понарье.] показывает протекающую через владение погоста речку Рожественку, что дает бесспорный пример именование мелкой речки по поселению. По поводу церкви Холмогоровы [Холмог1896] меланхолически замечают: В Серпуховском уезде, в Теменском стане изстари была церковь Рождества Христова на погосте, что в Темне. Когда и по какому случаю она была упразднена — неизвестно. Последние сообщения о ней помечено Холмогоровыми 1715 годом, когда она была построена (читай: заново)По челобитью вдовы боярина Петра Васильевича Шереметева Татьяны Афанасьевны было велено ей новопостроенную церковь Рождества Христова, да предел Николая чудотворца, которую построили на оброчном Рождественском погосте, в Серпуховской десятине, что в Темне, освятить Тарусской десятины старосте поповскому успенскому попу Макарию [...]. В этом году дань бралась со дворов попа, дьячка, просвирницы, помещицы и с 20 дворов крестьянских; в этом отношении погост напоминает Архангельский. На карте Московской губернии 1792 г. погост отмечен с церковью. , но Кусов ссылается на упоминание в 1849. По данным Холмогоровых церковная земля отдавалась на оброк разным лицам; так, в 1699 г. находилась на оброке у преображенского попа Федора, что в Теменском стане.

Капустино и окрестности

Историческое описание села Капустина дал в свое время его владелец А. Н. Корсаков [-Корсаковы]. Сведения также приводят Холмогоровы [Холмог1896].

image с 2004 по 2013Георгиевская церковь в Капустине.

Верстах в 12 от Лопасни, к юго-западу от неё, в небольшой котловине, по которой протекает речка Темна, лежит селение с небольшой деревянной, столетнею церковью и пошатнувшеюся на бок колокольнею — это село Капустино, по писцовым книгам известное ещё в 1598 году. [...]

Сохранилось предание, что на Темне проживал некогда какой-то татарский мурза. Был ли крещен он, или нет — предание не говорит, но вот что случилось: однажды люди его, работая в капустных грядах, нашли Образ св. Великомученика Георгия. Икону перенесли в церковь какого-то соседнего села, но через несколько дней она опять оказалась на прежнем месте. Явление это, говорит предание, повторялось несколько раз, пока наконец мурза не построил храм во имя св. Великомученика Георгия. С тех пор селение стало называться Егорием в Капустине — так оно зовется и до сих пор. [...]

Событие, о котором говорит предание, может относиться к концу XV или началу XVI столетий, т.е. к тому времени, когда Серпухов с окрестными местами действительно находился у Татарских царей во владении на поместной праве. Так было в 1497 г., когда Серпухов, Кашира и Хотунь были отданы Вел. Кн. Иваном III в поместье Казанскому царю Мегмет-Аминю (Соф. Врем. т. II, 254) и в другой раз в 1531 г., когда Серпухов с Каширою был отдан в поместье же Вел. Кн. Василием Ивановичем Казанскому царю Шиг-Алею (Кар. т.VII, 95). Цари Казанские владели данными им поместьями, конечно, через доверенных лиц, через приказчиков; таким приказчиком мог быть и тот мурза, который по преданию, жил в Темне.

Георгиевская церковь в Капустино. Записка, составленная в 1874 г.

Примечательно, что предание сохранило до XIX в. намек на события начала XVI, или даже конца XV вв., что косвенно подтверждает древность села. Об истинном происхождении названия, однако, предание уже забыло: правдоподобнее всего связать его с предположительным прозвищем первого владельца, или основателя — Капуста (по типу Нехорош—Нехорошево, Игнатий—Игнатьево), бытовавшим до XVII в.

Имеются сведения за 1627 г. — более поздние, чем предание, на которое ссылается Корсаков, но зато более надежные.

135 г. в Теменском стану погост Егорьевский в селе Капустине на речке на Теменке, а на погосте церковь Страстотерпца Христова Георгия деревяна клецки, строенье церковное образы и ризы и книги и клепало приходных людей, да на погосте ж во дв. поп Ондрей Ортемьев, во дв. дьячок Тимошка Овдокимов, место дворовое пономарево, место просвирницыно, да два места дворовые старческие, которыи питались от церкви божии ...

Писц. кн. 439, л. 337 [Холмог1896]

На деле Георгиевский погост с церковью расположен через речку Теменку от села Капустина.

Владельцем Капустина обозначен Максим Беликов, передавший, как известно из той же писцовой книги, в 1617 г. принадлежавшую ему пустоши Лисья врага к старой церковной земле на Архангельском погосте заодно с дачами своих земель по челобитью прихожан Федора да Федота да Дементья Шишкиных да вдовы Анны Меньшова жены Шишкина. От него Капустино достанется его брату Федосею. Некоторое время Капустиным будут владеть его потомки (сын Федосей Иван, который отдаст часть имения дочери Авдотье в качестве приданного при выходе замуж за Никиту Тимофеевича Есенева, и оставит после себя другую часть в качестве наследства овдовевшей жене Настасье и дочерям Анисье да Авдотье) до, вероятно, 1705 г., когда свою половину сельца (так в документе) Беликовы променяли на муромское поместье некоего Федора Викулиновича Панова [Холмог1896], ставшего новым владельцем — и их фамилия покинет Капустино.

Фото 2014Развилка на Капустино и на Пертопавловку.

Неподалеку от Капустина находилось сельцо Вихрово с барским домом. Сохранилась легенда позднего времениСудя по упоминанию фамилий, в таком виде ее могли рассказывать с конца XIX в., будто в начале XIX в. один из крестьян Дорофеевых выступил в каком-то вопросе против барина. Его поддержали семьи Филиных и Ефремовых. Семьи бунтовщиков были выселены из деревень Капустино и Вихрово в чистое полеБыло ли так, неизвестно, но повод имелся в 1796 г., когда по восшествии на престол Павел I издал указ о приведении к присяге всех сословий, включая владельческих крестьян (для которых такая присяга была отменена в 1741 г.). Вот как об этом пишет современница княгиня Дашкова: Прежде приводили к присяге на верноподданство только дворян; остальная часть общества, гражданские чиновники и крепостные люди, не присягали. Павел I по какому-то капризу приказал от всех своих подданных, не исключая крестьян, взять клятву покорности. // Эта новая мера взволновала всю Россию. Крепостные приняли ее за освобождение от своих помещиков, и многие деревни начали бунтовать, отказываясь от работ и от платежа оброка. Император начал усмирять бунт вооруженной силой. [...] // Дух мятежа, прорвавшийся так непредвиденно, в некоторых местах поддерживался низшими чиновниками — самым мерзким сословием в государстве. Они обходили богатые поместья и уверяли бедных и невежественных мужиков, что если они объявлены казенными крестьянами, то прежние их владетели не имеют на них никакого права. [Дашк1990]. Существуют и менее резкие оценки этому поступку Павла, находящие в нем шаг к будущей отмене крепостного права (сторонницей которого, судя по Запискам, была просвещенная Дашкова, и с доводами которой вынужден был согласиться сам Дидро).
Толстой в Войне и мире пишет мимоходом и более сжато о крестьянах Богучарова князя Андрея: ... ходили [...] неясные толки [...] о присяге Павлу Петровичу в 1797 году (про которую говорили, что тогда еще воля выходила, да господа отняли).
. Место назвали Кочетовка, но позже название сменилось на Петропавловку (по легенде). Старые карты населенного пункта с такими названиями не приводят, возможно по причине его малого размера. [Смол1976] приводит три речки Кочетовки: в верхнем левом поочье в бассейне реки Нугрь, в среднем правобережье от Осетра до Раков и в нижнем левобережном поочье между реками Гусь и Унжа. [Поспел2008] приводит упоминание о деревне Кочетовке в писцовой книге за 1577 г. в нынешнем Раменском районе Подмосковья и возводит название к русскому имени (прозвищу) Кочет. [Кусов2004] сообщает о наличии сельца Кочетовки (Бронницкий уезд) и пустоши Кочетово (Коломенский), а еще о Кочетовых — владельцах пустоши Труново на севере Серпуховского уезда, выше Лопасни. [Иванов1840] приводит несколько Кочетовых/Кочетовских в Можайском и Каширском либо Коломенском уездах — на удивление, все пустоши в период 1625 – 1628 гг.; отмечена в те же сроки Кочетова пустошь в Серпуховском уезде. Оставалась ли она незаселенной до исхода XVIII века?

Таким образом, название Кочетовка для нового поселения было выбрано не случайно, вероятно сообразуясь с ранее существовавшим именем пустоши, луга или еще чего-то. Название Петропавловка, вероятно, обязано часовне, так как церкви в деревне быть на могло. Справочник [Пенкин1911] приводит более правдоподобное название Петропавловские выселки, добавляя на старый лад: Кочетовка тож. Это подтверждает, что в начале XX в. крестьянская и помещичья память хранила историю поселения.

Сельцо Вихрово на старых картах обозначено в первоначальной, по-видимому, форме как Вихорево. Наиболее вероятное происхождение — от нецерковного имени Вихор. Слово оказалось стойким к течению времени. Например, у Бажова в Каменном цветке: Отлежался-таки Данилушко. Бабушка Вихориха его на ноги поставила.

Северо-западнее Капустина лежит деревня Березинки — Березинка. Надо думать, что произношение было через ё, Берёзинка, как в ЧерёмушкахВопрос о черемуховом происхождении Черемушек не отчетлив. Черемушек на карте России много в разных местах; есть несколько наименований Czeremcha — Czeremchowa в Польше. Вспоминается Черемошня в братьях Карамазовых Достоевского, у которой имелся реальный прототип в Тульской губернии, но есть пример еще одной Черемошни, неподалеку от села Износки Калужской области (губернии) (а и про будущие московские Черемушки в первой половине XVIII в. писалось: пустошь Черемошки по сторонам Черемошского оврага). Помимо объяснений от черемухи попадаются (реже) объяснения (тоже возрастные) от черемый, червленый — темно-красный. Еще реже отсылают к балтскому названию озера Серемо в Осташковском уезде Тверской губернии (плюс к этому в Новгородской летописи озеро Селигер = Серегер). Возможно, следует обратить внимание на е/ё: Черёмошня? . Название наводит на мысли о почтенном возрасте поселения.

Немногим северо-восточнее Капустина лежит старая деревня Сохинки (Сахинки). Старые документы [Смол1976] и карты [ПГМ1784. Подольский уезд.] располагают ее по берегам позднее исчезнувшей речки Сохинки, впадавшей в Теменку. [Смол1976] приводит созвучные гидронимы Окского бассейна:

Есть еще гидронимы Сошица, Сошня (и деревня Сошня в Псковской области).

Прмимо людского имени Соха [Тупик1903] и обозначения орудия труда, соха могла еще означать кол (палку) и меру земли в качестве податной единицы [Срезн1893] (в последнем случае не очень понятна уменьшительная форма).

Одним из последних владельцев господских домов в Вихрове и Сохинках был граф А. П. Цёге фон Мантейфель, видный земской деятель, долго бывший (почетным) мировым судьей, уездным и губернским гласным Серпуховского уезда, хорошо знакомый по соседству с А. Н. Корсаковым и по земским делам с А. П. Чеховым. В год смерти он стал статским советником. Его могила находилась в Капустине, по-видимому, у Георгиевской церкви [Некрополь1914]:

Родился А. П. фон Мантейфель в 1835 г., окончил Московский университет и был известен как пианист, музыковед, переводчик и писатель. Принадлежал рыцарскому роду происхождением из Померании. Его отцом был Петр Август-Фридрих фон Мантейфель (1768–1842), выпускник Лейпцигского университета, писатель, автор книги Досуг при свете лучины (переиздана М., 1964). Дед — Карл Рейнгольд (1721–1779), сын Готтарда Иогана фон Мантейфеля (1690–1763), офицер шведской, затем российской армии, владелец имений в Эстляндии и Лифляндии, возведенный в графское достоинство Священной Римской империи в 1759 году (Мантейфели).

Кузьменки и окрестности

Ниже Нехорошева, по левобережью Нары расположена группа деревень, тяготеющих к селу Кузьменки. Более раннее название — село Кузминское, а с выселением из села в 1705 г. части крестьян в новообразованную на строящейся большой дороге в Воронеж (будущее Симферопольского шоссе) деревню Кузминскую, название со временем превратилось в Старые Кузьменки. Про село и церковь сообщаются следующие сведения:

image 2007Успенская церковь в Кузьменках.

Село Кузьминское на речке Городенке, с храмом во имя Успения Богородицы — вотчина серпуховского Высоцкого монастыря — впервые упоминается в 1555 г. Тогда село было местным центром и существовало, как видно, уже немалое время, так как при нем значатся деревни и починки (между прочими, сохранившиеся поныне Тверетиново и Окулово). В 1554/1555 гг. они были выменяны царём у монастыря на другие селения и пошли в поместную раздачу. Успенский храм, видимо и тогда был древяной клетцки, как он описан в документе 1627 года. В 1620 г. в приходе села Кузьминского состояли деревни Рыжикова, Петровская и Глубокая.

В 1694 г., 17 сентября, выдан был антиминс во вновь построенную, существующую и сегодня каменную Успенскую церковь. Вероятно в последующие времена, к ней были приставлены колокольня и трапезная. Кирпичные стены последних, в отличие от собственно храма, не имели железных связей, что повлекло за собой крайнюю ветхость постройки к середине XIX века. [...]

В ХХ в. Успенскому храму в Старых Кузьмёнках выпала судьба стать единственной в серпуховской округе сельской церковью, так и не закрытой советскими властями.

Храм Успения Пресвятой Богородицы села Кузьменки. [Пилипенко2006-12]

Успенский погост с церковью находился выше по течению, справа от Городенки; сами Кузьменки — по обе стороны реки, а ниже по левому берегу располагалось одноименная деревня Городня (Городенки)Название Городенка широко представлено на карте расселения восточных славян. Только Википедия/2021 для Городни приводит примеры 20-ти поселений, девяти рек, плюс для Городенки три поселения и семь рек. Из поселений только два города, остальное деревни и села; реки все небольшие. Карта дает несколько озер Городно в западных областях (Белоруссия, Украина, Псковская область). Без сомнения, дело этим не кончается. Речка Городенка (Городенка Лесная) протекала в 1770-х гг. через имение Римских-Корсаковых деревню Сукромну в неподалеку от Епифани [ПГМ1790]. Деревня Андрусова, где был подписан русско-польский мир, стоит рядом с речкой Городенкой. Речка Городенка впадала в Чертановку поначалу близ Москвы, позже в ее пределах, и так далее. Произношение везде, видимо, было: Городёнка. Гидронимы Городня, Городянка, Городнянка и подобные встречаются в бассейне Оки [Смол1976]. В Московской губернии начала XX в. отмечено 4 Городенки и столько же Городянок [Здан1926] (плюс две Городни). Нередки пары: Городенка-деревня рядом с Городенкой- (Городней-, и т. д.) речкой. Особо стоит Городенка в Новосибирской области, ближайшая вода к которой — небольшие озера в отдалении.
Некоторые Городенки известны с летописных времен. Городенка в Каменец-Подольском районе будто бы упоминается под 1195 годом (прямые ссылки в Сети отсутствуют; в [ПСРЛ2] этого упоминания нет). Этот городишко стоит близ двух соединяющихся речек, но совсем с другими названиями. Предшественник белорусского Гродно упоминается под 1183 г. сразу как княжеский город: Городен погоре весь и церкви каменная ... [ПСРЛ2], но имеются косвенные более ранние отсылки к нему. Под 1116 г. неявно: по имени Городеньского (о чем не сказано) князя Всеволодки [Всеволода], за которого Мономах отда дщерь свою Огафью; под 1128 г. в числе прочих кривичей в походе на Муром участвует Всеволодко из Городка [Всеволод из Городня], под 1141 г. преставися Всеволод Городеньскии [Городенскыи], и так далее (все по [ПСРЛ2]; в [Алекс2006. Кн. 2.] ссылки приводятся не совсем точно). В Киево-Печерском патерике (не считающемся в данном случае безусловно надежным источником) приводится год 1005.
Городенки-поселения соблазнительно увязать с укреплением-городом (Рюрик раздая мужем своим волости [...] городы рубити — ПВЛ; притом, города уже известны: Новгород, Вышгород, и далее), благо имеется несколько примеров Городен = Городец; названия водных объектов произвести от них. Обращают на себя внимание обычно скромные размеры поселений и большое количество гидронимов. В пояснениях к [РПраво1952. Вып. 4.], где обсуждается повинность, заключавшаяся в строительстве городских стен и прочих оборонительных сооружений в городе (что стала заменяться денежной податью во второй половине XVI в.): городня — сруб, засыпанный землей или камнями; здесь уже безотносительно к воде.
Выручает Даль: Городня ж. стар. [...] срубы, насыпанные землею или каменьями, для ограды, укрепления, или в виде быков, устоев под мостами, также сваи, а ныне забор [...]. Он позволяет примирить одно с другим: острожки, ставленные для освоения глухих мест, и деревянные сооружения в прибрежной воде. С такого острожка начинался Гродно-Городно: археологические раскопки [Штыхов1966] сообщают о преобладании в начальном культурном слое Гродно костей диких животных перед домашними. Следовательно место, выбранное кривичами для построения острожка (более позднее выражение) неподалеку от земли ятвягов, было диким. Тогда речка в необжитом краю получила прозвание по городку (это допущение, а не утверждение, могшее быть и противоположным). Для иных Городенок начало могло идти от сруба-городенки на реке, а после появлялось поселение. Примерно как Владимир Святославич заложи городъ на броду Трубежа в 992 г. и нарче Переяслвль, только здесь название постройке давалось более прозаично. На озере, каковых в северо-западном краю не счесть, наличие построенной для какой-то цели городенки могло дать прозвание этому озеру. Подольско-серпуховская Городенка имеет право претендовать на почтенную историю, упирающуюся в появление здесь вятичей.
.

В 1700 г. Петр I отнимает у нерасторопного монастыря полсела за ослушание великого государя указу, что власти Высоцкого монастыря не учинили селидбу до указу в том своем селе на землях на большой воронежской дороге и передает его Меншикову, но тот уже в 1701 г. променил новую вотчину (не уточнено, на что) в Богоявленский монастырь архимандриту ЕвфимиюВ Москве, что за Ветошным рядом, и с уточнением, что архимандриту Евфимию и казначею Иосифу. Монастырь же, один из старейших в Москве, был основан родоначальником династии Великомосковских князей, сыном Невского и отцом Калиты, Данилой Московским (объявленным позже святым ), в 1296 г. Известно, что в монастыре от настоятеля и брата Сергия Радонежского, Серафима, принял постриг будущий митрополит Алексий (москвич по рождению но сын Черниговского боярина [-Голицыны]). Он провел там 20 лет, после чего был поставлен епископом во Владимир. (Крестным отцом Алексия был сын Великого князя Иван Данилович, будущий Калита. Похоронен Алексий будет поначалу в основанном им Чудовом монастыре, потом прах будет перенесен в основанный им Успенский собор в Кремле, и после, окончательно, — в Елоховский собор, ставший особенно известным в Советский период в XX-м в.) Богоявленский же монастырь принял в свое время прах третьего сына Меншикова, Александра (посвятившего себя армейской службе), а по разорению этого монастыря в XX в. богатое надгробие было перенесено в монастырь Донской. В XXI в. от Богоявленского монастыря осталась только церковь Казанской Божьей Матери в отличном состоянии и богатая история, в которой сделка с Меншиковым-старшим, кажется, особенно не выпячивается. [Холмог1896. С. 116.].

Кузьменки дают документированное время существования XVI-м веком, но бесспорно, что фактическое начало этому селу, как и многим другим поселениям в округе, было положено значительно раньше.

Прочее

В нижнем течении Нары имеется немало других достопримечательных мест.

Выше Темни, и также по правому берегу Нары, находилось устье реки Растовки [Шуберт1860. Ряд VI, лист 5.], [ПГМ1796-97. Юг Верейского уезда.]. Поотдаль от устья, вверх по реке находилась деревня Растовка. Симсон полагает ее следом города Растовец, упомянутого в духовной Калиты [Симсон1880]. Уверенно согласиться с ним нельзя, так как помимо сильного довода pro — совпадения имени — есть и contra: (а) Растовка — деревня, и не имеет церкви, и (б) она удалена от заметных водных путей.

Также выше Темни находится село Васино. Вестник Мир искусств №3 (11) от 2015 г. сообщает, что Васино имело Преображенскую церковь (замененную в середине XVII в. с деревянной на каменную), принадлежало когда-то Теменскому стану, и что с запада село ограничивала речка Растовка. Та же ли? Далее по тексту упоминается ограничивающая усадебный парк речка Родонка. Здание усадьбы в указанном году в неважном состоянии, но сохранилось.

image 17 октября 2012Частично восстановленная колокольня церкви Иоанна Предтечи.

Южнее Кузьменок, на Ивановой горе, при церкви Иоанна Предтечи в конце XIX века была выстроена колокольня, только на 2 аршина ниже, чем колокольня Ивана Великого в Московском Кремле. По писцовым книгам 1627 г. (судя по всему, того же Шушерина) там была вотчина Высоцкого монастыря, пустошь, что был погост Предтеченский, на реке на Наре, усть речки Московки и Велемки, а в ней храм бывал Иоанна Предтечи [Холмог1896. С. 152.]. Первое же известное письменное упоминание связано со льготной грамотой, выданой Иваном Грозным Высоцкому монастырю (в числе нескольких других) на пятилетнее освобождение от пошлин после Девлет Гиреева разорения в 1571 г., где упоминается сельцо Глубокое, а в сельце была церковь Иоанна Предтечи, сожжена, да 17 дворов сожжен. Церковное предание сообщает, что на месте погоста Иванова гора в 1374 г. останавливался Сергий Радонежский на своем пути в Серпухов для основания Высоцкого монастыря, и что там он посадил дуб.

Известная колокольня была воздвигнута в 1895 г., как считают, на месте сохранившегося пня от легендарного сергиевского дуба, на средства Диомида Митрофановича Хутарева, члена известного семейства промышленников, по образу, вероятно, виденной им в Харькове практически такой же колокольниСкорее — точных сведений нет — виденного им проекта Харьковской колокольни, потому что заложена она была раньше, в 1888 г., а достроена только в 1901-м. .

Льготная грамота Грозного прямо свидетельствует, что (а) рассматриваемые здесь места в XVI-м в. были достаточно населены, чтобы привлечь внимание крымцев, и (б) имели достаточно развитую систему дорог, чтобы позволить татарскому боевому отряду (пусть и не основным силам) добраться до совершения разбоя. Можно сказать, что значительная доля известных много позже в этих местах деревень уже образовалась. В действительности, это произошло раньше, о чем свидетельствует наличие сразу трех близко расположенных по Наре погостов: Предтеченского, выше — Архангельского, еще выше — Рождественского (а дальше Спасский в Темне; а вдобавок нескольких на отдалении от Нары). Теоретически расстановка погостов вполне могла произойти во времена Мономаха, а деревень — вскоре после появления в этих местах вятичей.

Д. М. Хутарев был родом из крестьян, из деревни Верхних Велемей, что на речке Велемке слева от Нары. Иванова гора с погостом примыкают прямо к устью Велемки с левой стороны, а справа от устья в конце XVIII в. была Беликова пустошь [Кусов2004], названная так, очевидно, то ли по известному ранее владельцу Капустина и Лисья Врага Максиму Беликову, то ли по его потомку. Выше по Велемке расположена пара деревень: Верхние и Нижние Велеми, поразительно напоминающие пару Шахоловых. Две пары деревень близки по размерам и заметно крупнее окружающих. У обоих пар неустойчивые именования: Верхние/Нижние, Большие/Малые. Изменялось основное имя: в данном случае Велемены — Велемеи — Велеми. Обе пары начинались с одной деревни, и раздвоились позже: еще в 1634 г. в Высоцкий монастырь дал вкладу крестьянин с Велемен, инок Конан, 5 рублев [ВкладыXVII]. Вклад неслучаен: в переписи 1678 г. отмечается [Переп1678], что деревни Верхние и Нижние Велеми числятся за Высоцким монастырем.

Высказывается мнение, что название Велеми восходит к древнерусскому имени Велимъ — усечению от Велимиръ, восходящему к праславянскому *Velimirъ/*Velemirъ, что означает многославный [Вас2005]Здесь источник воспользовался существующим для данного примера предположением о мире не как о спокойствии (древнерусское слово), а как о славе—от германо-скандинавского mâri/mērs, означающего славный, знаменитый. Одновременно, польские источники сообщают о старопольском имени Wielimir, составленном из Wiele- (желать, велеть, советовать) и -mir (мир, спокойствие, благо). В современном польском wielebny = преподобный, почтенный. . Имя распространилось в некоторых славянских языках, например в древнечешском Velim, Velema; в болгарском Велем, Велим. На русской территории, по Новгородской берестяной грамоте № 516 (вторая половина XII в.) известна деревня Велимичи (позже Вельмичи). Село Велимичи встречается в Белорусском Полесье. В низовьях Волхова отмечена деревня Велеми (середина XIX в.). Велемье встречалось в Рязанской (Скопинский уезд) и Минской (близ Мозыря) губерниях. В Тарусском уезде Калужской губернии отмечалась деревня Велема на одноименной речке. Велемишки отмечались в Каунасской губернии. От *Вельма/*Вельмъ, произведенными от формы Вельмиръ, строят происхождение деревни Вельмино в Епифанском уезде Тульской губернии и хутора Вельмово в окрестностях Новогрудка Минской губернии [Вас2005]. У западных и Южных славян встречаются топонимы Welim (Wylym) в Польше, Vielen в Германии, Welim (Welin), Vilemovice и Velemin в Чехии, Velin в Венгрии (от словацкого Velim’); есть сербохорватское Velimje. (В некоторых случаях предположительно допускается смешение с производным от имени Велѣнъ.) В любом случае древность названия не вызывает сомнений, как и древность поселения.

Одновременно, в ближних и дальних окрестностях остаются малоисследованные названия. К ним можно отнести сельцо Микожели на реке Микожелке, Московку на реке Московке (независимо от Москвы/Москвы, или выведено от них ?), Талеж, и так далее.

Хронология заселения нижнего понарья от Калиты до Николая II

Документальную историю заселения окрестностей Шахлова помогают построить как уже приводившие свидетельства, так и дополнительные.

1176 год. В Ипатьевской летописи упоминается Лопасна. Она вне шаговой доступности от Шахлова, но расположена в будущем Серпуховском уезде, на реке Лопасне, что впадает в Оку ниже Серпухова, близ Сенкина перевоза. В летописи она приписана Черниговскому князю Олегу Святославичу, но будучи расположеной на границе княжеств Черниговского (позже Литовского), Суздальского, РязанскогоВоинственные рязанцы, говорит летопись, сурови суще человеци, свирепы и высокоумны. и Московского не раз будет переходить от одного к другому в результате междоусобиц.

Имеется современное мнение, что древняя Лопасна располагалась в устье реки Лопасни, у Сенкина перевоза, но была уничтожена Тохтамышем в 1382 г., а Лопасня/Чехов отстроена заново в 40 километрах выше по реке.

Примерно 1339 г. дает упоминание ряда относительно и фактически близких поселений в завещании Ивана Калиты.

Выписка из завещания Ивана Калиты его владений, относящихся к будущим Серпуховскому и Подольскому уездам.
Земля Кому завещано Описание
  1. Семен — будущий Симеон Гордый, великий князь.
  2. Младший Андрей станет отцом Владимира Андреевича Серпуховского (Храброго).
Город Серпухов. Сыну Андрею. Первое упоминание.
Город Лопастна. Сыну Андрею.
Город Темна. Сыну Андрею. На реке Теменке, повыше Шахлова по Наре.
Город Нивна. Сыну Андрею. Местонахождение подсказывает речка Нивенка, впадающая в Нару слева, по карте верстах в трех ниже Шахлова по течению.
Село Талежское. Сыну Андрею. На реке Талежке к Юго-Востоку от Лопасны.
Город Растовец. Сыну Андрею. В будущем деревня Растовка, по левому берегу Нары севернее Серпухова, на речке Растовка в среднем ее течении (со второй половины XX в. Чеховский район).
Деревня Скулнев. Сыну Семену. Впоследствии Ильинское-Скульнево, за Лопасной.
Село Лопастеньское. Княгини своеи с меншими детми.
Город Щитов. Сыну Андрею. Вверх по Наре, по левой стороне, в верхнем течении реки Мочи. В конце XVIII в. сельцо.

По [Черепнин1950], владения Андрея Ивановича унаследуются его сыном Владимиром. Растовец, Лопасна и Серпохов будут упоминаться в грамоте Василия Дмитриевича Владимиру Андреевичу. Скулнев перейдет от Семена жене его брата великого князя Ивана II Красного Марье, и будет указан Иваном II в завещании для передачи сыну Дмитрию, а духовною Дмитрия будет передано сыну Василию, также будущему великому князю.

Около 1401–1402 гг., по данным [Черепнин1950ВлА], в духовной Владимира Андреевича к этим местам относятся почти те же поселения, но с добавлениями. Передаются сыну Ивану: Серпоxов с тамгою, и с мыты, и с селы, и з бортью, и со всеми пошлинами. А к Серпохову волости: Городецъ, Нарьское, Нивна, Темна, Синилища, Гомонинъ, Ярославля слободка, Мокрая слободка, Дягилева слободка, Лвова, Верхъ-Москвицъ слободка. Щитов со Щитовской делятся между сыновьями: А рубежъ Щытову с(ы)ну, кн(а)зю Семену, з братом с Васил(ь)емъ. Тухачев достается сыну Андрею. Сыну Василию, помимо Щитова и прочего, достается Растовец.

По правой стороне от Нары, к югу от Шахлова имелась деревня Мокрая, вошедшая много позднее в состав Оболенска, поселка Государственного научного центра прикладной микробиологии, заложенного в 1975 г. на землях, до революции 1917 г. принадлежавших помещику Н. П. Мантейфелю. Новый поселок получил такое название в память другого Оболенска, на Протве, бывшего в XIII–XIV вв. центром Оболенского княжества, захиревшего, и в конце XV в. превращенного в уезд по нижнему течению Протвы [Крупн1968. Серп.], упраздненный при Екатерина II. В XX-м веке старый Оболенск стал селом. Близ Мокрой, на земле будущего нового Оболенска (тогда еще не существовавшего) в конце 1920-х гг., в Учебном центре погранвойск начинал пограничную карьеру Пржиялковский Владимир Михайлович, связавший на недолгое время свою судьбу с уроженкой Верхнего Шахлова Никифоровой Марии Никифоровной.

На карте [Кусов2004], и в [МетрикаЦМА] встречается деревня Московка (Московская), что на реке Московке, впадающей в Нару ниже Шахлова. Карта Кусова показывает еще одну речку Московку в Подольском уезде.

1550-ми годами помечен сохранившийся надгробный камень около церкви Михаила Архангела в бывшем Нехорошеве. Значит, в это время здесь уже был погост с церковью, а раз так, то и какие-то близлежащие деревни.

В 1572 г. в духовной грамоте Ивана IV Грозного [Черепнин1950ИвГ] сыну Ивану завещается уже просто город Серпухов с волостми, и с путми, и с селы, и со всеми пошлинами, без уточнений, что свидетельствует о заселенности этих мест.

На следующие данные ссылается при выполнении письма и меры дьяк Федор Шушерин в 1629 г. Они дают представление о ближнем окружении деревни.

В 1617 г. по приправочным книгам с Пиминова дозору Юшкова.
Земля Кто владеет Описание
В 1701 г. в приходе церкви Михаила Архангела уже 72 дворов, пашни церковной земли 18 четьи в поле, а в дву потому ж, сена 12 копен.
Погост на берегу Нары реки с церковью. Во дв. поп Петр Микулин да с ним вдовой поп Лазарь Варламов, во дв. проскурница Анна, во дв. пономарь Матюшка Константинов и 2 дв. церковных бобылей, кормятца Христовым именем; пашни церковные паханые 12 чети, сена по вражку меж поль 10 копен, лесу три десятины.
Шахолова пустошь, Окологородного стана. Помещик Федот Шишкин. От речки Шахоловки, что за рекою за Нарою.
Пустошь Лисья врага, Теминскаго стана. Помещик Максим Беликов. Что бывал встарину прогонный луг.
Деревня Игнатьева, Окологородного стана. Помещик Федот Петров Шишкин.
Деревня Ивантина, Окологородного стана. Помещик Клементий Иванов Соймонов.
Деревня Клеменова, Окологородного стана. Владение помещиков Андрея и Ивана Григорьевых Шишкиных.

В 1691 г. в Нехорошеве строится каменная церковь, а старая деревянная переносится в Шатово (уже существующее), что заметно южнее Шахолова, по той же стороне Нары. В 1701 г. на погосте, 4 дв. бобыльских, а в них 27 человек, а по сказке той церкви попов Иуды Григорьева да Климонта Яковлева и пономаря Федотка Зиновьева, что они бобыли на них попов пашню пашут и всякую работу работают.

В [Кусов2004] приводится описание прилегающих к Шахлову земель по состоянию на 1767–1769 гг. В целом на это время вся земля уже занята, и свободной, как 150 лет назад, нет.

Заселение земель ближней окрестности в 1760-х гг.
Земля Кто владеет Когда и кто межевал Описание по В. С. Кусову
  1. Номер в скобках для поиска земли на карте В. С. Кусова.
  2. Д.—десятин.
  3. С.—квадратных саженей (1 десятина = 30 * 80 = 2400 кв. саженей = 1,12 га, при том, что до середины XVIII в. 1 сажень = 2,16 м).
  4. "Речка"—объекты речной сети.
  5. Шмаров—Шмаров Федор, порутчик (так в источнике), капитан, землемер.
  6. Гневышев—Гневышев Иван, капитан, в 1770 г. секунд майор, землемер.
  7. Лапатин—Лапатин Алексей, артиллерии капитан, подполковник, землемер.
Большая Шахалова, деревня Окологородного стана (410) Главная дворцовая канцелярия Тинковской волости. 7 июля 1769 г. Гневышев. Земли 522 д., 22 с. Душ 37.
Малая Шахалова, деревня Окологородного стана (411) Канцелярии иностранных дел советник Петр Петров сын Курбатов. 9 июля 1769 г. Гневышев. Пашня 65 д., 820 с. Лес дровяной 49 д., 730 с. Сенной покос 5 д., 142 с. Селение 4 д., 120 с. Дороги 3 д., 200 с. Речка 1 д., 2390 с. Всего 328 д., 1982 с. Душ 34.
Шатово, село Окологородного стана (409) общее владение статского советника Петра Алексеева сына, коллежского ассессора Порфирия Григорьева сына Шишкиных. 19 июня 1767 г. Шмаров. Пашня 300 д., 1209 с. Сенной покос 362 д., 1922 с. Лес дровяной 65 д., 1066 с. Мелкая лесная поросль 2499 д., 222 с. Селение 16 д., 439 с. Кладбище 375 с. Под речкой 2 д., 1220 с. Болота 3 д., 1020 с. Всего 3265 д., 1905 с. Душ 154.
Ивантина, деревня Окологородного стана (125) Общее владение действительного статского советника Федора Ивановича Соймонова, статского советника Петра Алексеевича да коллежского ассессора Порфирия Григорьевича Шишкиных, подполковника Гаврилы Михайловича Фон Троунберха жены Александры Дмитриевы, маэора Родиона Ивановича Маслова жены Анисьи Васильевны. 24 августа 1767 г. Шмаров. Пашня 90 д., 749 с. Лес и лесная мелкая поросль 105 д., 1371 с. Сенной покос 16 д., 970 с. Селение 4 д., 600 с. Под речкой 3 д., 50 с. Дороги 3 д., 432 с. Всего 224 д., 1772 с. Душ 22.
Лисей Враг, сельцо Теминского стана (190) Иностранных дел советник Петр Петров сын Курбатов. 9 октября 1767 г. Шмаров. Пашня 282 д., 19 с. Лес 71 д., 2000 с. Сеной покос 23 д., 940 с. Селение 14 д., 2179 с. Дороги 3 д., 1713 с. Под речкой 6 д., 1600 с. Всего 402 д., 1251 с. Душ 193.
Архангела Михаила, погост Окологородного стана (11) Священно и церковно служители церкви Архангела Михаила. 9 октября 1767 г. Шмаров. Пашня 31 д., 920 с. Луг 4 д., 1200 с. Дороги 2280 с. Болота 1 д., 1100 с. Неудобной земли на горе и по берегу Нары 5 д., 1490 с. Селение 1 д., 1560 с. Церковь и кладбище 800 с. Селение крестьян 2 д., 1385 с. Под речкой 1 д., 1850 с. Всего 50 д., 585 с. Душ 53.
Большой, луг Окологородного стана (35) Общее владение статского советника Петра Алексеева сына да коллежского ассессора Порфирия Григорьева сына Шишкиных и подполковника Бориса Григорьева сына Безобразова. 6 октября 1767 г. Шмаров. Пашня 13 д., 694 с. Лороги 1545 с. Болотцо 1200 с. Под речкой 2 д., 700 с. Всего 16 д., 1739 с.
Игнатова, деревня Окологородного стана (127) Общее владение той деревни крестьян, статского советника Петра Алексеева сына да коллежского ассессора Порфирия Григорьева сына Шишкиных, подполковника Гаврилы Михайлова сына Фон Троунбюнберха жены его Александры Дмитриевы дочери, маэора Родиона Иванова сына Маслова жены Анисьи Васильевой дочери. 4 сентября 1766 г. Шмаров. Пашня 167 д., 1029 с. Лес дровяной 280 д., 287 с. Сенной покос 14 д., 2248 с. Селение 5 д., 190 с. Дороги 2 д., 1642 с. Под речкой 4 д., 1425 с. Всего 474 д., 2021 с. Душ 51.
Клейменово, полусельцо Окологородного стана (149) Общее владение статского советника Петра Алексеева и Коллежского ассессора Порфирия Григорьева детей Шишкиных. 24 сентября 1767 г. Шмаров. Пашня 276 д., 2279с. Лес 333 д., 236 с. Две рощи, сосновая и березовая 20 д., 1058 с. Селение 9 д., 1256 с., 1494 с. Болота 3 д., 2021 с. Дороги 6 д., 1800 с. Неудобий 5 д., 850 с. Речка 3 д., 800 с. Всего 669 д., 2194 с. Душ 83.
Клейменово, полусельцо Окологородного стана (148) Общее владение подполковника Бориса Григорьева сына Безобразова, статского советника Петра Алексеева и Коллежского ассессора Порфирия Григорьева, вахмистра Ивана Иванова детей Шишкиных. 2 октября 1767 г. Шмаров. Пашня 157 д., 1675 с. Лесная мелкая поросль 148 д., 144 с. Роща сосновая 26 д., 1287 с. Луг 30 д., 360 с. Усадьба 2 д., 400 с. Дороги 2 д., 1800 с. Неудобий 1 д., 100 с. Речка 1 д., 1460 с. Всего 370 д., 26 с. Душ 11.
Мокрая, деревня Окологородного стана (224) Общее владение маэора Александра Иванова сына Лодыженского, порутчика Николая Сергеева сына Бобрищева Пушкина, прокуроров, князя Сергея и князя Семена Ивановых детей Вяземских, коллежского советника Михаила Михайлова сына Бобрищева Пушкина, порутчицы Аграфены Андреевой дочери Колючинской. 10 июля 1767 г. Шмаров. Пашня 130 д., 2036 с. Сенной покос 18 д., 320 с. Лесная мелкая поросль 479 д., 1476 с. Селение 3 д., 1886 с. Под речкою 1116 с. Дороги 4 д., 1080 с. Всего 628 д., 714 с. Душ 51.
Темны, село Серпуховского уезда, Теминского стана (470) Того села церковь Спаса Преображение да ведомство Коллегии экономии крестьян. 4 октября 1768 г. Гневышев. Пашня 89 д., 1471 с. Лес 8 д., 290 с. Сенной покос 9 д., 126 с. Селение 2 д., 2264 с. Кладбище 1500 с. Дороги 2 д., 840 с. Под речкою 2 д., 1840 с. Всего 115 д., 1131 с. Душ 53.
Вихарева, деревня Серпуховского уезда, Теминского стана (70) Вдова, ассессорша Федосья Ивановна и прапорщик Алексей Иванович Хрущовы. 23 октября 1767 г. Шмаров. Пашня 111 д., 803 с. Лесная мелкая поросль 57 д., 637 с. Лес 59 д., 1501 с. Сенной покос 11 д., 600 с. Селение 1 д., 1650 с. Дороги 1 д., 900 с. Под речкою 900 с. Всего 242 д., 1191 с. Душ 76.
Капустино, сельцо Серпуховского уезда, Теминского стана (173) Генерал маиор Егор Андреевич ГоловцынУ Кусова ошибочно указан Головкин. [ПланыАлф. Подол. 1766.] дает правильное написание Головцына, архангелогородского губернатора. Граф Гаврила Иванович Головкин тоже есть среди владельцев, но других участков. , коллежского ассессора Ивана Михайловича Озерова жена Анна Авдеевна. 30 октября 1767 г. Гневышев. Пашня 306 д., 1981 с. Лес 125 д., 68 с. Сенной покос 12 д., 2130 с. Селение 17 д., 2000 с. Дороги 6 д., 106 с. Речка 1530 с. Всего 469 д., 615с. Душ 116.
Села Капустина писцовая церковная земля (173А) Церковь Георгия. 24 октября 1767 г. Гневышев. Пашня 21 д., 940 с. Сенной покос 2 д., 625 с. Селение 1 д., 700 с. Всего 25 д., 775 с.
Сахинки, сельцо Серпуховского уезда, Теминского стана (419) Вдова, ассессорша Федосья Ивановна и прапорщик Алексей Иванович Хрущовы. 26 октября 1767 г. Гневышев. Пашня 28 д., 1560 с. Сенной покос 1950 с. Селение 11 д., 1890 с. Дороги 723 с. Речка 190 с. Всего 41 д., 1513 с. Душ 76.
Воронина, деревня Окологородного стана (62). Надворный советник Петр Федоров сын Нащокин. 22 августа 1767 г. Шмаров. Пашня 15 д., 2370 с. Лесная мелкая поросль 303 д., 219 с. Луг 11 д., 1600 с. Селение 1040 с. Дороги 2 д., 2300 с. Всего 334 д., 329 с. Душ 9.
Дорохово, пустошь Окологородного стана (96). Крестьяне деревни Игнатовой Главной дворцовой канцелярии. 8 июля 1769 г. Гневышев. Лес дровяной 162 д., 1482 с. Дороги 1470 с. Всего 163 д., 552 с.
Комарюша, пустошь Окологородного стана (155). Общее владение статского советника Петра Алексеева сына и коллежского ассессора Порфирия Григорьева сына Шишкиных. 10 сентября 1767 г. Шмаров. Лесная поросль 48 д., 1557 с. Дороги 1029 с. Всего 49 д., 186 с.
Рождества Христова что в Темне, погост Теминского стана (278). Священно и церковно служители. 11 сентября 1767 г. Лапатин. Пашня 11 д., 651 с. Лес дровяной 78 д., 337 с. Сенной покос 10 д., 1730 с. Селение церковно служителей 1849 с. Дороги 2 д., 300 с. Речки 1 д., 730 с. Всего 104 д., 797 с.
Растовка, деревня Серпуховского уезда, Теминского стана (390). Полковник Федор Григорьевич и подполковник Алексей Иванович Стрекаловы, вдова капитанша Наталья Петровна и дети ее Василий и Яков Ивановы дети Арцыбашевы. 22 мая 1768 г. Гневышев. Пашня 116 д., 2020 с. Лес 60 д., 750 с. Сенной покос 5 д., 2050 с. Селение 8 д., 580 с. Дороги 2 д., 1584 с. Речки 1405 с. Всего 194 д., 1189 с. Душ 33.
Языкова, деревня Окологородного стана (423). Общее владение надворного советника Петра Федорова сына Нащокина и капитана Сергея Яковлева сына Раевского. Всего 390 д., 2196 с. Душ 4.
Останкова, пустошь Окологородного стана (247). Общее владение надворного советника Петра Федорова сына Нащокина и капитана Сергея Яковлева сына Раевского, прокурора, князя Сергея Иванова сына Вяземского. 14 августа 1767 г. Шмаров. Пашня 41 д., 1322 с. Лесная мелкая поросль 7 д., 1890 с. Сенной покос 9 д., 1109 с. Дороги 1596 с. Речки 1 д., 1750 с. Всего 61 д., 467 с.

Данные [ПланыАлф. Серп. 1766.] несколько отличаются от приводимых Кусовым. Так, расходятся некоторые номера участков (при совпадении числа душ и, иногда, времени выполнения межевания), совпадая с номерами [ПГМ1784. Серп. уезд.].

Указатель документов Генерального межевания Серпуховского уезда 1766 – 1914 гг.
№ по Генеральному плану Когда и кем межеваны Звание дач и владельцев По ревизии мужского пола душ Удобной Неудобной Всего
  1. Д.—десятин.
  2. С.—квадратных саженей.
  3. Им же имярек — значит выше была запись Землемером имярек.
127 [1]769. Июня 7 Имже Шмаровым Шахалова малая деревня Советника Петра Петрова Курбатова 34 323 д., 1792 с. 5 д., 190 с. 328 д., 1988 с.
128 [1]760. Июля 24 Имже Шмаровым Шахалова большая деревня Дворцового ведомства 37 512 д., 57 с. 9 д., 2365 с. 522 д., 22 с.
155 [1]767. Октября 9 Им-же Шмаров. Лисий Овраг сельцо с деревней и пустошьми иностранных дел советника Петра Петрова Курбатова 193 392 д., 338 с. 10 д., 913 с. 402 д., 1251 с.
Карта местности2004Окрестности Большой Шахаловой на карте В. С. Кусова по состоянию на 1767–1769 гг.
Карта местности2004Левая сторона нижнего понарья на карте В. С. Кусова по состоянию на 1767–1769 гг.

Как видно, и Шишкины, и Соймоновы прожили в этих местах, по меньшей мере, от Грозного, и до Екатерины II.

Это первые документы, где появляется вторая Шахолова (малая), причем размером сразу практически тем же, что у начальной (большой). Что касается похожей пары деревень Велемей (входят в участок села Кузминского, в списке по Кусову не приведенный), тут неравенство: в Верхних 110, в Нижних 51 душа; и далее неравенство надолго сохранится.

Владельцем Лисьего Оврага и Малой Шахаловой в это время оказывается известный дворянин Петр Петрович Курбатов [-Курбатовы].

Дворцовые селас 1610 по 1613Назначение дворцовых сел. [АктИст1841. № 355.]

Бросается в глаза принадлежность Большой Шахаловой Главной дворцовой канцелярии, а Малой — чиновнику Канцелярии иностранных дел. Главная дворцовая канцелярия занималась поставками на нужды Двора, а передача ее земель чиновникам, в том числе Канцелярии иностранных дел, была обычной практикой, поэтому не исключено, что некоторое время перед этим дворцовую принадлежность имели обе Шахаловы. Как такое случилось, не очень ясно; возможно в результате исторически длительного процесса секуляризации, начатого в активной фазе Петром I Великим, и доведенного до конца Екатериной II Великой. Наверняка же такая судьба имелась у земель Спасской церкви в Темне, так как известно, что по закону Екатерины церковные земли передавались именно в ведомство Коллегии экономии.

Таким образом, имеется косвенное подтверждение на начало XVIII в. принадлежности Михаило-Архангельской церкви земель обеих деревень. Крестьяне земель Главной дворцовой канцелярии назывались дворцовыми, несли различные повинности на землях великих князей и царей в их пользу, и имели некоторые преимущества перед помещичьими. В 1797 г. они были переведены в категорию удельных крестьян, а удельные были освобождены в 1863 г.

Карта В. С. Кусова дает почву для некоторых предположений. Обращает на себя внимание, что село (теперь уже) Темны на ней расположено не на самой речке Теменке, а повыше. Если этот случай применить в речке Нивенке, то получится, что расположением древней Нивны (пропавшей после упоминания в завещании Владимира Андреевича) мог быть холм с будущим Архангельским погостом, позже Нехорошевым. (Против этого говорит наличие неназванной речки между Нивенкой и погостом; но тогда Нивна могла быть на месте Большого луга, ну, или выше по НивенкеОдин из смыслов: нива — небольшое поле в лесу; маленькое поле [Полес1968]. Нивна, видимо, поселение при Нивенке..) По той же логике можно было бы искать место протекания речки Шахоловки не в самом Верхнем Шахлове, а ниже по Наре, в районе Нижнего Шахлова, или даже еще ниже. Более того, старая Шахолова пустошь, что от речки Шахоловки, могла поначалу дать жизнь Нижнему Шахлову, а уж от него Верхнему. В 1769 г. чуть выше деревни Малой Шахаловы протекает неназванная речка, а чуть выше Большой — речка Мосоловка, но никак не Шахоловка, а впадает в Мосоловку еще одна речка, ЗасопкаРека Мосоловка встречалась в Рязанском поочье (Мъсалофка, Масаловка, Мусаловка), впадая справа в Бахту (Боходь, Боход, Бохотку, Бюхотку), правого притока Тысьи [Смол1976]. Река с таким названием продолжает существовать в Липецкой области в Донском бассейне. Существует также с десяток деревень Мосоловок в Саратовской, Рязанской, Тамбовской и Тульской областях, тяготеющих к югу. . (В то же время, в переименованиях со временем малых речек не было необычного.) Трудность в том, что все эти малые речки в XX-м веке (а иногда и раньше) исчезли.

Карта местности1860Ряд VI, лист 5 карты Шуберта. Излучина Нары с Большой Шахловой.

Для окрестностей Шахлова представление о заселении в первой половине XIX в. дает карта Шуберта [Шуберт1860] В целом она совпадает с картой Кусова, но легко заметить некоторые новшества. Так, сельцо Лисей враг (овраг; он же в [Холмог1896]) превратился в Лисинки. Между Лисинками и Клеменовым возникла деревня Новоселки. Обращает на себя внимание отсутствие на карте Кусова деревни Сьянова, примерно на месте которой расположена деревня Савинки, в свою очередь исчезнувшая с карты ШубертаЕсть подозрение, что Савинки на карте Кусова есть неправильно считанное из документа "Сиянова". Российские карты разных лет (включая Малороссию) дают несколько однокоренных названий деревень и сел (Сияново, Сьяново, Сияновка); деревню Съянову дает карта Кусова по левую сторону реки Лопасни, незадолго до впадения ее в Оку. Имеется фамилия Сиянов, в том числе в 2000-х гг. на Украине. Полагают ее происхождение от прозвища Сиян, восходящего к профессиональной принадлежности человека: по Далю Сиян, м. орл. саян—сарафан растегаем, распашной. .

В свою очередь, карта Шуберта почти безукоризненно иллюстрирует метрические книги [МетрикаЦМА], относящиеся к последней трети XIX века–двум первым декадам XX. Изменения почти ограничиваются подправкой названий некоторых поселений или их состояний. То же сельцо Лисинки (или Лисенок) в конце XIX в. становится деревней; Клеменово окончательно становится Клейменовым (до этого написание и произношение неустойчиво). Шахаловы тогда же превращаются в Верхнее и Нижнее, и в Шахоловы—Шахловы.

Сведения карты Шуберта по времени совсем немного опережают данные справочника, собранные по состоянию на 1859 г. [РосИмпМос1862]. Выборка из справочника (с сохранением названий) дается ниже:

Некоторые данные о заселении ближней окрестности в 1859 г.
Поселение Положение Число дворов Число душ Примечание
мужского пола женского пола всего
  1. С. — село.
  2. Сц. — сельцо.
  3. Д. — деревня.
  4. Пог. — погост.
  5. Вл. — владельческая.
  6. Каз. — казенная.
  7. Удел. — удельная, бывшая дворцовая (с 1797 г.)
  8. Р. — река.
  9. Рч. — речка.
  10. Руч. — ручей.
Пущено Пущино-на-Наре, сц., вл. при р. Наре 25 90 90 180
Городенки (Городка, Починки), сц., вл. при ручье Городенки Наре 10 52 51 103
Велеми верхние, д., каз. при рч. Городенки 60 253 280 533
Велеми нижние, д., каз. при руч. Нелонке 10 79 71 150
Успенский (Кузменский) пог. при руч. Чичере 5 8 11 19 Церковь
Спас-Темный (Темня), с., вл. при р. Наре 29 97 97 194 Церковь, завод
Сьяново, д., вл. при р. Наре 23 102 112 214
Лисинки (Лисий враг), сц., вл. при р. Наре 16 63 62 125
Шехалово большое, д., удел. при р. Наре 50 189 187 376
Шехалово малое, д., вл. при р. Наре 25 116 114 230
Новоселок, д., вл. при р. Наре 12 65 72 137
Архангельский (Михайловский, Нехороший), пог. при р. Наре и рч. Лагушке 5 8 9 17 Церковь
Игнатьево, с., вл. и удел. при р. Наре 39 148 152 300
Клейменово, сц., вл. при р. Наре 33 114 116 230
Иваньтиново, д., вл. при р. Наре и рч. Лагушке 14 56 45 101
Ивановский (Ивановская гора), пог. при р. Наре и родниках 5 7 9 16 Церковь
Шатово, с., вл. при ручье Сухмени 33 212 220 432 Церковь
Новики, сц., вл. при ручье Сухмени 35 120 123 243
Ростовка, д., вл. при рч. Растовке 12 40 41 81
Березинка, д., вл. при ручье Теминке 30 133 114 147
Сохинки (Сахинка), д., вл. при колодцах и прудах 25 102 109 211
Георгиево (Капустино), с., вл. при ручье Теминке 29 130 105 135 Церковь
Вихрово, сц., вл. при ручье Теминке 10 65 50 115
Петропавловские выселки, д., вл. при ручье 6 22 26 48

Заметно сходство двух погостов: Ивановского на Ивановой горе и Архангельского в Нехорошеве. Оба они малозаселены, вероятно, сходны по происхождению и отведенной им ролиПри этом имеется мнение о происхождении погоста Ивановой горы во времена Юрия Долгорукого.. В Темне появляется завод, знаменующий начало раскрестьянивания этих мест.

На 1869–1874 гг. данные имеются только по церквам [Благов1874]. В скобках указано время постройки церкви, имевшейся на момент составления данных. Приписано к приходам церквей в Капустине (1765 г.) дворов 129, душ мужского пола 403, женского 447, в Кузменках (1694 г.) дворов 200, душ 720 + 880, в Нехорошеве (1691 г.) дворов 215, душ 818 + 951, в Темне (1735 г.) дворов 330, душ 1622 + 1832.

По состоянию на 1890 г. [Шрамч1890], в Вихрове жило 112 душ, в Ивантиновой (Вантиновой) 145, в Игнатьевой 322, в Капустине 207, в Клейменове 260, в Лисинках 134, на погосте в Нехорошеве 13, в Новинках 152, в Новоселках 171, в Петропавловских выселках 52, в Сохинках 209, в Спас-Темне 76 (и располагалась квартира урядника), в Сьянове 249, в Шатове 564, в Верхнем Шахлове 518, в Нижнем 349.

Имелись усадьбы: при Березинках мещан Медведевых, при Вихрове и Сохинках Цёге-Фон МантейфеляК указанному периоду относится довольно пикантный эпизод писательской деятельности Александра Петровича Цёге-Фон-Мантейфеля [Авдеев1984]. В 1892 г. умер родовитый князь В. В. Вяземский, работавший сторожем в Солнышковской больнице [МетрикаЦМА1875. Пояснение.]. Поддерживавший с ним отношения, но мало знавший его в действительности (село Вяземского Кудаево [МетрикаЦМА1878. Воспреемник.] располагалось выше по Наре, за Темнею, а, кроме того, старший родственник нынешнего, генерал И. В. Мантейфель, был сослуживцем отца Вяземского, Василия Васильевича), Мантейфель, человек сентиментальный, любивший музыку, написал некролог в Русских Ведомостях о необычном князе, представив его человеком будущего, бессеребреником, раздавшим крепостным и нищим свое состояние, и, одновременно, читавшим немецких философов, изучавшим дифференциальные уравнения, и так далее. Он же предложил проникновенную эпитафию на могилу Вяземского на Всехсвятском кладбище в Серпухове: Замечательные люди исчезают у нас безследно. Мы ленивы и нелюбопытны [Некрополь1914]. Опираясь на некролог, тему современного Ильи-пророка развили в последующих статьях другие авторы; в том числе полную панегирическую биографию написал местный краевед А. Н. Корсаков [-Корсаковы]. Дело выходило нешуточное, и личностью Вяземского стал интересоваться Л. Н. Толстой, но тут разразился скандал. Либеральный журналист, тогда тостовец, Меньшиков, желая изучить материал о князе, приехал в 1895 г. в Серпухов по приглашению Мантейфеля; по простоте стал распрашивать о Вяземском не у серпуховской интеллигенции, а у крестьян, и неожиданно выяснил, что в действительности тот был с крепостными жесток до садизма, вел распутную жизнь, прогнан с военной службы и так далее, а в сторожи Солнышковской больницы был сослан, с 10 рублями в месяц отступных, предводителем дворянства Серпухова, дабы не позорил городскую знать. Мантейфель написал извинительное письмо в Русские Ведомости, где отказывался от своих прежних показаний и оправдывался тем, что ничего не знал: оказалось, что три четверти фантазий про нового Иоанна Предтечу были почерпнуты им у собственной жены. Хотели было созвать комиссию по выяснению обстоятельств, но предмет был неудобным, и дело замяли. Чехов в эту сомнительную деятельность не лез, но образ приходившего к нему Меньшикова (теплое пально, галоши и зонтик в сухой солнечный весенний день и нудный скрипучий голос) взял заготовкой для своего человека в футляре. , при Капустине Корсаковых, при Шатове Куртьянова, при Новоселках (?) князя Шаховского, при Лисинках купца Коншина.

Имелись земские школы. При Вихрове: попечителем указан Александр Петрович Цёге-Фон-МантейфельВо время работы в земстве, А. П. основал много народных школ., законоучителем священник Иван Илларионович Протасов, учителем — Иван Павлович Бошняк. При Спас-Темне: попечителем школы указан крестьянин Илья Агафонович Ульянов, законоучителем священник Владимир Петрович Минервин, учительницей — Александра Николаевна Попова.

В Нехорошеве церковно-приходское училище (школа).

По состоянию на 1899 г. [Аврорин1899] указано количество населения: в Березинках 350, в Вихрове 125, в Ворониной 153, в Ивантинове 175, в Игнатьеве 416, в Капустине 262, в Клейменове 323, в Лисенках 139, на погосте в Нехорошеве 29, в Новоселках 210, в Петропавловских выселках 79, в Сохинках 310, в Спас-Темне 139, в Шатове 743, в Шахлове Верхнем и Нижнем 621 и 443.

Нехорошевская церковно-приходская школа: попечительница — баронесса С. М. Энгельгарт, законоучитель священник Е. Соколов, помощник его дьякон Н. Смирнов, учительницы Е. Добролюбова, Ю. Черткова, Александра Сергеевна Белялинова, и Екатерина Соловьева.

За 1911 г. численность поселений дается уже в количестве дворов [Пенкин1911. со с. 423.]: с. Капустино 31, д. Клейменово 40, Верхнее и Нижнее Шахловы 88 и 64 и так далее. Примечательно появление фабричного поселка при фабрике Н. Н. Коншина Новая Мыза: 383 двора. Подобного поселка не наблюдается на других серпуховских фабриках, где имелись только казармы, существовавшие и на Новой Мызе. Также замечательно появление в некоторых деревнях признаков, свойственных городским поселениям. Так, в Верхнем Шахлове появляются две чайные лавки, а в Нижнем — мелочная и чайная.

По состоянию на 1913 г. [Пенкин1913] указаны земские училища (школы): в СохинкахЕсть основания полагать, что одно время эта школа переводилась в Капустино в связи со своим плачевным состоянием., в Спас-Темне, в Дернополье, в Шатове. Церковно-приходская школа появилась в Верхнем Шахлове. А вот в Нехорошеве отмечены сразу три церковные школы: женская второклассная, Михаило-Архангельская и образцовая при второклассной. Труды Е. И. Соколова [-Соколов] дали свои плоды, но сам он уже три года как покоился на кладбище при своей церкви.

Великорусская деревня в преддверии смены эпох

Цветные фотографии С. М. Прокудина-Горского начала XX в.

Старые фотографии напоминают об ушедшем многократно. Время, не такое уж и далекое, но невозвратное, — это самое простое. Ушел в прошлое образ монастырской жизни (Леушино), столь привычный дореволюционной России, как и сам институт монастырей. Перед Октябрьской революцией в Леушинском монастыре насчитывалось 700 насельниц. Ушел в прошлое способ обрабатывать землю. Ушла сама земля монастыря, будучи затоплена с 1941 по 1946 гг. водами Рыбинского водохранилищаДеревня Леушина и село Леушино находились в бассейне Шексны, от полузатопленного Весьегонска на расстоянии чуть большем, нежели село Кесьма, но только в направлении Шексны, к югу от Череповца.. Жизнь на этих фотографиях мало отличается от существовавшей в России во второй половине XIX века, и разительно отличается от той, что сложится к середине века XX-го.

Другую возможность заглянуть в прошлое дают метрические книги [МетрикаЦМА], сообщающие чрезвычайно много о жизни великорусской деревни конца XIX–начала XX вв.

Данные за 1893 по некоторым причинам приведены полнее остальных. Первая книга "о родившихся" способна при чтении вызвать определенное умиротворение. Но чтобы полнее их понять, достаточно вспомнить, что в этом году появилось на свет поколение, на долю которого достанутся две мировые войны (в 1941 году наряду с призывниками 1922–1923 годов рождения были мобилизованы военнообязанные 1890–1904 годов рождения), три революции, война гражданская и полная смена общественного строя.

Пока этого не произошло, вот несколько характерных наблюдений по данным собственно метрических книг и из других доступных документов.

Приход и приходской священник

Занесенные в метрические книги события подавляюще относятся к жизни прихода, в данном случае Михаило-Архангельской церкви в Нехорошеве. Раньше это было обязательным, но к концу XIX-го века было позволено регистрировать (по разными причинам) события, связанные не обязательно со своими прихожанами, что и прослеживается по записям.

Судя по количеству записей, приход был немалым. Точнее сообщает [Благов1874]: в начале 1870-х гг. приход включал 215 дворов, в которых проживало 818 лиц мужеска пола и 951 женска. Оценочно, по количеству записей, доля Верхнего Шахлова в приходе на конец XIX в. составляет заметную пятую—шестую часть.

Три главных события в жизни — рождение, свадьбу и смерть—прихожанин регистрировал в церкви. С этим он (или его родственники) обращался к одному и тому же человеку: священнику.

Из [МетрикаЦМА] следует, что, по меньшей мере, c 1872, и до 1875 гг. священником был Андрей Михайлович Боголепов (1824–25 июля 1886). Позже он будет переведен в Распятскую церковь в Серпухове (согласно [МетрикаЦМА1884], по меньшей мере с 1884 г.), а похоронен будет во Владычнем женском монастыре (проживши 62 л., 9 м с. и 2 дней [Некрополь1914]). Там же похоронен его вероятный родственник: Боголеповъ Алексей Петровичъ, священникъ, р. 1839 † 5 октября 1895, священствовалъ 29 л. [Некрополь1914]. Есть сведения, что сын Андрея Михайловича, Сергей Андреевич, выпускник Московской духовной семинарии 1881 г., ставший священником той же Распятской церкви, открыл в 1901 г. при ней (в здании колокольни) одноклассную церковно-приходскую школу.

В июле 1875 г., короткое время священиком служил Алексий Прокофьевич Рождественский.

С августа 1875 г. по 1882, или 1883, священником будет Александр Андреевич Добролюбов (1839–28 июля 1884). Запись о смерти имеется в [МетрикаЦМА1884]. Есть сведения [Пилипенко2006-12], что перед этим он лишился зрения, и вынужден был выйти за штат, имея на руках пятерых детей. По сообщениям из Сети, перед входом в храм (на кладбище при церкви) еще в XIX в. лежала плита с именем Александра Андреевича ДобролюбоваОна была утеряна вследствие урагана, пронесшегося в этих местах в 2018 г. .

Однако дольше всех, с 1883 по 1906 гг., служил в Нехорошеве священник Евгений Иванович Соколов [-Соколов].

На плечах Евгения Ивановича Соколова лежала большая нагрузка. В 1893 г. общее число обрядов, проходивших с его участием, составило 202 (а были еще исповедания и причащения). Обряды не ограничивались занесением данных в метрическую книгу, но сопровождались соответствующим событию ритуалом. Требы осуществлялись в придачу к обычной богослужебной деятельностиФ. М. Достоевский не являлся большим знатоком русской деревни, но был современником и наблюдательным человеком. Его замечание по ходу дела в Братьях Карамазовых характеристично: приехав в село, Митя Ильинского батюшки [...] не застал дома, тот отлучился в соседнюю деревню. , но не только они. Имеются сведения о поистине подвижническом труде Евгения Ивановича в двух направлениях: приобщения крестьян к знаниям и обустройства церковного здания и церковной жизни.

Погост Нехорошево расположен на высоком берегу Нары. Когда в 1883 году в сельский храм был направлен священник Е. И. Соколов, здесь находилась захудалая земская школа. Отец Евгений, убежденный сторонник церковной школы, занялся преобразованием школы земской в приходскую. В этом деле ему помогла госпожа Латышева, владевшая в Москве переплетным заведением. Желая почтить память трагически погибшего сына, она пожертвовала средства на постройку двухэтажного каменного здания для одноклассной школы. В школе собралось 90 учеников, а в помощь батюшке был прислан диакон.

К преподаванию пения был привлечен псаломщик, собравший из учеников большой церковный хор. Особенное участие деятельному священнику оказывали фабриканты Хутаревы и баронесса С. М. Энгельгардт. С 1887 года в содержании школы стало участвовать Кирилло-Мефодиевское Братство. В 1894 году село посетил французский посланник, отметивший необыкновенную чистоту и порядок учебного заведения. Для нового школьного строительства отец Евгений построил небольшой кирпичный завод, где сам выжигал кирпич и известь.

В 1899 году в Нехорошево появилась двухклассная женская школа, готовившая учителей для школ грамотности. В разное время ее посещали Инспектор английских королевских школ, московский Губернатор В. Ф. Джунковский, ярославский Губернатор А. П. Рогович, высокое церковное начальство. В 1906 году, имея на своем попечении несколько школ и большой церковный приход, Евгений Иванович тяжело заболел. Уехав в Москву на лечение, в село он уже не вернулся.

Школа у храма

К приведенной цитате есть дополнения и уточнения. Выше отмечалось, что церковно-приходская школа на основе ранее существовавшей земской была открыта в 1884 г., значит буквально через год после прибытия в Нехорошево Е. Соколова. Проблему кадров он решил, учительствуя на первых порах сам. Диакон, присланный в помощь—это, вероятно, Василий Любимов [МетрикаЦМА1886], а хором руководил псаломщик Василий Соболев или же Яков Иванов [МетрикаЦМА1885].

В 1896 г., стараниями отца Евгения, школа была преобразована во второклассную [МетрикаЦМА1897], а в 1899 г. эта второклассная школа стала женской.

Второклассные учительские школы были придуманы Священным Синодом (К. П. Победоносцевым), чтобы покрыть Россию школами грамоты, чтобы сравнительно дешево и скоро дать русскому народу всеобщую грамотность. В них предполагалось в течение 3 лет готовить из числа окрестных школе крестьян учителей, готовых обучать остальных в школах грамоты. Вот как понималась чиновниками того времени цель образования населения, ради достижения которой создавались второклассные школы:

Главная цель образования заключается в умственном и нравственном развитии человека. Оно, это развитие, дает ему возможность вносить, хотя малую долю участия в служении ближнему. Указанная цель должна быть краеугольным камнем школьного обучения. Обществу нужны образованные и честные работники, стремящиеся к достижению не только личного счастья, но и общего благаИнтересно сопоставить эту формулировку с целями образования, как они впоследствии определялись соответствующими учреждениями наследников Российской империи, а именно министерствами образования СССР и союзных республик в XX веке, а также РФ и других отсоединившихся республик в веке XXI.
Состояние дел с образованием высшего сословия, по крайней мере исторически, было не на высоте. Можно припомнить указ Анны Иоановны, обязавший отдавать детей дворян с 7 лет в школу с конечной целью обеспечить основу для повышения ответственности помещиков за управление крестьянами [-Курбатовы]. Об образовании в своей среде в начале XIX в. Ф. Булгарин писал: Хороших учителей весьма мало на свете, и оттого так мало успехов в науках, вообще во всех учебных заведениях. Обучают по должности, учатся поневоле. Учитель будто стыдится своего звания, чуждается своих занятий, и требует, чтоб его почитали чиновником; ученики помышляют не о науках, а об экзамене и чиновничестве!.. [Булг1846-48]. К концу XIX в. положение с обучением в высшем сословии изменялось в лучшую сторону с большим трудом, о чем свидетельствуют многочисленные воспоминания. Обучение же низших сословий на государственном уровне создавалось как бы с чистого листа.
.

Правила для второклассной школы. СПб.: 1908.

Первые такие школы появились в 1896 г., и к началу 1898 г. их стало в России 255. Очевидно, школа в Нехорошеве оказалась в их числе. Из [МетрикаЦМА1897] известно имя одной из учительниц этой школы — Екатерины Александровны Добролюбовой, названой в более ранней записи за 1888 г. дочерью умершего священника. Второклассную школу оканчивал в "своей" соседней Рязанской губернии поэт Сергей Есенин.

Трудно представить, чтобы Е. И. прожил столько времени среди крестьян, вовлекал их в осуществление своих планов, и не знал бы о них все,—и чтобы крестьяне не знали о нем все, и чтобы он не пользовался бы у них авторитетом. Скорее всего, так оно и было. Проведшая в родном для себя Верхнем Шахлове детство и юность Анастасия Никифоровна Никифорова, комсомолка 20-х и коммунистка 30-х годов, вспоминала в конце 80-х: Был у нас старый священник. Хороший был человек! Все ходили к нему за советом. Потом прислали нового, тот был уже совсем другой.. Судя по всему, крестьяне ценили Е. Соколова, который был им, как отец родной [-Соколов]. (Тем не менее, уместно вспомнить, что в 1920-х годах молодежь достаточно легко рассталась с религией.)

Примечательно, что красивый размашистый почерк Евгения Соколова ближе к 1900-му году мельчает и ускоряется. Ощущается накапливающаяся усталость. В 1906 г. он слег, и через четыре года, проведенных на больничной койке, скончался.

С 1907 г. настоятеля сменил священник Павел Розанов. Известно, что перед этим он служил в церкви Казанской иконы Божией Матери села Новинки, и в 1887 г. открыл там церковно-приходскую школу.

Сами записи в метрических книгах обычно вели дьяконы. Они менялись сравнительно часто, отчего временами страдало качество заполнения. Например, книга за 1893 год содержит признаки недостаточно уверенного знакомства дьякона с приходом. Обращает на себя внимание, что отцом родившегося 29 января Василия назван крестьянин Илия Николаев Сергеев, а по смерти этого Василия 9 мая отцом обозначен крестьянин Василий Ильин Сергеев. Имеется вероятная путаница Захаров/Захаровичев и другие огрехи.

Образ жизни

Регистрирующие документы скупо сообщают об образе жизни крестьян, а письменных воспоминаний они не оставляли. Такие подробности следует искать в общих источниках, в том числе литературных. Ясно, что жизнь была тяжела, и видно, что образованное общество это понимало. Но некоторые наблюдения можно сделать.

Жизнь типичного крестьянина была связана с такими житейскими событиями, как рождение детей, свадьба и смерть.

Из метрических книг видно, что крещение родившихся происходило не позднее, чем на третий день после родов. Нередко оно проходило в самый день рождения. Такая оперативность, по-видимому, имела отчасти "рациональную" основу в виде ответа на высокую детскую смертность. Показателен глубоко драматический случай, когда преждевременно родившегося ребенка, начавшего тут же умирать, окрестила бабка, не дожидаясь священника, и вопреки обычаюПо православным правилам крестить ребенка имеет право любой православный, но в жизни это делается крайне редко, в самых исключительных случаях. Здесь бабка знала об этом правиле, что говорит о ее грамотности, и свидетельствует о работе священника. В любом раскладе самодеятельное совершение этого таинства требует присутствия духа. . Случай заставляет вспомнить в Пущинских лесах об Эсхиле. Воспреемниками становились по большею частью родственники, а когда люди со стороны, то как правило из одного круга, у каждого своего.

В брак вступали типично в возрасте от 19-и лет до 21-го года. Разница в возрасте редко превышает два года. Повторные браки встречаются, хотя редко.

Похороны устраивали не позднее третьего дня после смерти, за отдельными крайне редкими исключениями. В основном хоронили местным причтом на местном (общем, приходском) кладбище.

Жительница Верхнего Шахлова Никифорова Мария Никифоровна рассказывала сыну, как они раньше ходили в церковь. Дорогу в Нехорошево крестьяне проходили босиком, а сапоги одевали уже на месте.

Семейства и дворы

По данным за 1893 год наиболее распространенная фамилия в записях — Павловы (из разных урожденных носителей фамилии упоминаются 18 мужчин и девиц); затем Сергеевы (8), Генераловы (6), Воробьевы, Захаровичевы, Никифоровы (по 4), и далее следуют Василиевы, Егорушкины, Захаровы, Крыловы, Кирилины, Крохины, Мишины, Осиповы, Поляковы, Прокопиевы, Степушкины, Соколовы, Феодоровы.

Эти цифры не совпадают с количеством дворов. С одной стороны, в перечнях лиц угадываются близкородственные связи, а с другой, очевидно, не все жители попали в книгу 1893 года (и, соответственно, не все существовавшие фамилии в ней присутствуют). Книги за другие годы подтверждают это. Тем не менее, общее представление цифры дают. Об обилии Павловых и важных (по ее выражению) Генераловых вспоминала в 1980-х годах Анастасия Никифоровна Никифорова.

В частности, угадывается пять или шесть семейств Никифоровых, причем у Никифора Даниловича был вероятный брат Иван, и, возможно, Яков (— без указания отчества).

Среднюю численность двора можно оценив, разделив количество проживающих [Аврорин1899] на количество дворов [Пенкин1911]. Это примерно 7 человек в 1911 г., но на деле человек 8 — 9, так как данные о количестве проживающих взяты за 1898 г.

Перемещение и перемешивание населения

Обращает на себя отсутствие замкнутости крестьян границами своих деревень. В порядке вещей браки, где жених, невеста и свидетели из разных населенных пунктов. Не редкость, когда участником заключаемого брака становятся представители других губерний: Тульской, Рязанской, даже Ярославской. Отцом девочки, родившейся в 1893 г. является житель настолько отдаленной местности Тульской губернии, что в XX-м веке она оказалась переведена в состав Орловской области. Встречаются упоминания о живущих в Шахлове мещанах Серпухова, Москвы и других городов.

Кроме того, в деревне живет довольно большая прослойка уволенных в запас армии. Очевидно, это люди, побывавшие в других местах Империи, и они не могли не делиться с односельчанами своими впечатлениями.

К этому можно добавить то, что не прослеживается по метрическим книгам, но известно по рассказам: часть крестьян, по меньшей мере небогатых, занималась зимой отхожим промыслом, добираясь, в частности, до таких отдаленных уголков, как Киев.

Подобные перемещения осуществлялись, в отсутствие автомобилей, гужевым транспортом, железнодорожным (паровозы серии Од, овечка и джойка, самые массовые в России, и дожившие до 1950-х годов, начали выпускаться в начале 1890-х) и речным (по Оке и далее).

Таким образом, несмотря на то, что основную часть забот крестьян занимал деревенский труд, в их жизни находилось место и расширению кругозора, и перемещениям по огромной стране. Можно предположить, что до крестьянской реформы 1861 года крестьяне жили более оседло, если только помещик не переселял всю деревню на новые земли.

Смертность

По данным 1893 года в приходе умерло 63 человека (на 116 родившихся), из них в Верхнем Шахлове 13 (на 21-го родившихся). 8 из этих 13-ти составляют дети до 5-и лет, что примерно треть на в этом году родившихся. После 4-х лет "ближайшая" смерть по этим данным отмечена возрастом 41 год. Критический порог 4 года совпадает с известной статистикой [ЭСБЕ1907. Население.].

За 1900 год цифры удручающие: умерло 100 человек (на 118 родившихся), из них в Верхнем Шахлове 22. Чем вызвана чрезмерно высокая смертность именно в этом году неизвестно, зато есть данные о причинах смертей.

Количество смертей по разным категориям за 1900 год
Указанная причина смерти Количество смертей Примечание
от скалатины 13
от кори 12
от водянки 10 из них 3 от водянки груди
от воспаления легких 7
от слабости 7 эта формула применяется ко младенцам и маленьким детям
от кашля 6
слаборожденный 5
от поноса 5
от простуды 4
от желудочно-кишечного катарра 4
от старческой немощи 3
от рака в желудке, коклюша, паралича по 2
от прорезывания зубов, крупозного воспаления легких, ущемления грыжи, болезни матки, жабы, ревматизма, эпилепсии, застуженной привитой оспы, от побой (побоев), от колотья, рака печени, дифтерита, геммороя, старости, чахотки, порока сердца; недоносок по 1 колотьем называли любую внутреннюю острую боль, колику, не вдаваясь в ее расположение и происхождениеСлово попадается, например, в [ПЛДР1987. Травник.]. Слово помнил Бажов в 1941 г. В Таюшкином зеркальце: ... как на грех, в боку колотье поднялось.

Ровно 25% смертей вызваны корью и скарлатиной (знакомой советским детям второй половины XX-го столетия разве что по сказкам К. Чуковского про доктора Айболита). Возможно, именно разгул этих болезней стал причиной исключительной смертности. Можно сказать, что родившейся в этом году Марии Никифоровне Никифоровой повезло в том, что она выжила.

Для сравнения ниже приводятся аналогичные данные за 1888 г., с уточнением возрастной структуры. Возраст в годах, если не указаны месяцы или недели. Всего умерло 64 человека.

Количество смертей по разным категориям за 1888 год
Указанная причина смерти Количество смертей Возрасты
от слабости 22 2 нед., 4 м., 1, 8 нед., 2 нед., 6 м., 2 м., 1, 1 м., 1, 13 м., 2½, 3 м., 1½, 4м., 1 м., 1½, 1 м., 2 м., 2 м., 4 м., 6 м.
от скарлатины 10 6, 9 м., 1, 4, 1, 8, 1, 8 м., 2 нед., 6 м.
от старости 7 70, 70, 60, 72, 95, 60, 77
от простуды 6 60, 8, 53, 2½, ½, 55
от дезинтерии 5 6, 2, 10 м., 5, 1½
от поноса 2 12 нед., 6 м.
от малокровия 2 4, 5 м.
от воспаления легких, от тифа, от паралича, от колотья, от боли в печени, от недоношения во чреве матери, от рака печени, сгорела на пожаре, замерз по 1 67, 52, 40, 1, 59, 1½, 55, 5, 68

Наконец, возрастная структура смертей спустя 11 лет после отмены крепостного права. Общее количество умерших 68.

Количество смертей по разным категориям за 1872 год
Указанная причина смерти Количество смертей Возрасты
от слабости 23 1 м., 2 м., 11 м., 18 дней., 3 н., 1 м., 1, 2 м., 2 м., 2 м., 2 м., 6 н., 5 м., 2 м., 1 н., 2 м., 2 м., 2 м., 4 н., 6 м., 7 м., 2 м., 3½ м.
от поноса 10 1, 4 м., 4 м., 3 м., 2 м., 4 м., 7 м., 4 м., 3 м., 9
от чахотки 7 57, 16, 58, 49, 58, 57, 44
от старости 6 77, 65, 75, 72, 69, 79
от сухотки 4 1, 1, 1, 1
от кашля 3 3, 4 м., 15 н.
от водянки 3 57, 65, ?
от колотья 2 4 м., 11 дней
от удушья 2 63, 57
от золотухи 1 3
от припадка 1 1
от воспаления в ноге 1 1
от горячки 1 32
от апоплексического удара 1 42
опился водкой 1 71
от головной боли 1 47
от паралича 1 66

Многие формулировки причин смертей уже со второй половины XX в. выглядят необычно и сомнительно. Сельский священник не занимался простановкой диагноза, а довольствовался устным сообщением, автором которого в лучшем случае являлся сельский доктор. Доверять этим формулировкам стоит с осторожностью. За формулировкий понос, например, обычно скрывалось желудочно-кишечное заболевание. Структура и причины детской смертности (равно как и общей) перед революцией 1917 года хорошо изучены и известныВ этом помогают и писатели нашего золотого века. Например, у А. Ф. Писемского в Капитане Рухневе (1879 г.): В Успенки, как вы знаете, наши деревенские бабы целыми селеньями причащают своих детей маленьких: мрет тех очень много в эту пору. Ягод они, конечно, наедаются и животишки себе расстраивают ... . По ряду причин в Московской губернии она была одной из самых высоких в Империи, в центральной России выше, чем в западных губерниях, а в России вообще выше, чем в Европе (даже относительно худших в этом отношении ее стран). Несмотря на общий рост, доля великороссов в общем количестве жителей Империи постепенно сокращалась (примеры здесь и здесь).

Тем не менее, благодаря высокой рождаемости деревня людьми прирастала (в худший год — превышение родившихся перед умершими 18%). Для подавляющего большинства населения страны она была местом жизни от рождения и до кончины, полном событиями, текущими и переходящими хлопотами, разговорами, учением, развлечением и прочим. Все происходило в условиях отсутствия электричества, водопровода, газа, радио и телевидения, автомобилей, интернета. Через сто лет перечисленное появится, а жизнь в многовековом предшествующем понимании пропадет, уступив место заезжим дачникам и доживающим свой путь нескольким старикам.

Образованность

Имеется несколько писем из Сохинок, относящихся к началу XX в., и переданных по наследству потомкам. Бо́льшая часть подписана Василием ВасильевичемА давно ли еще было Василий Васильев ! Костюхиным. Как видно, они были написаны жене Василине Ивановне, бывшей дочерью Ивана Тимофеевича Касоротова, указанного в качестве воспреемника девочки Агриппины, родившейся 17 июня (по старому стилю) 1893 г. [МетрикаЦМА1893]. Письма свидетельствуют, что деревенское население не было поголовно безграмотным, а уж когда крестьянин научался писать, он формулировал свои мысли, нередко, яснее, выразительнее и деликатнее многих веком спустя. Письма сообщают одновременно и о жизни, и об авторе. Попадаются орфографические ошибки (выдавая естественный для сельского работника недостаток начитанности), однако почерк почти безукоризнен, свидетельствуя об обстоятельности и аккуратности автора.

Обращает внимание, что печатавшиеся правительством для неграмотных солдат письма-заготовки жене, сестре, отцу и так далее (от посылателя требовалось лишь расписаться), имели продуманные содержание и выражения. В. В. Костюхин, хотя и пишет письмо сам, воспроизводит обороты из готового текста, например, я по милости Божией жив и здоров слава Богу. Того и тебе и деткам. Вообще же, массовый эпистолярный жанр, вероятно, родился именно в Первую мировую войну, когда миллионы людей вдруг оказались разобщены, и продержится вплоть до 1990-х годов. Обороты из письма Костюхина типа от души желаю доброго здоровья и благополучия продержатся в письмах почти весь XX век.

Земское училище имелось в Сохинках (по меньшей мере с 1913 г.) и в считаном количестве деревень дальней округи. В общем такие училища были непритязательны (типично жалкое их обустройство отмечал Чехов, попечительствовавший трем земским школам в соседней Хотунской волости), но многое зависело от учителя. Свое письмо В. В. Костюхин адресует учительнице Сохинской школы Марии Андреевне Закатовой, для передачи жене. Вероятно, это отражает особенности почтовой организации на деревне (привычные для второй половины XX в. почтовые ящики на воротах еще отсутствовали). С другой стороны, это говорит о роли сельской учительницы: образно говоря, если местный священник был как отец родной, то учительница — как родная мать. Обучая крестьянских детей, она знала всех местных крестьян не понаслышке, и трудно не допустить, что они к ней относились с уважением. В противном случае В. В. нашел бы иной способ доставки письма.

Другой пример приводит В. В. Пржиялковский, которому довелось заканчивать школьное обучение в Серпухове в 1945–1946 гг. Математику в его школе № 22 преподавал бывший офицер царской армии А. П. КамчатовЗа свое офицерство А. П. был до Великой отечественной войны арестован, но позже освобожден. Его сын прошел эту войну, а в 1984 г. стал почетным гражданином Серпухова. . Он был строг к ученикам, и в свою строгость временами проявлял экстравагантноА. П. мог пройтись по рядам, спрашивая избирательно готовность разных учеников ответить домашнее задание. Нередко такой опрос приводил к проставлению общего кола — длинной единицы, шедшей по клеточкам через весь журнал сверху вниз. . При этом как учитель, он выгодно отличался от всех остальных, и пользовался уважением.

Примечательно, что упомянутая учительница старой закалки имела поповскую фамилиюФамилия же Камчатов по одному из предположений восходит к камке, камчатой ткани; казак Иван Камчатый был среди первопроходцев Камчатки, по нему (согласно одной из версий) получившей свое название. У Пушкина; На сукна, коврики, парчу / На новгородскую камчу / Я молча любовалась ... (Жених). Слово дотянуло до 1860-х годов. У Достоевского в Скверном анекдоте: старуха с камчатным полотенцем на левом плече. , а упоминавшаяся до этого Екатерина Александровна Добролюбова из Нехорошевской школы документально засвидетельствована дочерью священника. Приводившиеся выше фамилии учителей из школ этой части уезда также в основном поповские. Это не случайно. Законоучителями (Закон Божий) в сельских школах Великороссии были местные священники, а вот остальные предметы последние 20 лет существования Империи вели, как правило, учительницы родом из поповских семей. Именно они, образно выражаясь, вели за руку неграмотного крестьянина к знаниям. В городах, не меняя картину радикально, среди учителей не редки были и мужчины. История Чеховского Человека в футляре начинается со слов: На самом краю села Мироносицкого ..., живо напоминающих о городе СерпуховеА еще, в рассказе Крыжовник напоминается о ветряных мельницах села Мироносицкого. .

И все же, в начале XX в. большинство населения было почти или полностью безграмотно, о чем говорят упомянутые заготовки посланий с фронта, или же расписки в [МетрикаЦМА1905].

Община

Крестьянское хозяйство Великороссии было по-преимуществу общинным. Из [МетрикаЦМА] известно о наличии Общества крестьян деревни Клейменова, а из [Векс1889]—Верхнего Шахлова. Нет сомнения, что подобные общества имелись и в других деревнях Во второй половине XIX в. сельские общества возникли не в одних только центральных губерниях, но и в западных [-Ссыльные]. Полнее в: Википедия/2022. .

Общества крестьян, бывших за помещиками, начали активно возникать после реформ 1861 г., а дворцовом Верхнем Шахлове оно могло образоваться и раньше. Деятельность обществ определялась Общим положением о крестьянах, вышедших из крепостной зависимостиРаздел Об устройстве сельских обществ и волостей и общественного их управления Общее положение о крестьянах [Электронный ресурс]—URL: http://www.hist.msu.ru (дата обращения: 11.2022). Для большого числа нецентральных губерний сверх общего существовало дополнительно местное положение. .

Согласно Общему положению, крестьяне имели право собирать сельские сходы, на которых принимались решения (приказы) достаточно широкого, но строго очерченного круга действия. Сохранившиеся долговое письмо и вексель сообщают о принятом в марте 1889 г. на таком сходе Обществом крестьян Верхнего Шахлова приказе о занятии у Товарищества мануфактур Н. Н. Коншина в долг суммы, что было выполнено в марте же (2890 рублей серебром) и в июле (26059 рублей). Сумма достаточно заметная, даже с учетом немалого населения деревни (518 душ по справочнику 1890 года), однако никаких сведений о цели займа нет. Можно умозрительно предположить, что дело касалось каких-то действий Общества, связанных с главным богатством крестьян — с землей. На мысль о другом предмете трат наводит сообщение следующего рода: церковно-приходская школа—Уже построенная в 1884 г. стараниями Е. И. Соколова. при селе Нехорошее, содержится на средства крестьян [Шрамч1890]. Церковь: В 1861–1864 гг. на средства и трудами местных прихожан—помещика князя Николая Сергеевича Вяземского и крестьян-жителей сельца Клеймёново, деревень Новосёлки, Съяново, Верхнее и Нижнее Шахлово, сельца Лисенки—были сооружены заново два придела, правый—во имя святителя Николая, левый—святой великомученицы Екатерины. [Пилипенко2006-12].

Встречается утверждение, что в первой половине или в середине XIX в. была основана суконная мануфактура на Наре, недалеко от деревни Шахлово По данным справочника за 1886 год в Верхнем Шахлове имелось 2 ткацкие фабрики: Волости и важнейшие селения Европейской России : По данным обследования, произведенного стат. учреждениями М-ва вн. дел : Вып. 1 — 8. — СПб. : Центр. статист. комитет, 1880–1886. — Том 2. Вполне вероятно, что имеющееся производство так же принадлежало Н. Н. Коншину. . Работа ее наверное была связана с определенными денежными расчетами владельцев и Общества крестьян.

Больным местом общинного устройства считается выделение семьям земли по количеству мужчин. В семьях, где было много дочерей, это способствовало бедности; так, в Верхнем Шахлове это относилось к семье Н. Д. и Д. Я. Никифоровых.

Общества крестьян (по крайней мере некоторые) продолжали существовать после революции. В недалеком отсюда чеховском Мелихове общество крестьян сохранилось до середины 1920-х гг.; в 1927 г. оно плавно переобразуется в колхоз (ТОЗ; а в 1940 г. колхоз получит имя Чехова).

Век XX и далее

Фото с 1936 по 1941Кочетовка (Петропавловские выселки). Мать (Варвара) и дочь (Зинаида) Дорофеевы у своего дома.

Уже после Октябрьской революции здесь родился будущий участник Великой Отечественной войны, командир батальона Е. И. Генералов (1919–1997). Фамилия Генераловых известна по метрическим книгам.

Карта местностидекабрь 1941Окрестности Шахловых на немецкой карте.

Судьба Нехорошевской церкви сложилась типично для своего времени. Последним, по-видимому, настоятелем ее оказался священник Павел Успенский, служивший в ней с конца 1932 г. до середины 1936. Про него сообщается:

... служил в Михаило-Архангельской церкви села Нехорошево Серпуховского района, во время служения он проживал в соседнем селе Съяново, где даже получил паспорт. В 1936 г. Михаило-Архангельскую церковь видимо власти закрыли, и священника направили на другой конец Подмосковья. С июля 1936 г. он служил в храме Рождества Богородицы села Рудня Куровского района.

Священномученик Павел (Успенский)

В 1937 г., по некоторым сведениям, церковь была закрыта и была возвращена верующим только в 1999 г. С этого же времени тянутся вялые восстановительные работы.

В ноябре 1941 г. здесь находился штаб генерала П. А. Белова:

Контрудар конно-механизированной группы под командованием генерал-майора Павла Алексеевича Белова похоронил замысел фашистов захватить Серпухов и вынудил противника прекратить активные действия на целых три недели, перейти к обороне и ждать зимы.

Нам дороги эти позабыть нельзя ...

Таким образом, деревня внесла свой вклад в то, чтобы Серпухов не был сдан немцам.

В 1950 г., во время Корейской войны (в которой принимал участие Крылов Михаил Васильевич), И. В. Сталин озаботился незащищенностью Москвы от ядерного нападения со стороны США. Появился проект создания системы ПВО, включающей два кольца защиты. Проектирование и начало работ развернулись под руководством Л. П. Берии, а завершение было выполнено уже без него. В конечном счете

Задание Сталина о создании вокруг Москвы непроницаемой системы ПВО было выполнено. В условиях «холодной войны» была создана мощнейшая по тем временам система с уникальными тактико-техническими характеристиками, не имевшими равных в мире.

На двух кольцевых рубежах, отстоящих на 48 и 90 километров от Москвы, были размещены 66 многоканальных ракетных зенитных комплексов. Каждый комплекс мог стрелять 20 ракетами по 20 целям. Самолеты засекались радиолокационными станциями (РЛС) обнаружения, которые затем переходили в режим сопровождения цели и управления зенитными ракетами. Вблизи каждой огневой позиции были сооружены технические базы подготовки ракет, жилые городки и все необходимые вспомогательные объекты.

Ракетно-зенитные комплексы ПВО Москвы были соединены друг с другом двумя кольцевыми бетонными дорогами. Проезд по этим дорогам допускался только по специальным пропускам. ...

Б. Е. Черток [Чер2006].
Церковь Михаила Архангела в Нехорошеве после войны.

В этих местах большое бетонное кольцо прошло между Верхним Шахловым (а точнее, деревней Воронино) и деревней Мокрая. Менее чем в километре от Верхнего Шахлова была установлена система-25 (РТЦ ЗРК С-25, впоследствии заменявшиеся более поздними изделиями), обеспечившая по сути непроницаемую защиту Москвы. В 1970-х годах сюда, практически в родную деревню, будет приезжать Пржиялковский Виктор Владимирович, будучи руководителем института, вносившего весомый вклад в систему управления ПВО.

Церковь2018К церкви спустя ее 327 лет.

В 1984 г. была закрыта школа в Нехорошеве (учеников перевели в школу Райсеменовского, по-старому Семеновского Рай). Закрытие школы с богатой 100-летней историей привело к окончательному исчезновению села.

Верхнее Шахлово, в отличие от Нехорошева, заметно обезлюдев против былых лет, к началу 2000-х годов продолжает существовать, имея, помимо 9 постоянных жителей (2013 г.), достаточное количество дачников.

Территория приходского кладбища обозначена на Народной карте Яндекса (не Google). Частично она заросла лесом; еще одну часть, судя по карте, занимает строящийся коттежный поселок. Через реку, за Верхним Шахловым, сохранилось урочище Архангельский погост.

Имеется еще одно описание состояния дел на начало 2000-х гг. В нем встречается знакомая фамилия Генераловой, указанной как уроженки Верхнего Шахлова.

Серпухов

История и население Серпухова и окрестностей неразрывно и тесно связаны, но, одновременно, и город, и село имели собственное своеобразие. В Серпухове жили с 1930-х годов члены и выходцы из семей Никифоровых и Крыловых, а также других семей Шахлова и окрестностей:

Допетровское время

Первое упоминание о Серпухове, как уже существующем городе, было в известном завещании Ивана Калиты в 1339 г., или около того. Сам город и посад находились у впадения в Нару речки Серпейки примерно в двух верстах от впадения Нары в Оку. Есть мнение, что во времена основания города Серпейка была судоходной, однако уже в XIX в. она была невзрачным грязным ручьем [Симсон1880]В силу ли вырубания леса, что безусловно имело место, или по каким другим причинам. .

По поводу названия города (да и Серпейки) единого мнения так и не установилосьДавно замечена неподалеку (в Калужской области) пара Серпейка же — Серпейск, когда-то уездный город, но толкованию этих уже четырех имен это не помогает.. По ранним документам оно выписывается как Серпохов, во второй половине XVI в. появляется, поначалу одновременно со старым написанием, СерпуховМожно сравнить Список русских городов и духовную грамоту Ивана Грозного., и дальше остается оно.

Калита передал Серпухов, в числе прочих вотчин, по наследству своему сыну Андрею, а когда тот умер от чумы, город унаследовал Владимир Андреевич. Хотя Владимир Андреевич Храбрый (— после Куликовской битвы) был московским князем, и постоянно жил в МосквеВ частности, Большой двор В. А. располагался в селе Три Горы близ тогдашней Москвы, в более позднее время вошедшем в состав района Пресня. , он уделял Серпухову много внимания, и город при нем испытал наивысший подъем в своей истории. Рядом с городом в 1360-м г. за НароюВ Занарье — говорили старики еще в третьей четверти XX в. Московский (или же Киевский) митрополит Алексий основал Владычний монастырь, а в 1374 г. Владимир Андреевич — свой, Высоцкий, или, как говорили в старину, ВысокийПри том, что Алексий был духовником Владимира Андреевича (как и Дмитрия Ивановича). В [ВкладыXVII]: Месяца Июля в 15 день пети понахида и обедня служить собором по началнике создателя места сего по князе Володимере Андреевиче, корм на братию большой; в 1629 г. Месяца августа в 12 день петь понахида и обедня служить, и корм ставить по князя Владимире Донском. . Оба монастыря дополнили кремль как оборонительные сооружения и прошли сквозь столетия заметными историческими, культурными и религиозными центрами.

До XVIII в. город стоял на Берегу, за которым начиналась Украйна (правее—Северская, левее—Рязанская), а дальше—Дикое поле, откуда на Москву приходили войска сначала Орды, потом крымских татар, ногайцев, и, временами, казаков. Подобно другим городам Берега и ближнего заочья — Козельску, Любутску, Боровску, Калуге, Тарусе, Алексину, Туле, Коломне, Кашире—Серпухов обычно не был самостоятельной целью неприятелей, но важным препятствием на их пути к Москве.

В 1374 г. при Владимире Андреевиче и Дмитрии Донском на Соборной горе строится дубовый кремль: Дмитрий укреплял Берег от ордынцев [Карг1984]. Рядом с кремлем образуется посад с городским торгом и домами ремесленников (в кремле находились осадные дома бояр, монастырей и казенных учреждений). На небольшом отдалении возникают слободы.

Посад и слободы был местом проживания тягловых людей, плативших в казну тягло, то есть черных людей. Для удобства сбора налогов тягловых людей объединяли в сотни, которые выбирали себе начальника, сотного. Известная сотная 1552 г. князя Фуникова [Фуников1552] была переписью посадских и слободских тягловых людей и служила основой для сборов налогов. Сотным подчинялись старосты (в составлении сотной Фуникова их участвовало пятеро), а под ними могли находиться еще десятские.

Известно, что в Серпухове работал Феофан Грек (около 1340–после 1405)Известно, что Феофан расписывал палаты великого князя Дмитрия Донского и младшего Владимира Андреевича (где изобразил вид тогдашней Москвы), но росписи, скорее всего, не сохранились. Очевидная его близость ко Владимиру Андреевичу объясняет пребывание в Серпухове. . Традиция проживания здесь дальних иностранцев (крещеные татары не в счет, так как уже свои) будет тянуться долго: отмечено [ПЛДР1987], что в 1588 г. неназваный поляк перевел здесь на русский язык травник с краковского издания; К. Буссов [Буссов1961] рассказывает легенду о проезде после убийства Лжедмитрия I через Серпухов князя Г. П. Шаховского, выдавшего себя одной немецкой вдове за уцелевшего Димитрия со словами не пугаться, ибо вам, немцам, от этого вреда не будетРассказ считается выдумкой или некритическим пересказом автора, но обыденности проживания немцев в рядовых городах доверять, видимо, можно.. Переписчик 1646 г. Ульян Ляпунов обошел, помимо прочего, дворы кормовых иноземцев, состоявших в городе на царской службе (— из Австрии или Германии [Симсон1880]).

В конце XVI в. город упомянут в Списке русских городов [Тихомиров1979]: А се имена всем градом рускым далним и ближним...А се Залескии:...Серпохов. Ни Темна, ни Нивна, ни прочие поселения, перечисленные заодно с Серпуховым в завещаниях Ивана Калиты и Владимира Андреевича, в списке не упоминаютсяПо этому поводу можно затеять разговор о смысле слов "город" и "волость", но в любом случае Серпухов уже выделен от прочих близлежащих. .

Виды Серпуховского кремля.
image 1880План Серпуховского кремля с острогом по состоянию на середину XVII в., составленный П. Симсоном.

В 1556 г. по велению Грозного деревянный кремль заменяется на белокаменныйОчевидно, в рамках более общей широкой деятельности Ивана по возведению или перестройке каменных крепостей в разных концах Руси, откуда приходили неприятели. . Характерно, что в той же сотной Фуникова (за четыре года до этого) уже встречается несколько записей типа Митка Сенкин, камен тешот, или Якуш Данилов сын, камен тешот. Этих камнетесов совершенно недостаточно для построения кремля, и очевидо, что они обслуживали нужды каменных церквей. Кремль был построен второпях, и уже ко второй половине XVII в. начал понемногу разрушаться. В 1934 г. он будет разобран, а камни от него пойдут на сооружение московского метрополитенаНекоторые подробности того, как это происходило, даются здесь. . Вместе со строительством каменного кремля посад был огорожен деревянным острогом. Позже (как предполагает Симсон [Симсон1880], примерно в 1653 г., когда Алексей Михайлович согласился на присоединение Малороссии и готовился к войне из-за этого с Польшей) он будет расширен "новоприимочным острогом".

Пока существовала угроза с Юга, Серпухов неоднократно подвергался разорениям. В 1382 г. он был сожжен Тохтамышем, шедшим наказать Дмитрия Донского, что и было сделано путем разорения и полного сожжения МосквыДмитрий Иванович и Владимир Андреевич покинули Москву — под предлогом сбора войск, — один в Кострому, другой в Волок Ламский, а в осажденный город был направлен литовский князь Остей (погасивший возникшие там беспорядки, но обманом убитый татарами). Есть сведения, что противостоять полноценно Тохтамышу Донской не смог ввиду несогласия, в отличие от 1380 г., русских князей между собою [Тихомиров1992]. Тем не менее, после Москвы Тохтамыш пошел в сторону Волока и был отбит Владимиром Серпуховским, после чего повернул в свои земли. .

В 1406 г. хана Тохтамыша убил золотоордынский темник Едигей. Он сжег Серпухов в 1408 г. по дороге на Москву. Тогдашний великий князь Василий I Дмитриевич оставил защищать город своего дядю Владимира Андреевича, а сам, подобно отцу, Дмитрию Донскому, при нашествии Тохтамыша, отсиделся в Костроме, что было в обычаях великих князей в те временаВероятно, последним так поступит Грозный в 1572 г.. Москву Едигею взять не случилосьПри подходе Едигея Владимир Андреевич сжег московский посад и спрятался вместе с жителями в Кремле. Едигей было начал осаду, но узнав о замятне в Орде, предпочел взять выкуп деньгами и полоном и вернуться восвояси. .

В 1410 г. литовский князь Свидригайло разорил Серпухов по дороге домой в Литву. Это произошло после того, как он бросил данные ему в кормлениеВалишевский [Валиш1912] сообщает о рапространенности такой формы расплаты за службу во времена, предшествующие Грозному: Управлять городом или областью значило жить на их счет, взимая судебные издержки. Это называлось кормлением; большею частью кормленщики и были правителями. О характере тогдашних судов свидетельствует пример, приведенный тем же же Валишевским без указания источника: Василий III узнал, что один судья, получив от одной из тяжущихся сторон больше денег, а от другой меньше, решил дело в пользу первой, более щедрой. На допросе судья сознался и в оправдание себе сказал: Я больше верю богатому, чем бедному, у него меньше интереса обманывать меня. Василий улыбнулся и помиловал его. Не в это ли время родилась прижившаяся на века поговорка закон что дышло ? (Помещики видели в крестьянах плутов, врунов, лентяев. Крестьяне расплачивались тою же монетою. В народном творчестве образ барина чаще всего связывается с такими характеристиками, как алчность, коварство, злобность. Последний раз перед революционными 1917–1918 гг. помещичьи усадьбы горели в 1905 г.) Василием Дмитриевичем в знак дружбы обширные московские владения, решив поддержать Василиева брата Юрия, cоперничавшего с Василием по поводу престолонаследия (и в этом ошибся).

В 1456 г. Серпуховское княжество было упразднено и бывший удел стал владением Московских князейЭто сопровождалось драматическими событиями. С 1445 г. (последним) хозяином Серпуховского удела был Василий Ярославич. Удел ему достался от отца Ярослава Владимировича, сына Владимира Андреевича Храброго. Поначалу Василий Ярославич находился с великим князем Василием II Васильевичем (внуком Дмитрия Донского) в хороших отношениях, и занимал сторону последнего в междуусобных распрях за великокняжеский престол. Эпизодом такой распри было ослепление Василия Васильевича, названного впоследствии этого Темным. Дружба длилась до 1456 г., когда Василий Темный договором подтвердил права Василия Ярославича на его уделы, включая Серпуховской, но в том же году поимал князя Василия Ярославича и послал его в заточение на Углече поле, а княгини его и сын его князь Иван побежал в Литву [П.С.Р.Л.6]. В 1462 г. несколько слуг Василия Ярославича, дворян, сделали попытку освободить его из плена в Угличе, но были пойманы и Василий Темный в духе времени повеле казнити их немилостиво, на лубие волочити их по леду, привязав конем к хвосту, на Федороврй недели, иных повеле посечи, а иных перевешать, а Васкиного брата Давыдова повеле посечи Володю. Василий Ярославич был переведен в Вологду, скончался в 1483 г. в железех, уже при Иване III. . В новом качестве Серпуховские дружины участвовали в 1478 г. в походе Ивана III на Новгород, а в 1480 г. с ним же в стоянии на Угре.

В 1496–1502 гг. Иван III отдал Серпухов (Коширу, да Серпухов, да Хотунь) в кормление (со всеми пошлинами) бывшему казанскому хану Мухаммед-Амину До этого Иван, имевший сильное влияние на Казанское царство, сажал Мухаммед-Амина ханом в Казань, но через какое-то время казанцы упросили Ивана заменить его, ибо тот проявлял чересчур много насилия. Снял же его Иван с кормления в Серпухове по причине, что тот и тамо своего нрава не перемени, но с насильством живяши и алчно ко многим[П.С.Р.Л.6. С. 41.]. . Эти годы привели к разорению Серпухова и окрестностей.

В 1521 г. Серпухов разорил крымский хан Махмет Гирей, пошедший на Москву вместе в литовцами, ногайцами и казанцами, и рассеявший на берегах Оки войско Василия III.

В 1532 – 1533 гг., в последний год жизни Василия III, Серпухов (с Каширою) на короткое время вновь отдан в кормление бывшему (смещенному перед этим) казанскому хану: Шигалею (Шах-Али). Есть основания думать, что и этот период окармливания не принес благоприятствования серпуховчанам.

В 1571 г. Серпухов подвергся разорению со стороны крымского хана Девлет Гирея, пришедшего на Москву, чтобы отомстить Ивану Грозному за взятие Казани и Астрахани. В осуществлении этого набега ему помог Русин Шишкин, возможный родственник, и, возможно, ближайший, НехорошаОб этом событии в примечаниях к своей Истории сообщает Карамзин. Он, правда, называет Русина просто Серпуховитиным, но имеются более поздние отнесения его именно к фамилии Шишкин. Документальных оснований отождествлять этого Русина (бывшего опричника, между прочим) с Русином Шишкиным, внесшим вклад в Высоцкий монастырь в 1596 г. нет, однако в противном случае следовало бы допустить наличие двух Русинов Шишкиных, имевших вотчины примерно в одном и том же месте примерно в одно и то же время. Согласно [Серп1989], карамзинского Русина Серпуховитина полагает Русином Шишкиным А. А. Зимин [Зимин2001]. Тот ссылвется на [ОЦААПП1960]. Но там говорится только о наличии в ящике 170 архива дел ... Ратая Окинфеева побег в Немцы; и Русина Шишкина, и Качалова, и т. д. Возможно, у историка были дополнительные источники для такого суждения. . Прослышав о движении 120-тысячного (по сообщениям) войска, несколько бояр из земель на пути движения хана подсказали ему идти не прямо через Серпухов, где стояло Иваново опричное войско, а в обход, через Сенкин перевоз на Оке, уверяя, что оттуда дорога свободна. Более того, они убедили Девлет Гирея воевать именно Москву, а не Козельские земли, как тот собирался [Новос1948]. Одним из изменников был Русин. Серпухов все же был сожжен, но на обратном пути. В следующем году окрыленный хан совершит новый набег, но будет сокрушительно разбит в битве при Молодях несколько севернее Лопасни-Чехова.

В 1581 г. крымское войско Казы Гирея по пути к Москве переправилось через Оку под Серпуховом, уничтожив его посад. Москву взять не удалось.

В 1598 г., по смерти Федора Ивановича, на царство вступает Борис Годунов. Непосредственно перед воцарением Годунов собирает известный поход против крымских татар. В районе Серпухова, на 40 верст вверх и вниз по Оке встал огромный военный лагерь. Сам Годунов ставит в устье Нары город полотняной новотворен, а прежде того не бысть таков и располагается там. Город с намерением показали послам Казы Гирея, те были впечатлены, хан признал в Годунове царя и отказался от войны. Годунов получил поздравление с восшествием на престол от английской королевы, к которой когда-то пытался свататься Грозный. Но уже грядет Смутное время.

В 1605 г. население Серпухова встречает хлебом-солью Лжедмитрия I как царя. Войско самозванца по пути на столицу разбивает лагерь недалеко от Владычнего монастыря. В 1606 г. в свадебном поезде Лжедмитрия I и Марины Мнишек среди прочих Мосальские Иван Данилович Хромой и Андрей Федорович Кукорека.

В 1606 г. через Серпухов проходят в движении из Северской Украйны на Москву восставшие крестьяне (на деле не только) под предводительством Ивашки Болотникова и Лжепетра. Городские ворота жители открыли сами. Так же свободно они пропустят Болотникова в его отступлении от Москвы. Отряд Ивана Мосальского-Хромого и литвина Старовского, выступивший на стороне Болотникова, в 1607 г. будет разбит около Тулы отрядом Василия Шуйского: воровских многих людей побили и языки многие поимали и воровских воевод Ивана Масалскова и Ивана Сторовскова взяли. Перед этим под Серпуховым против Болотникова сражался князь Владимир Мосальский-Кольцов.

В 1608 г. Серпухов заочно присягает Лжедмитрию II (его отряды не проходят через город в своем движении на Москву), а в 1610 г. уже польскому королевичу Владиславу.

В 1610 г. Серпухов противостоит польскими отрядам Млоцкого, которые сжигают посад, но не в силах взять кремль (сгорело множество людей, и немало перебито из тех, которые уходили в крепость). Поступил так Млоцкий из мести. Перед этим Лжедмитрий II, сидя в Тушине, озаботился поступлением в Москву царю Шуйскому продовольствия из южных пределов, и послал Млоцкого в Коломну перегородить дорогу. Испугавшись приближающихся на помощь Шуйскому с разных сторон шведов, нанятых через посредство Скопина, и крымцев, Млоцкий перебрался в Серпухов. В союзе с ним были донские казаки, которым вскоре надоело сидеть в городе, и они вздумали уйти. Поляки стали гоняться за донцами по окрестностям Серпухова, и серпуховичи, пользуясь моментом, перебили и растерзали тех, что остались в городе. Млоцкий бежал к Боровску, испытав по дороге еще одно поражение от русских войск, там соединился с другими поляками, и вернулся в Серпухов мстить.

Служба против татарс 1610 по 1613Служба детей боярских Украйных городов в Государевом полку. [АктИст1841. № 355.]

В 1610–1611 гг. жители Серпухова участвуют в Первом земском ополчении Ляпунова, а в 1612 г.—во Втором ополчении Минина и Пожарского.

В 1613 г. Серпуховской уезд наряду с Боровским и Коломенским разорен ногайскими татарами, воспользовавшимися слабостью государства.

В Смутное время серпуховичи проявили изрядную покладистость в отношении круговерти сменяющихся властей. Такое поведение было привычным для большинства городов Московской Руси. П. Симсон [Симсон1880] извиняет его отстраненностью на местах от Московских дел и желанием жить спокойно. Авраамий Палицын [ПЛДР1987Палицын] дает свое практичное объяснение этому, как и более сильным явлениям измен и переходов на сторону врага, широко распространившихся среди русских в то время: дескать, идя с поляками на Москву они спасают свои имения от разорения. (Уместно вспомнить тем же мотивированную измену Русина Шишкина и прочих помещиков во время остававшегося еще в памяти нашествия Девлет Гирея.) По мнению С. М. Соловьева [Солов1851-79], бояре и все лучшие люди московские присягают Польскому королевичу, чтоб не быть в рабстве у своих прежних холопей-казаков при торжестве Калужского царика.

Тем не менее, с высоты столетий понять перипетии отдельных людей чрезвычайно трудно. Показательный пример дает поведение русской части княжеского рода Мосальских — современников событий [Бранд1892]. Несколько представителей рода принимали участие в соборе по избранию на царство Бориса Годунова: Владимир Иванович Шаня, Иван Владимирович (сын Владимира Васильевича; и в том же году наносит поражение в Сибири хану Кучуму, продолжая дело отца: в 1591 г. тот пленил на реке Ишим Кучумова сына и двух его жен [Вельям1863-87. Ч. 1.]), Иван Данилович (сын Данилы Александровича), Иван Данилович Хромой (сын Данилы Ивановича), Иван Львович.

В 1606 г. в церемониальной свадьбе Лжедмитрия участвуют: Владимир Васильевич Кольцов Иван Владимирович (сын Владимира Васильевича), Василий Федорович (сын Федора Ивановича, ходил звать послов за стол) его брат Андрей Федорович Кукорека, Иван Данилович (рындой), его брат Андрей, Иван Данилович (сын Данилы Александровича), Василий Федорович (сын Федора Александровича), Иван Данилович Хромой.

Воеводы Серпухова: Иван Данилович (сын Данилы Александровича) в 1615, 1618 и в 1619–1620 гг. (и в том же 1620 г. будет руководить дозором земель помещиков Шишкиных, Раевского и других), Иван Данилович Хромой в 1614 и 1615, Иван Львович в 1615–1618.

Как видно, некоторые умудряются оказаться одновременно в разных списках. Мосальский-Хромой включен в боярский список 1598–1599 гг. примерно из 1000 участников царского двора в число дворян. Но первое сообщение о нем обнаруживается в Списке бояр, окольничих и дворян, которые служат из выбора за 1577 г., где сказано: Князь Иван княж Данилов сын Клубков-Мосальский. (Зачеркнуто. Сверху отмеч.: изменил) [Акты1571]. В первый период смуты на стороне правительственных войск был только один Мосальский-Кольцов, а против выступали пятеро из рода, но общее число участников было больше. Позже потомкам придется извиняться перед царствующими особами за поведение предков в этот исторический период.

В 1618 г. Гетман Петр Сагайдачный на обратном пути из Москвы сжег посад Серпухова, не сумев взять кремль. Он привел 20000 черкас (запорожских казаков; —через Сенкин перевоз) под Москву, где соединился с королевичем Владиславом. Соединенные силы не сумели с ходу овладеть Москвой, как наступили холода, и они разошлись: Владислав к Троицкому монастырю, а Сагайдачный на юг, через Серпухов.

В 1633 г. крымцы тревожат берега Оки в последний раз [Акты1571], но это не был уже поход на Москву; крымский царевич с 17-ю мурзами просто пробрался за Оку пограбить в районе Серпухова. В ответ Московское правительство послало жалобу Турецкому султану с просьбой заменить Крымского хана [Симсон1880].

В 1669 г. в Серпухове случился Большой пожар безо всякой войны — из числа тех пожаров, что отложились в истории.

В 1671 г. до Серпухова докатывается эхо каспийско-волжских походов из-за острова на стреженьПесня о них будет написана много позже.. 25-м мая датирована грамота Алексея Михайловича, пришедшая из Разрядного приказа серпуховскому воеводе И. Владычкину относительно атамана К. Яковлева и перевозимых им пленных братьев Разиных: чтобы велел дать дворы, где им стоять на время, и корм им давал по разсмотренью, примеряясь к прежним таким дачам. [Разин1962]. 28-м мая помечена вторая грамота, предписывающая с большой осторожностью, чтоб те воры в дороге и на станех сами они над собою какова дурна не учинили, везти Стеньку и Фролку далее в Москву.

Население

Основу населения Серпухова и окрестностей исторически составляли потомки вятичей. Однако бурные события, разворачивавшиеся в этих местах, не могли не оказать влияния на состав и занятость населения. Первые документальные, и к тому же подробные сведения об обитателях посада и ближних слободок дают данные переписи 1552 г. времен Ивана Грозного [Фуников1552]Главной целью переписи было, видимо, желание включить, по-возможности, "белое" население слободок в состав черного посадского для увеличения тяглецов, а значит государственных налогов. . Всего сотной князя Фуникова исчислено 623 двора и 796 человек (взрослого мужского населения).

Самыми распространенными видами деятельности в это время являются кожевенное дело (кожевенники, сапожные мастера, сапожники и проч.), обработка железа (кузнецыСигизмунд Герберштейн в Записках о Московитских делах отмечает, что вокруг Серпухова даже на ровном месте добывается железная руда [Серп1989]. Железоделательное и кузнечное дело в Серпухове процветало вплоть до Петра I, пока тот не пресек большое количество малых производств, отдав предпочтение нескольким крупным. и проч.), гончарное дело (гончары), производство съестного (мясники, хлебники и проч.) Любопытно наличие пяти исчезнувших в более поздних переписях скоморохов, и двух гусельниковЭто отмечает Симсон, а в [Скомор2007] более внимательные авторы добавляют еще доморника. Считается, что XV—XVI вв. были расцветом скоморошества на Руси, а Иван Грозный был единственным царем, который благосклонно относился к этому занятию. Церковные же власти никогда не любили скоморошества, и в середине XVII в. Никон добился царского указа о его запрещении; взгляды на скоморошество, очевидно, были областью отсутствия разногласий между официальной и старообрядческой церквями. Примечательно, что документы 1688 г., на которые ссылается [Скомор2007], сообщают всего лишь об оставшихся топонимах, связанных со скоморошеством, в Серпуховском уезде. . Один книги пишет. Один лучник. Это не очень точное описание, так как (а) есть большое количество торговцев без указания предмета торговли, и (б) нет упоминания о меде. Последнее странновато, так как в этой же сотной говорится, что Серпухов платил в казну медом. Вероятно, мясник, или хлебник, или другой торговец не всегда торговал исключительно этими видами съестного, и в определениях документа имеет место некоторое упрощение.

Отмечены считанные приходцы, по одному—двое из разных мест: Тулы, Алексина, Переяславля, Тешилова, Медыни, Коломны и Калуги.

По происхождению заметна прослойка татар. П. Симсон [Симсон1880] относит их на счет кормления в Серпухове двух казанских царей, оставивших после себя Татарскую слободкуВ Москве Татарская слобода документально замечена 1619-м годом, в районе более поздних Татарских улиц в Замоскворечье, хотя считается, что она существовала по меньшей мере с XVI в. [Тихомиров1992]. . Но и позже эта прослойка будет пополняться. Татары не селились компактно, так что татарские имена или фамилии попадаются вне слободки. Более поздние документы упоминают Березинских и Глазеченских татар (Березна на Оке, Глазечно на Наре близ Серпухова); на старых картах есть Татарский колодец, и так далее. Карта В. Кусова второй половины XVIII в., и [ПГМ1796-97], приводят справа по Наре, пониже Шахоловой, речку Татариновку (течет от Фединой и впадает в Благушку между Игнатовой и Ивантиной). Не всегда понятно, идет ли речь в топонимах о своих татарах (крещеных и мусульманах), или пришлых крымцах с ногайцами.

Вторая заметная прослойка населения — казаки, которых в сотной насчитывается 75 человек. Все ли они были ратными людьми, не совсем ясно, так как в XV в. казаками могли называть еще и батраковЕсть примеры из более позднего времени: подарил ей двух девок и казачка для посылок И. С. Тургенев. Дворянское гнездо (1859); казачок-лакей А. Ф. Писемский. Старческий грех (1861); его и взяли сперва в казачки при господском доме П. П. Бажов. Каменный цветок (1939). . Но, одновременно, по ходу событий второй половины XV в.: Простые Татары, приходившие служить в Россию вместе с своими царевичами, а равным образом простые Татары Казанские Крымские и пр. обыкновенно звались у Русских казаками; да и сами они называли себя казаками (حَا زاق) [Вельям1863-87. Ч. 1, с. 74.]По меньшей мере, часть казаков у Фуникова имеет христианские имена. Типично: Гаврилов сын Монак, казак (двор в Слободе, что была за татарами), Володин Иванко, казак (во дворе на Егорьевск. ул.), и т. д. .

Отмечено трое Коншей, вероятно давшие, начало проявившему себя много позже роду промышленников КоншиныхКонша — как полагают, от Кондрата или Конона [Весел1974], то есть, уже от христианских имен (появляется с конца XV-го в.)..

Следующее целостное представление о населении дает перепись 1646 г. Ляпунова [Ляпунов1648]. Она выявляет большие перемены: от 115 настоящих фамилий в переписи 1552 г. осталось всего 19. В числе новых фамилий такие, как Болотников, Мурза, Коншин, Крымов, Мурзин, Саадачный, Татарин, Шапочников, Полянин, — из них большинство многократно. Часть из них интересна тем, что просуществует в этих местах до XX в., а часть напоминает о случившихся ранее исторических событияхОбъяснения не всегда очевидны. Так, фамилию Саадачный не обязательно увязывать с известным гетманом: было еще имя Саадак [Тупик1903] (два примера из XVI в., правда, относящиеся к западным и юго-западным областям), произведенное, конечно, от названия вооружения конного лучника. .

Относительно состава, отмечается большое количество ратных людей и их обслуживающих: кормовых иноземцев, казенных кузнецов, пушкарей, воротников (по другим данным в 1638 г. в Серпухове было 45 пушкарей и затинщиков, 8 воротников и 9 кузнецов; для сравнения, в Москве соответственно 248, 68, 14), беломестных казаков (а не черных), просто немчинов. Много бездомных бобылей и бобылокПо Валишевскому, Бобыли—это крестьяне без земли. Иногда они обрабатывают землю, но в качестве батраков. Большею же частью это ремесленники, но еще чаще просто бродяги, смешивающиеся с другими разного рода общественными отбросами—казаками, скоморохами, нищими и даже разбойниками. [Валиш1912]. . Не редки люди в отъезде: один пушкарь в Пронске на кабаке, другой на Вологде; сказали, что Юрка на Вологде, Вавилко в Нижнем на кабаке, Фомка, Ивашко, Илюшко на Москве сидят в лавках; кто-то на Молодех в чюмаках, кто-то даже на Черни, и так далее.

Сериков, Шапочников (многократно) и Татарин прослеживаются также по списку новоприписных тяглецов, взятых в тягло в посад в 1649–1652 гг. [Симсон1880].

В переписи 1678 г. Сунбулова город (замечает Симсон), если сравнивать с описанием Фуникова, будто подменили. Старых фамилий осталось уже только 8; количество посадских дворов относительно времен Грозного сократилось почти вдвое (до 307), а количество взрослого мужского населения опустилось до примерно 511 человек (учет не позволял иметь точные цифры). Среди фамилий встречаются: Коншин (от старого Конши), Сериков (Ивашка Григорьев сын, почетный гражданин, купец и мещанин), Шапочников (Юрка Дементьев сын, пушкарь, пятидесятник, с тремя братьями), Кишкин (Сенка Васильев сын), Поляк (Якушка Михаилов сын), Татаринов (Сидорка Андреев сын), Крымов (петрушка Захаров сын), и так далее, причем перечислены за экономией не все представители этих фамилий.

От Петра до XIX в.

В Петровское время (с 1682 г.) Серпухов окончательно становится уездным городом, а жизнь становится мирной, —но не спокойной. Население Серпухова активно участвовало в строительстве флота, новых городов, крепостей, и в других начинаниях царя.

В 1708 г. Серпухов становится уездным городом Московской губернии, оставаясь, по сути, таковым по сию пору. Спокойное развитие (и приумножение населения) начинается в послепетровское время. С 1730-х годов активно растет текстильная промышленность: возникают полотняные, шелковые и суконные мануфактуры. Они определят лицо города вплоть до начала XX в. Появляются династии владельцев ткацкого производства: Кишкиных и Сериковых.

По данным за 1761 г., 30% экспортируемой из России парусины имеет серпуховское происхождение. Ниже дается описание города и уезда времен Екатерины II.

В 1771 г. Екатерина II проводит через Сенат постановление о запрете совершения обычных захоронений при городских церквах, как велось испокон веку и об устройстве для таких целей общественных кладбищ за городской чертой. Толчком к этому (вероятно) послужила московская эпидемия чумы, но вопрос о неудовлетворительном санитарном состоянии околоцерковных кладбищ поднимался и раньшеБыл еще опыт Европы, наверняка известный царице.. Общественные кладбища с этого момента устраиваются во многих городах Империи, а в Серпухове появятся Занарское и Всехсвятское. Позже для удобства при них возведут церкви. Оба кладбища прочно войдут в жизнь города и примут в свою землю многие поколения усопших горожан.

В 1775 г., отправившись в Москву для празднования окончательно утвержденного в Кучук-Кайнарджи мира с турками и подчинения Крымского ханства, борьбе с которым Серпухов когда-то отдал часть своей истории, Екатерина II задерживается в первопрестольной столице почти на год, и находит время для знакомства с ближними провинциальными городами. В декабре она приезжает в СерпуховОна окажется здесь еще раз опять-таки в связи с Крымом, но уже российским—по пути из большого таврического путешествия, в 1787 г. . С посещением ею города связан довольно загадочный эпизод. Три дня она прожила во дворце Серпуховских старожилов Кишкиных, ставших к этому времени одним из крупнейших текстильных фабрикантов России. Дворец был построен в Занарье, на Нарском берегу, и прием царицы по всем канонам сулил Кишкиным яркую перспективу. Однако, неожиданно после ее отъезда Кишкины продали дворец, и как промышленники ушли со сцены навсегда.

ФотографияФотография дворца Кишкиных в Серпухове, вероятно, начала XX в.

XIX и начало XX вв.

В начале XIX в. полотняное производство неуклонно заменяется на хлопчатобумажное. Объемы растут до первой декады XX в. С 1812 по 1814 гг. появляется одиннадцать таких фабрик. К середине 1850-х гг. число занятых на предприятиях города и ближних окрестностей превышает 10000 человек. К 1913 г. всего будет 27 заводa и более 17000 человек работающих. В 1980-х гг. Серпуховской уезд входит в тройку наиболее развитых по размаху ткацкого производства в московской губернии—после Богородского и Московского.

Среди владельцев фабрик встречаются фамилии, знакомые по документам XVI–XVII вв.: Коншины, Сериковы, Игнатьевы. Но есть и новые: Третьяковы, Мараевы, Шилкины и далее. В производство постоянно вовлекаются новые жители окрестностей.

Условия труда рабочих в эти времена неблагополучны во всех странах, а Серпухов на этом фоне выглядит не лучшим образом. Некоторое представление о характере труда дает следующий отрывок:

Продолжительность рабочего дня на большинстве предприятий достигала 13 часов при шестидневной рабочей неделе. В 1884 году на бумагопрядильных и ткацких фабриках при сменной работе смены продолжались 12 часов, а на тех, где ночной работы не было, рабочий день длился 12—13,5 часа. На фабриках Мараевой работали по 14 часов. Самым продолжительным был рабочий день на овчинном заводе Мясникова—16,5 часа и на рогожных фабриках—18 часов. Здесь рабочие, жившие часто семьями в производственных помещениях, трудились день и ночь. Эти предприятия работали сезонно (рабочие, а ими здесь были исключительно крестьяне-отходники, возвращались в деревни на время сельскохозяйственных работ), и их хозяева спешили выжать из рабочих все, что могли.

Серпухов — крупнейший промышленный и торговый центр

Автоматизация производства происходит, но неравномерно и часто медленно; процветает ручной низкооплачиваемый труд. Об условиях проживания в казармах одного из предприятий свидетельствует Комиссия Московского губернского земства, обследовавшая в конце XIX в. под руководством санитарного врача Е. М. Дементьева санитарные условия жизни в Московской губернииВо время жизни в Мелихове А. П. Чехову, бывшему земским гласным, приходилось работать, в том числе, в санитарном совете уездного земства. Чехов мог иметь отношение к работе комиссии; во всяком случае, он не мог не быть знаком с Дементьевым. .

Во всех общих спальнях и в некоторых каморках, устроены сплошные нары, нередко в два яруса, иногда общие спальни населены семейными рабочими, и в этом случае последние стараются отгородиться от соседей на нарах самодельными перегородками из досок от старых ящиков, так что вся спальня получает вид стойла, и, если нары двухъярусные, то по обе стороны спальни образуются какие-то норы.

Санитарная комиссия под руководством Е. М. Дементьева. Цитируется по: Серпухов — крупнейший промышленный и торговый центр

Неблагополучия, сопутствующие ткацкому производству того времени, распространяются на весь город. Вода в городской водопровод поступала из Нары, про которую сообщается:

... только в воскресные и праздничные дни, когда фабрики не работают, вода ее представляется хотя и черной, но все-таки похожей на речную воду, в будни же по реке несутся красные, синие, чаще темно-красные и черные полосы, а по берегам, где течение медленнее, врда кроме того покрыта слоем каких то маслянистых ... веществ.

Санитарная комиссия под руководством Е. М. Дементьева. Цитируется по [Серп1989]

Та же Комиссия отмечала, что единственной фабрикой с удовлетворительными очистными сооружениями была фабрика Третьяковых; там же были наиболее сносно обустроенные казармы для рабочих.

К концу XX в. начинаются забастовки рабочих. Но производство растет. Вероятно, с 1910-х годов на фабрике Коншина Новая Мыза (основана в 1861 г.) начинает свою работу Никифорова Матрёна Никифоровна.

Товарищество мануфактур Н. Н. Коншина в Серпухове.

Одновременно, ткацкие производства сами приходили в деревню к трудовым ресурсам. Справочник 1886 года сообщает о наличии в родном для М. Н. Никифоровой Верхнем Шахлове (56 дворов) двух ткацких фабрик. Деревенские общества крестьян каким-то образом вступали в отношения с мануфактурами [Векс1889].

Род Коншиных в XIX в. весьма широко развернул ткацкое производство по городам (и селам) России, а торговал и за пределами Империи. Несколько ранее поступления Матрены Никифоровны на коншинскую фабрику, в 1890-х гг. Н. Г. Гарин-Михайловский, совершая кругосветное путешествие, посетил Японию. Его собеседником оказался Иван Тихонович Б., единственный русский, ведущий торговлю в Японии, в Нагасаках. Вот, что писал Гарин: И. Т. взялся и за мануфактуру: фирма Коншина выслала уже ему свои товары, а японцы через него в этом году выписали русской мануфактуры на десять тысяч рублей. (По Корее, Маньчжурии и Ляодунскому полуострову). Не шли ли ткани с Новой Мызы в том числе и за границу?

Другая фабрика, тоже расположенная в Занарье, на месте старого выгона скота, так и называлась Занарскою. Поначалу она принадлежала фабриканту Беляеву, после его разорения—с 1901 г. Швейцарскому акционерному обществу Московской текстильной мануфактуры [Серп1989], а после 1917 г. государству. В 30-х годах на ней работала Крылова Александра Никифоровна, а в детский сад при фабрике самостоятельно ходил ребенком Пржиялковский Виктор Владимирович.

Советский период

После Октябрьской революции фабрики и заводы переходят в руки государства (декрет Совнаркома о национализации крупной промышленности от 28 июня 1918 г.). После некоторого перерыва (тогда же, в 1918 г., часть фабрик на время закрывалась ввиду нехватки сырья) Матрена Никифоровна продолжает работу на Новой Мызе, существующей уже под названием Красный Текстильщик. Она проработает там до 1938 г. чернорабочей до ухода на пенсию по инвалидности. Фабрика будет активно развиваясь до 1990-х годов, и в 2009 г. обвально закончит существование в результате рейдерского захвата, оставив после себя впечатляющие брошенные корпуса, в том числе, прослужившие по 100 лет.

Дом первой пятилетки (с часами) № 12/20 на площади III Интернационала.
Книжка из кв. 25 в доме № 12/20 на пл. III Интернационала.
Дом первой пятилетки 1928июль 2012Дом первой пятилетки № 10/21 на площади III Интернационала.

В 1927 г. XV съездом ВКП(б) был объявлен курс на индустриализацию. Его осуществление вылилось в масштабное строительство во всех частях страны. Видимым проявлением стало возведение двух "домов первой пятилетки" (1928 и 1930 гг.) на площади III Интернационала (впоследствии Ленина) по обе стороны ул. АристоваВ сотной Фуникова 1552 г. встречаем: Аристов Васко, камен тешот (двор в Ивановской слободе и Аристов Марко (двор в Ключничьей слободе). . В доме 12/20 квартиру 25 получает перебравшийся в город ранее Никифоров Мефодий Никифорович. Сам он будет жить в другом месте, а в 1933 г. в эту квартиру перебирается часть окончательно покинувшей Шахлово семьи Никифоровых: его мать и две сестры (третья сестра с племянником поначалу будет жить в деревянном доме по ул. Московской, четвертая—в Занарье, а пятая при фабрике).

Венчающие один из домов часы были сняты с надвратной колокольни Высоцкого монастыря в 1929 г. На колокольне они были с момента изготовления в 1893 г. На часовом механизме дома первой пятилетки имеется (соединяющая связь времен) надпись Ф. Винтер в С.-Петербурге, часы поставлены при Архимандрите Иннокентии. 1893. май. 31.. Фирма Фридриха Винтера была известна в России с 1867 г. до Первой мировой войны и карманными, и башенными часами. Башенные были установлены, в частности, в Петербурге на Адмиралтействе, башне Московского вокзала и башне Городской думы. Они находили себе место и на зданиях обычных городов России, таких как Сумы или Астрахань. Считается, что перенос часов с колоколами с разоренной в 1930-х гг. колокольни уберег их от уничтожения. По воспоминаниям, до войны специальный работник приходил два раза в неделю часы заводить, а после войны сквозь лестничный пролет пропустили трубы с гирямиНекоторые источники указывают на лиц, следивших в советские годы за часами. До 1953 года часы обслуживал часовой мастер П. П. Шибаев, а после него — почти три десятка лет Анатолий Николаевич Пензель, бывший подручным часового мастера П. П. Шибаева. До 1974 года [...] часы заводил и ремонтировал [...] А. С. Мясников. . В 2000-х гг. за часами перестали следить, и в 2010-х они встали.

Квартира 25 в доме с часами располагалась на 5-м этаже с окнами, выходящими на ул. Аристова. На балконе хранились домашние заготовкиВыйти на этот балкон за банкой с огурцами автору этих строк в 1980-х годах было решительно невозможно ввиду страха перед ничем не прикрытой высотой. Старушка тетя Настя проделывала это совершенно безбоязнено. . В квартире было две комнаты, побольше (общая) и поменьше (в 1950-х–70-х гг. Мотина, т. е. тети Моти), но обе небольшие. В Мотиной комнате располагалась кровать, где спала тетя Мотя, и на которой умерла. В общей были платяной шкаф, круглый стол, просиженый донельзя к 1970-м годам диван и кровать тети Насти с железными спинками. Более идеально застланой кровати представить себе было невозможно. На совершенно ровном, без единой морщинки, покрывале возвышались стопочкой три подушки, покрытые чистой глаженой кружевной салфеткой. Увидеть кровать в каком-нибудь ином состоянии было невозможно. Над дверью в комнату имелось поначалу два стеклянных оконца, одно из которых стало в свое время фанерным после упражнений Виктора по выполнению стойки на руках.

В большой комнате, до самого ухода тети Насти в конце 1980-х, висел большой портрет Председателя Совнаркома РСФСР Ленина, а в Мотиной—репродукция известной картины А. М. Герасимова Сталин и Горький.

В конце коридора были раздельные санузел и ванная, вызывавшая в памяти Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру, датированный 1928 годом, а налево—небольшая кухонька, из узкого окна которой (почти что бойницы) было видно удивительно много: дальний берег Оки, начинавший когда-то Дикое поле, маковки строений Высоцкого монастыря, напоминавшие о XIV-м веке, старый мост через Оку, построенный инженером А. Струве в 1867 г. и снесенный в 1988, фабричные трубы из века XIX. Это были настоящие вехи истории старого Серпухова.

Оба дома по сторонам ул. Аристова имеют отчетливые черты одновременно конструктивизма и архитектуры старой школы. Планировки и количества квартир на разных этажах были разными. В квартире 25 обе комнаты и кухня в плане были не прямугольными, а трапецевидными. Выше этой квартиры располагался часовой механизм, и каждые 15 минут стены гудели от боя колоколов. Этажом ниже жил когда-то (уже в коммунальной квартире) М. Н., Саломыков, один из шести, проходивших по делу 1938 г. заодно с Мефодием Никифоровичем, но в отличие от него вернувшийся в конечном счете из мест отбывания наказания, развернувший в конце 1940-х–начале 1950-х в отношении своего дела активную деательность, и добившийся отмены в 1955 г. приговора всем шестерым. На втором этаже жила семья репрессированного в то же время, но по другому делу, Белова, упоминавшегося в материалах дела Никифорова и другихВ самом конце 1980-х годов автор этих строк приехал навестить тетю Настю, но дверь открыл посторонний мужчина. Это оказался новый жилец, сообщивший, что здесь жила какая-то старушка, но она умерла. Тогда впервые в жизни я постучал в квартиру на втором этаже. Там оказалась старушка Белова, с которой мы помянули ее бывшую соседку. .

Отношения между жильцами (к 1970-м годам, в основном между жиличками) не были идиллическими, но это были сверстники, заселившиеся примерно в одно и то же время, большей частью из деревень, и разделившие примерно одни и те же радости и испытания, что не могло их не сближать. В этом доме прошла вся их жизнь. Площадь Ленина, на которой стоят дома первой пятилетки, окружена замечательным липовым сквером. Уже в 1970-х гг. казалось, что так было всегда. Тем не менее, в альбоме Никифоровых имелась фотография того, как на голой площади люди высаживают чахлые деревца. Это был один из субботников 1930-х годов, проходивший с прямым и активным участием жильцов дома.

Ту же судьбу поколения разделили жильцы дома напротив, 1928 г. постройки. В том числе, и там были репрессированные в два Ежовских года; некоторым посчастливилось вернуться домой досрочно с приходом Л. П. Берии. Образно говоря, этот дом как бы образовывал второй подъезд одного общего дома, в котором все хорошо знали друг друга. Из окон квартиры Никифоровых в доме напротив были видны незашторенные окна квартиры С. И. Аристова, участника революций 1905 и 1917 гг., бывшего в 30–40-х гг. директором Серпуховского историко-художественного музея. Именем Аристова в свое время назовут разделяющую дома улицуДо революции Коломенскую (и продолжавшуюся с тем же именем после площади Гостинного двора на северо-восток до следующей, Сенной площади), а после, некоторое время, кажется, звавшейся именем Троцкого, и до конца войны еще как-то. Действительно, в 1919 г., в период отражения армий Деникина, пытавшихся взять Москву, в Серпухове располагался Полевой штаб Южного фронта Красной армии, и сюда подолгу приезжали Л. Троцкий, И. Сталин, А. Егоров и другие военачальники. . Начиная с 1960-х годов, жители обоих домов по очереди стали переходить в категорию т. н. старых большевиков.

Уходить из дома Никифоровы будут в таком порядке: сначала мать семейства Дарья Яковлевна, затем внук Виктор—на учебу в Москву, а затем в большую жизнь,—затем мать Виктора Мария Никифоровна, Матрена Никифоровна, и последней—Анастасия Никифоровна.

Przyałgowo

Изменчивость формы корня alk/elk/олк и его смысл потворствует распространенности его в топонимах, разбросанных по Жомоти — Жмуди. Эти формы встречаются все и нередко в одних и тех же названиях взаимозаменяются, оставляя полное ощущение, что какая-то часть представителей фамилии знала о ее происхождении вплоть до начала XX века.

КартаПредполагаемое местонахождения села Прыалгова.

Прыалгово (1) (Масядское). Первое упоминание воспроизводится в [МажейкиЭнц], однако локализация места путанная, или недостаточно обозначенная. Пересказывается сообщение описи 1554 г. о приобретении Прыалк[г]овскимТак должно быть. В Энциклопедии мажейкского края фамилия литуализирована как Prialgauskas. деревни Прыал[к]гава, расположенной на одноименном ручье примерно в шести километрах к северу от Масяд (со второй половины XX в. Mosėdis) Вешвенской волости (Вешвяны, Viešvėnai). Прежнее название местности Ausėnais (высевки, отсев; м. б. овсяные охвостья, разг. [Либер1988]; sėja — сев).

Следов деревни и ручья в указанном направлении от Масяд на картах [Тверст1846-63. Ряд X, лист 1 + Ряд IX, лист 1.] [ТопоЛит1985] не просматривается. Есть упоминание о селении (не застенке) Масядской Плебании и Пржiялгове с 9 душами поблизости МасядВ: Список мировых участков и волостей Ковенской губернии : составлен в 1870 году. Плебания — дом плебана, католического священника городской (не монастырской, народной) церкви (польск.; от лат. plebs = народ). С начала XV в. в Масядах была усадьба (из нескольких) епископа Жомоти. . Это может означать, что село располагалось неподалеку от плебании, что около приходского костела, и позже попросту вошло в черту разросшегося местечка. Не очень вяжется со ссылкой на первое упоминание, или требует уточнения.

Если верно, что старые Ausėnais получили название по имени нового владельца, то возникновение фамилии отодвигается исторически и географически. В то же время в окрестности Масяд имеются старые курганы.


Прыалгово (2). Местечко Przyjałgowo (= Przyałgowo = Przyałgów), проходящее в [Slown1888] как околица, расположена в 45 верстах на северо-запад от уездных Тельшей (с XX в. ТельшяйПольское Telsze, немецкое Telsche или Telschi, литовское Telšiai, жемайтийское Telšē. ). Трехверстовка [Тверст1846-63. Ряд X, лист 1.] показывает в середине XIX в. здесь группу поселений с близкими названиями (что характерно для литовских земель), состоящую из двух околиц Пршалгов и Пршелгов, и еще двух застенков с одинаковым названием Пршалгов. Шаты на карте — с середины XX в. Šatės. Это хорошо согласуется с типичным для Жмуди явлением наличия группы поселений, расположенных в одном направлении, и имеющих два названия: одно общее название плюс каждое свое второе. Неподалеку карта дает таким же образом устроенные Репши, Бугени и так далее.

Карта местности.с 1846 по 1863Пжиалгово на военной трехверстовке.

Сетевые источники сообщают о предположительном первом упоминании поселения за 1564 годом. Во второй половине XVIII века в Тельшевском повете отмечается два поселения: Przyałgów и Przyałgów-другой (Biblioteka Warszawska...). Если забыть про застенки, это соответствует околицам на карте XIX века. В первой околице шляхты 10 домов, в другой 9.

В польском описании Тельшевского повета середины XIX в. [Тельши1846] указано, что околица (sic!) Przyałgow (sic!) имеет 29 дворов (дымов) и приписана Масядскому приходу. В 1889 г. в Пржиялгове числилось четыре части имения за Пржиялговскими [КовГуб1889].

По данным за 1902 год [Ковно1903] две околицы Пржiялговы Масядской волости имели 210 жителей.


Przyałgowo (3) (Буконтышское). В книге шляхты Тельшевского повета (Плунгянский приход) встречается упоминание о Буконтышском Przyałgowie.

Запись1814Запись с упоминанием о Przyałgowie Буконтышском.

В имении проживает Юзеф Андреевский 63-х лет с женой сыном Франтишком 18-и лет (свидетельство на владение получено в 1801 г.). Во владении 19 душ.

КартаБуконтишки (Бокунтышки).

Буконтышки располагались примерно на двух третях дороги от Плунгян к Шатейкам (Plungė — Šateikiai), несколько в стороне [Тверст1846-63. Ряд X, лист 1.] В [Россиен1874] напоминается о литовском имени Букантс, произведенном от kentu, что значит терпеть, то есть, название поселения именное. . В [Ковно1903] даны подробные пояснения относительно следующих Буконтышек: усадьба, рабочее хозяйство и односелье (с числом жителей: 28, 14 и 9; все приписаны Плунгянской волости Тельшевского уезда), и фольварок плюс деревня (31 и 22 жителя; приписаны Гинтелишской волости). На картах XX в. они не видны, а в XXI век попадает только часовня Буканты (Bukantės koplyčia). Vikipedija/2021 сообщает, что часовня построена в 1863 г. на средства помещика Антона Андреевского на земле, унаследованной от своего отца Юзефа. Как видно, до этого времени Юзеф Андреевский не дожил, а Антон был либо его вторым сыном, либо Франтишком по второму имениVikipedija post post factum заменяет документированные имена на литовские аналоги, оставляя в некоторых случаях место предположениям. Фамилия Андреевский (= Ондрейовский) известна с середины XV в., по польским данным на Волыни. Производится от села Андреева, как Przyałgowski от Przyałgowa. В Списке населенных мест Россиенского повета 1862 г. упоминается местечко Андрейов (= Андреев) князей Огиньских и Андрейовский приход (парафия). . Bukontyszki и католическая часовня отмечены в [Slown1888] на расстоянии 35 верст от Тельш.


Приолгово. В некоторых документах эпизодически возникает Приолгово. Чуть более обстоятельные сведения приводит в двух близких по содержанию статьях Иероним Граля на польском и на немецком Grala H. Wokół dzieła i osoby Alberta Schlichtinga. (Przyczynek do dziejów propagandy antymoskiewskiej w drugiej połowie XVI w.) // В: Studia Źródłoznawcze, t. XXXVIII. Warszawa : Instytut Historii im. Tadeusza Manteuffla PAN w Warszawie, 2000.
Grala H. Zu Werk und Person Albert Schlichtings. // В: Bayern und Osteuropa Aus der Geschichte der Beziehungen Bayerns, Frankens und Schwabens mit Rußland, der Ukraine und Weißrußland. — Wiesbaden : Harrassowitz Verlag, 2000. (Переведено с польского.)
Автор дает ссылку на представляющий здесь интерес первоисточник, Привилей Войтеху Шлихтингу на село в земли жомойтской волости вешвенское Приолкгово доживотним правом: РГАДА, Фонд 389, Метрика литовская, Опись 1, кн. 51, к. 302 в. — 303 в..
. Дело касается известного авантюриста Альберта Шлихтинга, попавшего в русский плен и назначенного слугой и переводчиком (как бывшего родом из Померании и знающего русский язык) итальянского врача Ивана ГрозногоАвтор издания: Новое известие о России времени Ивана Грозного. Сказание Альберта Шлихтинга. Перевод, редакция и примечания А. И. Малеина. — Л. : Изд. АН СССР, 1934. полагает, что ввиду отсутствия у Грозного врача-итальянца и дополнительных обстоятельств речь идет о бельгийце Арнольде Лензее.
Рутенский язык — это если со стороны иностранных источников. Для служения переводчиком следовало, очевидно, знать русский + язык врача; одним русским литовское войско было не удивить, едва не все разговаривали на нем дома.
. Прослужив семь лет, Шлихтинг в 1570 г., почуяв неладное, бежит в Литву (врач погибнет в пожаре Москвы во время нашествия Девлет-Гирея в 1571 г.), где встречается со своим патроном и участником тайных ягеллонских служб Остафием Воловичем, а тот рассказывает о нем в личной переписке с Миколаем Радзивиллом (оба в 1557 г. руководили внедрением в Литве уволочной системы землепользования, судьбоносной для фамилии). В 1572 г. привилегией Сигизмунда II Августа за то, что нам Господару и Речипосполитой панств наших уставниче верно служил, послом и гонцом нашим о всех справах неприятельских што ведати мог, певную ведомость давал, Шлихтинг (названный по-польски в документе Войтехом), ввиду того, что через час немалый везения и всякого недостатку притерпел, получил в королевских имениях доживотно (пожизнено) в земли жомойтской у тиунстве волости Вешвенское село Приолкгово у Вопусянах, к которому кгрунту всего оселого и пустого волок двадцать и шесть. В отместку Шлихтинг был повинен службу земскую воеводную конно служити и заступовати потом яко и инные земяне наша шляхта земли жомойское войны нам служат.

По поводу локализации Граля отождествляет Приолгово с Приалговым (и литовским Prialkuvas), что неподалеку от Вешвян над рекой Юдрой — уточняя, что по спискам 1569 г. имение находилось в королевской собственности (то есть, давалось Шлихтингу по сути как державцу). Вешвяны немногим южнее Тельшей, Юдра протекает чуть севернее с запада на восток.

КартаПредполагаемое местонахождения села Приолгова.

Трехверстовка [Тверст1846-63. Ряд X, лист 2.] показывает, что в середине XIX в. села уже не было, или оно получило новое имя. Зато к востоку от Вешвян встречается сразу три застенка с названием Алка (sic! — тем не менее, поселения с таким названием карта показывает и в нескольких других местах); карты XX-го в. их уже не покажут. К северу от них и до реки Юдры, видимо, и следует искать следы села Приолгова и Опусян.

Неясно литовское название Prialkuvas, в то время как сохранившееся поселение южнее Шат называется Prialgava. По данным Спрогиса [Спрогис1888]:

Прiальгово, имение в Тельшевской волости [...].
Прiольгово, имение в Опусянах, Вешвянской волости [...], Прiалькувас, село в поле Епусянах [...].
Опусяны, село в Вешвянской волости [...], именьичко [...], возле села Прiалькувас, в поле Епусене [...].
Еписена, поле в Вешвянской волости [...]Приводятся отсылы к Россиенским актовым книгам. По Прiальгову: VIII, 189; XX, 119; XXVII, 62; XXXV, 108. По Прiольгову: XI, 27; XVI, 159; XXIII, 113; XXXIX, 431. По Опусянам: III, 133; V, 13; X, 97; XVI, 159; XXIII, 113. По Еписене: XVI, 159.
Еписена, скорее всего, опечатка. Следует читать Епусена, но здесь приводится без исправления.
.

Мягкий знак Спрогис добавил в случаях, когда л приведено в титле, например в исходном тексте Алка — у Спрогиса АлькаСильно напоминает литуанизацию.. Любопытно, что в словаре (1888 г.) встречается горсть названий на основе Алька, по паре на основах Елька и Олька, но все в обход Вешвянской волости.

Литовские исследователи разделов Южной Куронии T. Baranauskas и G. Zabiela цитируют Спрогиса, но добавляют пару дат актовых записей: по Опусянам 1578 г., по Пріалькувас 1593. Они же (примета XXI века?) приравнивают Пріалькувас = Prialgava.

Одновременно, немногим южнее и восточнее Масяд обнаруживается деревня Šliktinė. Название звучит знакомо, но по поводу его происхождения сведений не найдено, как и следов Юдры в том районе. Быть может, это простое совпадение.


Przyjałgiszki. О застенке Пржiялгишки Ворненской волости (32 версты от Лукников) напоминает перепись населения Ковенской губернии (1897 г.). Немногим более раннее упоминание дает [Slown1888]: Przyjałgiszki, деревня в Тельшевском повете, 28 верст от Тельш. В [Ковно1903] названы застенком в Ворненской волости с числом жителей 8.


Следующая группа упоминаний носит вторичный характер. Это опись актов Россиенского земского суда, — однако следует полагать, что название имения, как и фамилии владельцев, воспроизведены по акту [АктРосс1891-09. Вып. I, с. 138.] почти достоверно: Прыалгово и ПрыалговскиеПо тексту должно быть: Прыалкгово и Прыалкговские. . Сам акт утверждает продажу в 1599 году (исходя из контекста в описи) земянами Прыалговскими трети имения группе посторонних лиц. С этим же событием как-то связан другой продажный лист [АктРосс1891-09. Вып. V, с. 200.], имеющий точную дату 20 октября 1599 г. Акт приведен не полностью (вся почти книга сильно пострадала от сырости) и опись воспроизводит его содержание с явными ошибками. Имение названо как Прiальговское, а фамилия владельцев указана как Прiалговские, и это очевидная путаница. Событиям предшествуют действия, совершенные незадолго до этого с частями имения: передача по наследству в 1595 г. [АктРосс1891-09. Вып. IV, с. 8.] и передача в залог в 1597 г. [АктРосс1891-09. Вып. IV, с. 285.]. В первом случае название села передано в описи верно, во втором снова с ошибкою (в Указателе к описи Прiангово отождествено с Прiалговым, а последнее по тексту акта есть Прыалгово). Некоторое недоумение вызывают указанные доли, возможно также приведенные с ошибкою, но ясно, что в конце XVI в. Прыалгово уже начинает превращаться в околицу.

АктДуховная на передачу четверти Прыалгова.
АктЗаставной лист о передаче в залог половины Прiангова (Прыалгова?).
АктСсылка на акт о продаже части Прыалгова в 1599 г.
АктВыписка об акте о продаже имения 20 октября в 1599 г.

В 1599 году Прiольгово делится между его владельцами Якубовичами [АктРосс1891-09. Вып. V, с. 177.]. А шестью годами раньше [АктРосс1891-09. Вып. III, с. 75.] земянин Шлихтин отдает себя, братьев и имение Прiольгово в опеку некоему Шемету. (И, в том же издании, неустановленная ссылка на Прiалгово.) Это Кшиштоф, заочно знакомый нам и обедневший сын уже скончавшегося Альберта-Войтеха Шлихтинга, передавший поначалу управление матери Анне Ивановне, а здесь поменявший его на опеку и оборону со стороны Михаила ШеметаGrala H. Wokół dzieła i osoby Alberta Schlichtinga ....

АктПередача имения Прiольгова в опеку.
АктВыписка об акте о разделе имения Прiольгова в 1599 г.

Под именем Przyałgów название места приводит в 1621 г. реестр дворянского ополчения [Реестр2015]. То же название дает З. ГлогерSzlachta okoliczna na Żmudzi. / Biblioteka Warszawska, 1877. T. IV, s. 286 — 290, вставка с подписью: Zygmunt Gloger. для XVIII века.

На картах XXI в. Przyjałgowo обозначено по-литовски как PrialgavaУже Клайпедского уезда, и Скуодасского района, Нотенайского староства. . По документам первичным было русское название. Литовское передает более удачно его начало, а польское — конец. Польское начало возникло переходом от Прыа- к Przy[j]a... — поначалу не смягченному, а затем подстроившемуся под мягкое (на польский обычай) звучание с помощью ij. Интересный вопрос, как рано возникло литовское. Русские названия на Трехверстовке выведены задним числом от польских; их варьируемость может быть объяснена знанием картографами каких-то деталей, или же другими обстоятельствами.

Реестр ополчения 1621 года сообщает, во-первых, что кто-то из Przyałgowskich уже живет в соседнем Ужвентском повете и, во-вторых, что в Przyałgówie имеют владение некие братья Урбановичи.

Далее [МажейкиЭнц], по завещанию от 1689 г. некий Адам Przyałgowski отписывает сыну Миколаю усадьбу Noriškių полностью и четверть Приалгавы — Przyałgowa. [Тверст1846-63. Ряд X, лист 1.] дает чуть юго-западнее ПлунгянПольск.: Płungiany, лит.: Plungė — местечко в Тельшевском повете в 26 верстах западнее Тельше. В Плунгянах было имение князей Огиньских. группу из двух застенков Норишки и двое просто Норишек. Миколай передал Приагавскую усадьбу по наследству сыну Мацею. Одни потомки Мацея купили в 1818 г. поселение Монтвиджяй-Лютишкес рядом с Жеймелянами, а другие усадьбу (деревню?) Раче. Согласно [КовГуб1889], в 1889 г. в Монтвидзе находилось имение Петра Антоновича Пржиялговского.

[Тверст1846-63. Ряд IX, лист 2.] дает чуть западнее Жеймелян околицу МонтвидзеЛит.: Mantvydžiai. Это чисто литовское название от нецерковного имени Мантвидас — здоровый, цветущий., а сразу севернее Монтвидзе группу из двух застенков Раче и трех просто поселений с этим именемЛит.: Račiai.. Через них протекает речка ВандатоЛит.: Varduva.. К сказанному можно добавить: сразу на север от Раче, через лес, лежали Репше и Бугени, знакомые по [АВАК1910]. В 1849 г. Раче уже числится как Государственное имущество, т. е. от Przyałgowskich уходит. В Вандато-Вардуву в Раче впадал ручей Квисте, а на нем стояла мельница. Уже в XIX в. мельница остановилась; сохранился усадебный парк с двухсотлетними лиственницами и липами. Здания усадьбы еще в 1970-х гг. использовались для школы, но позже сгорели.

В начале XIX века

Выписка из Книги шляхты Тельшевского повета [Тшлях1814] показывает, кто населял в 1814 г. Przyałgów и где в этом повете расселялись Przyałgowcy.

Przyałgów и Przyałgowcy в Тельшевском повете в 1814 году.
Лицо, возраст Жена, дети, возраст Проживание, основание
  1. Лица и названия, представляющие вторичный интерес, для удобства набора воспроизведены по-русски.
  2. Posiada Dobra и просто Dobra пререведены как имение
  3. Dekret wywoda переведен как определение (документ, доказывающий благородное происхождение мелкопоместной шляхты, соответствует русскому определению о дворянстве).
  4. В указании времени выдачи свидетельства на владение имением или постановления о дворянстве оставлен только год.
  5. Некоторые имена попадаются в двух написаниях, например, Petronella и Petronela, Teressa и Teresa.
Тельшевский приход
Aloizy Przyałgowski 27 Женат По определению от 1800 г.
Тадеуш Тыминьский 30 Józefata Przyałgowska, сын Теофил 3
Томаш Рекуць 44 Dorota Przyałgowska, сын Фортунат 30, Адам 10
Юзеф Судымт 60 Petronella Przyałgowska Имение Миткайце, свидетельство депутата Пилсудского от 1802 г.
Лукницкий приход
Станислав Довконт 30 Ewa Przyałgowska Имение Потовсолле
Плотельский приход
Марьян Михаловский 50 Barbara Przyałgowska, сын Феликс 10, Юлиан 3 Имение Микиты, одна душа
Тыркшлевский приход
Mikołay Przyałgowski 60 Барбара Гирдвойнювна, сын Доминик 25, Иероним 22
Юзеф Ржевский 32 Anna Przyałgowska, сын Юзеф 1
Масядский приход
Доминик Гиниат 44 Эльжбета Жакевичувна, сын Ингатий 23 лет Имение Przyałgów, 1 душа
Доминик Яздовский 40 Женатый Имение Przyałgów, 1 душа
Jan Przyałgowski 48 Марианна Платовна, сын Ян 3-х лет Имение Przyałgów
Szymon Przyałgowski 35 Не женат
Piotr Pacewicz 44 Хелена Яздовская Имение Przyałgów, свидетельство от 1801 г.
Jan Motowicz 38 Бригида Тарвидувна Имение Przyałgów
Tadeusz Przyałgowski 45 Анна Иллаковичувна, сын Иоахим 8 лет, Кароль 7 лет Имение Przyałgów, 3 души
Andrzey Wasilewski 42 Катажина Przyałgowska, сын Богуслав 12, Циприан 8 Имение Przyałgów
Ignacy Kontrym 38 Барбара Рупчуковна, сын Августин 19 Имение Przyałgów
Jan Mikita 37 Петронеля Гиниатувна Имение Przyałgów
Будрыковы
  Kazimierz 50
  Szymon 60
  Frantiszek 40

Antonina Przyałgowska
Петронеля Паскевичувна
Магдалена Кидыкувна
Ignacy Buywid 40 Розалия Гедговдувна Имение Przyałgów
Franciszek Przyałgowski 68 Анна Костюшковна, сын Михал Адвокат 24 Имение Przyałgów
Jakub Dopszewicz 59 Марианна Струмитувна, сын Михал 13, Игнатий 11 Имение Przyałgów
Jósef Urbanowicz 32 Не женат Имение Przyałgów, свидетельство от 1801 г.
Людвик Сендрович 32 Фаустина Луковичувна Имение Przyałgów, 5 душ; по определению от 1810 г.
Михал Мацкевич 53 Johanna Przyałgowska, сын Михал 11, Леон 6 Имение Przyałgów, 3 души, свидетельство от 1801 г.
Петр Пиктурна 80 Урсула Матаховская, сын Ян 40, Онуфрий 22, Юзеф 12 Имение Przyałgów
Jósef Przyałgowski 35 Петронеля Витковецкая Имение Przyałgów, 3 души
Ян Шезеповский 40 Хелена Пиктурнянка, сын Юзеф 9 Имение Przyałgów
  Michał 70
  Jan 77
  Frantiszek 71

Przyałgowcy
Вдовец
Тереса Петрыковская
Тересса Семеновичувна, сын Мацей 23, Стефан 21, Игнатий 18
Имение Przyałgów, без душ; свидетельство депутата Пилсудского 1801 г.
Антоний Подегимский 41 Фелицианна Песевичувна, сын Франтишек 4 Имение Przyałgów, свидетельство 1802 г.
Benedykt Przyałgowski 60 Бенедикта Перковская, сын Винцент 24, Доминик 14 Имение Przyałgów
Юзеф Павтович 50 Магдалена Допшевичувна, сын Матеуш 19, Франтишек 17 Имение Przyałgów, 3 души; по определению от 1799 г.
Онуфрий Матаховский 69 Вдовец Имение Przyałgów, 5 душ, свидетельство от 1802 г.
Жакевичи
  Матеуш 60
  Юзеф 56

Барбара Даргевичувна
Не женат
Имение Przyałgów, 2 души
Доминик Вакович 62 K. Przyałgowska, сын Франтишек 24
Сядский приход
  Франтишек 40
  Антоний 60
  Юзеф 40
  Бонифаций 30
Юхневичи
Два брата неженаты

R. Przyałgowska
Неженат
Имения Пуки и Барше, по свидетельству депутата Пидсудского от 1801 г.
Ignacy Przyałgowski 36 Луция Пиктурнянка Имение Пуки, 1 душа
Franciszek Przyałgowski 18 Неженатый Имение Пуки
  Piotr 50
  Dominik 40
Przyałgowcy
Женат —
Anna Przyałgowska
Пикельский приход
Jan Przyałgowski 53 Тарвидувна Имение Пацайце
Антоний Станьчик 60 Przyałgowska, сын Станислав 12 Имение Укрыны
  Юзефат 41
  Бонифаций 34
  Феликс 21
Касперовичи
El. Przyałgowska
Ба. Бункувна, сын Каспер 6
Неженатый
По определению от 1807 г.
Земеляньский приход
  Isydor 51
  Сыновья его —
  Tomasz 34
  Stanislaw 28
  Antoni 25
Przyałgowcy
Вдовец

Констанция Квецевитувна
Судымтувна
Неженатый
  Nercusz 28
  Karol 45
  Antoni 38
  Leon 20
Przyałgowcy
Мосьцицкая
Неженатый
Буткевичувна
Неженатый
Лавковский приход
  Wincenty 64
  Jerzy 58
Przyałgowcy
Тересса Юшкевичувна
Фелиция Юшкевичувна
Имение Дворвице 3 души
имение Хоронжиски
По свидетельству депутата Пилсудского в 1800 г.
Тадеуш Монтвилл 60 Przyałgowska, сын Станислав 14 Имение Стунгайце
Jósef Przyałgowski 15 Несовершеннолетний Имение Дворвице
Antoni Przyałgowski 45 Неженатый Имение Дворвице, 1 душа

Приведенный список исходно неточен и неполон. Не везде проставлены имена и места проживания, кое-где подозрительно округлен возраст. Тем не менее, он дает хорошую основу для наблюдений.

В отличие от метрических книг, он приводит только мужскую линию, а, в отличие от русских родоводовМетрические книги: [МетрикаЦМА]; родоводы Корсаковых [Корсак1893], Голицыных [Голиц1892] и т. д. , не приводит даже дочерей. Показательно, что у супруг не указан возраст (на что смотреть можно двояко).

Шляхта отчетливо мелкопоместна: у многих работников нету вовсе, у других редко доходит до пяти. В конечном счете, все они, по сути, однодворцы (каковыми их и хотело видеть царское правительство, но чему они рьяно сопротивлялись), хотя происхождение их совершенно иное.

Урбановичи, поселившиеся в околице в первой трети XVII в.В пописе шляхты ВКЛ 1621 г. участвовал Бартоломей Урбанович, про которого известно, что он с братом Абрагамом владел имением в Przyałgówie [Реестр2015]. На пописе он представлял Вилькийский повет, однако владел ли Przyałgówym уже тогда, или после пописа — данных на то нет. , как видно, здесь надолго. 1889 год снова напоминает об Урбановиче, Мартине Андреевиче [КовГуб1889]. Здесь же с 1599 г. потомки Гедговдовичей (Розадия Гедговдувна)Приобрели тогда третью часть имения Przyałgówa [АктРосс1891-09. Вып. I, с. 138.].. Добрая половина обитателей носит фамилии, иные, нежели PrzyałgowcyСписок дополняет некий Алоизий Алоизиевич Дырвянский [КовГуб1889] из 1889 года.. Одновременно, ряд представителей последних расселяется по другим селам и местечкам повета. Чаще это женщины, выходящие замуж, то есть, перемешивание населения идет по тем же правилам, что были издавна заведены среди крестьян того же Серпуховского уезда [МетрикаЦМА]. Но не одни только женщины: сразу несколько Пржиалговских довольно компактно владеют домами в Дворвице (околица), Хоронжишках (иначе: Хорунжишки; есть господский дом, а есть застенок) и Стунгайце (есть фольварок, а есть околица) к югу от Лавков [Тверст1846-63. Ряд XI, лист 2.]. В 1889 г. в Дворвице будут числиться четыре землевладельца из числа Пржиялговских [КовГуб1889].

Разумеется, расселение Przyałgowskich выходило за пределы Тельшевского повета. Ранний выявленный случай — уже известный Петр из Ужвентского повета в 1621 г. Список шляхетских местечек, дворов, деревень и околиц Россиенского повета за 1862 год [Россиен1874] приводит два двора (господских дома) во владении членов фамилии: Пундалы и Наруше в Поюрском Шидловском приходах. Следов Пундалов обнаружить не удалось, а Наруши представлены на трехверстовке [Тверст1846-63. Ряд XI, лист 2.] южнее Шидлова стоящими рядом застенком и фольварком. Список [Ковно1903] сообщает о Нарушах, что это деревня в Шидловской волости с числом жителей 9.

По поводу обратного, то есть других обитателей Пржиялгова, то справочник [Ковно1903] приводит 7 разных фамилий (включая Урбановича и Мацкевича). Примечательно, что из семи упоминаний в пяти случаях приведено написание Пржиялково!

Из числа интересных фамилий обращает на себя внимание некий Юзеф Ржевский. Одно время (конец XIII–начало XIV вв.) существовало удельное Ржевское княжество, владельцы которого получили название Ржевских. Оно было завоевано Литовским княжеством, отвоевано и с конца XIV до начале XVI вв. переходил то к Москве, то к Твери, то к Литве. Стал ли род Ржевских разделен в результате на две неравные части, или же предок Юзефа получил фамилию за заслуги в борьбе за Ржев — данных на то не имеется. Известно, что представительница рода прислуживала Ольге (Ксении) Годуновой в пору нахождения ее в Троицком монастыре во время осады поляками в Смутное время [АктИст1841]. Здесь же обнаруживаются такие фамилии, вошедшие в русскую историю, как Платов и Паскевич.

Имена шляхтичей все сугубо польские, за условным исключением невесть как добравшегося из XVI века Онуфрия, позже привлеченного в польский мир как раз из Кресов. Фамилии записаны по польским правилам, но их можно разбить на чисто польские, литовские и русские. Ниже выписаны эти группы.

Фамилии Польские
Мужские Женские
Тыминьский
Михаловский
Ржевский
Яздовский Яздовская
Василевский
Матаховский Матаховская
Витковецкая
Шезеповский
Петрыковская
Подегимский
Перковская
Мосьцицкая
Русские с русской основой
Мужские Женские
Рекуць
Платовна
Рупчуковна
Микита
Паскевичувна
Кидыкувна
Костюшковна
Луковичувна
Сендрович
Семеновичувна
Песевичувна
Павтович
Юхневич (4)
Станьчик
Русские с литовской основой
Мужские Женские
Довконт
Судымт Судымтувна
Гирдвойнювна
Гиниат Гиниатувна
Контрым
Тарвидувна (2)
Иллаковичувна
Гедговдувна
Буйвид
Струмитувна
Пиктурна Пиктурнянка (2)
Бункувна
Буткевичувна
Будрыков
Юшкевичувна (2)
Русские с польской основой
Мужские Женские
Касперович (3)
Мацкевич
Урбанович
Допшевич Допшевичувна
Жакевич (2) Жакевичувна
Даргевичувна

Выделяются женские, записаные не совсем привычно русскому уху, хотя затруднений с пониманием не возникает. Такое их формулирование просто не получило широкого распространения в русских документах по причине, что окончание фамилий на -ович/-евич не было принято в Московии; при зарождении аппарата фамилий (запоздалого по сравнению с Польшей и ВКЛ) выглядело до некоторой степени иностранным, и в язык не вошло. По-русски женщину называют: Семенович, а появись эта фамилия пораньше, говорили бы почти как поляки: Семеновичевна, и так далееС белорусскими женскими фамилиями от мужского суффикса -ич польский язык справился прямолинейнее, зато надежнее русского. Например, есть не самая распространенная фамилия Петровичев: то ли двойная патронимическая, то ли русифицированная из Петрович наподобие случаев ЮщенкоЮщенков и КравчукКравчуков у южных соседей. Польский вариант пар супруг — супруга: ПетровичПетровичувна, ПетровичевПетровичевувна. Русский вариант: ПетровичПетрович, ПетровичевПетровичева. Если по-русски потребуется назвать жену Петра, выйдет Петрова (жена); жену Петровича, выйдет Петровичева; жену Петровичева, снова Петровичева. Положение можно было бы спасти суффиксом -вна, но он в этом качестве не прижился, и напоминает о царевне, то есть, о дочери, не супруге. . Такой способ построения женских фамилий позже с небольшими поправками войдет в литовский язык, где в XX веке станет основным.

Многие фамилии перекликаются с названиями поселений. (Анна) Иллаковичувна имеет фамилию, произведенную от городишка Иллоки на севере Жмуди. Прочие связи: Яздовский — Яздайцы, (Барбара) Даргевичувна — Даргелишки, Буткевичувна — Буткишки, и т. д. (приведены примеры только для Тельшевского уезда по [Ковно1903]). В разных обстоятельствах первичным могли стать как фамилия человека, так и название поселения.

Фамилии, которые дает список, совершенно обыкновенно звучат в Белоруссии. В 60-х гг. XX в. там в порядке вещей было встретить Допшевичей или Витковецких; а, с другой стороны, список 1814 г. без труда можно дополнить, например, Волохоновичами или Свидерскими. Дошли до XX в. в Белоруссию и имена, нередко в быту русевшие: Петронеля (Неля), Леон (Лев), Ирэна и Регина (Рэня), и так далееОдин из публичных деятелей Российской Федерации в начале XX в., родом из Ошмянского района, имеет полное имя Франц Адамович Клинцевич. Франц — это уменьшительное от Францишка, но главное, что не звучащее столь явственно по-польски. Такими именем и фамилией можно свободно пополнить список дробной шляхты жмудской глубинки.
С этим случаем неожиданно перекликается история, нашедшая отражение в метрической книге одного из приходов в Серпуховском уезде за сто лет до того, в 1905 году [МетрикаЦМА1905]. Там записан акт крещения внебрачного младенца, матерью которого являлась Гродненской губернии, уездного города Волоковыйска мещанка девица Францишка Николаева Гапанович, вероисповедания католическаго. Вложенный священником Е. Соколовым листок бумаги содержал пояснение обстоятельств: Батюшка кормилец пожалоста прошу вас принять моево младенца и окристить, и приписку: мать я Франя желаю окристить [...] младенца [...], напоминающую, что одним из уменьшительных для Францишки имен являлось Франя.
.

Век XX и далее

Со второй четверти XX в. в России и в Восточной Европе возникла затяжная тенденция к исчезновению мелких сельских поселений. Старые застенки с околицами на картах сильно поредели. В 1930-х гг. (то есть, до прихода сюда Советской власти) карта РККА показывает всего один поселок, а еще через полвека, и век спустя после снятия трехверстовки, более крупная карта показывает два поселка — с одного из которых, возможно, все начиналось. Судя по всему, это те две околицы, о которых упоминали источник XVIII в. и трехверстовая карта XIX века. С образованием Литовской ССР на картах впервые возникает написание Prialgava.

КартаНа карте РККА 1935 г. — Пржиалгово.
КартаТопокарта Литовской ССР: остатки Приалгавы-застенка и околицы. [ТопоЛит1985]

С конца XX в. состояние поселка Prialgava депрессивное и характеризуется убыванием населения.

Przyjałgowszczizna

[Slown1888] сообщает, что долевой частью фольварка Ясьликов в Красноставском уезде Любельской губернии была Przyjałgowszczizna. О Ясьликове есть отдельная информация:

Описание фольварка.1888Деревня Ясьликова и фольварк Ясьликов в 1827 г.

Так, сообщается о деревне Ясьликов (Ясьликув; иным словами, Вертеповой—от слова вертеп) и о фольварке. На 1827 г. в деревне 31 двор, 264 жителей. Фольварк литера A занимает 497 моргов1 морг = 56 ар.; из них 393 моргов пашня и сады, остальное луг, пастбище, лес, неиспользованная земля и под строениями. Строений каменных 2 (известняк), деревянных 11. Деревня занимает 90 моргов, из них под дома 9.

Фольварк литеры B и D занимает 329 моргов; из них пашня и сад 254, остальное вода и лес. 8 деревянных строений.

Фольварк литеры G, C и E занимает общим числом 225 моргов; под пашней и садами 221, 4 не используемая земля и под строениями. 10 деревянных строений. Деревня 42 морга, под дома 9.

Фольварк литеры G, C и E как раз и содержит части, занимаемые арендаторами (приглашенными): Пжиялковщизна, Рутковчизна, Козирынек и Хмелевщизна. Имена арендаторов—долевых шляхтичей—очевидны.

До Люблина 44 версты, до Красностава 8.

Деревня представлена на русской трехверстовке [Тверст1846-63. Ряд XXI, лист 2.] (Люблинская и Волынские губернии) и на польской карте 1917 г.

Картас 1846 по 1863Ясьликов на трехверстовке.
Карта1917Ясьликов на польской карте окрестностей Люблина.

Это интересное место. На картах дорога влево вверх уходит в Люблин, а вниз, от КрасноставаКраснопрудного; krasny = красивый, staw = пруд.,—в Замостье, о битве за которое упоминает известная песня Конармейская А. Суркова и братьев Покрасс. Воспетые события произойдут через три года после опубликования польской карты.

Ясьликов на позднейших картах останется, а старые владельцы в какой-то момент уйдут в историю. Жители рассказывают о школе, которая там стоит с 1910-х гг. на фундаменте бывшего фольварка.

Авсюнино

Станция на 100-м километре ж. д. Москва — Казань и поселок рядом. Местонахождение садово-дачного товарищества Луч.

КартаГраница между княжествами в районе реки Нерской, XII–XIII вв. [Юшко1987]
ФотоРека Нерская в районе Анциферова. Источник
ФотоУстье Дрозны при впадении в Клязьму. Источник
ФотоРечка Летовка. Источник

Авсюнино находится в Гуслицком крае (когда-то волости), где нет крупных городов, и долго не было никаких. Это, вместе с отсутствием крупных рек, образующих налаженные пути сообщения, и пересечений важных дорог задало облик края на века вперед. Место, удаленное от Рязани, Владимира, а позже Москвы, не привлекало каждодневного внимания этих центров, но временами становилось областью столкновения интересов.

Славянская колонизация пришла сюда не с запада, как вятическая по Оке, а с юга и севера. В середине XII — начале XIII в. часть границы между Ростово-Суздальским и Рязанским княжествами проходила по нижнему течению реки Нерской, протекающей по кромке Гуслицкого края и к северу.

Нерский волочок

Нерская упоминается в Суздальской летописи за 1176 и 1207 год [ПСРЛ1], и в Воскресенской за 1209 год [П.С.Р.Л.7] Разъяснение летописных источников в связи с этим приводит В. Н. Алексеев: Река Нерская в исторических документах. (дата обращения: 2021). .

В 1176 году сыновья Юрия Долгорукого Михаил (великий князь Владимиро-Суздальский) и Всеволод (будущий Большое Гнездо) идут на Рязань наказать пограбивших перед этим Владимир рязанцев. На берегах Нерской их встречает рязанский Глеб Ростиславович, винится и обещает вернуть все что есмь поимал у шюрину своею Мстислава и у Ярополка и до золотника и Святую Богородицу что взял бяше у Володимерское церкве что и до книг и то все вороти; то есть, вернуть кроме книг и драгоценностей (и до золотника) знаменитую Владимирскую Богоматерь византийского письма, вошедшую в века русской историиВыходит, что много путешествовавшая по Руси Владимирская икона Божией Матери побывала и на берегах реки Нерской.. Разошлись с миромНенадолго: в следующем году Михаил умрет, Всеволод сядет на великий стол во Владимире, и подстрекаемый шюрином Мстиславом, Глеб сожжет Москву, будет Всеволодом разбит, посажен в тюрьму, где скоро умрет..

В 1207 году Всеволод Большое Гнездо, подключив к делу новгородцев, ладожан, псковичей и новоторжцев, и поставив им во главу сына Константина, идет наказать рязанцев, вышедших из повиновения. Взявши Пронск, Всеволод подходит к Рязани, но рязанцы прислашася к нему с поклоном молящеся дабы не приходил к городу и не пожжи церквии святых в них же жертва Богу. Всеволод отступился и повернул домой: через Коломну, реку Москву и усть Мерьскы, то есть, через устье реки Нерской. Там его догнал рязанский епископ Арсений, с целью поблагодарить за проявленное милосердие. Воскресенская летопись о Нерской умалчивает, но сообщает, что Арсений догнал Всеволода на Оке около Коломны, где тот простоял два дня в ожидании, когда река станет, после чего перешел по льду.

В 1209 году Рязанские князья Изяслав Владимирович и Кир-Михаил Всеволодович, прослышав, что сыновья Всеволода Большое Гнездо отошли на Тверь против Новгородцев, начаша воевати села около МосквыА. А. Юшко полагает, что Москва здесь употреблено условно, и рязанцы опустошали села поближе ко Владимиру [Юшко1987]. Но ведь жег Москву еще Глеб Ростиславович в 1176 г. , но сего не ведаху, яко урядишеся с Новгородци приидоша со Твери в Володимер ко отцу своему. Отец шлет на рязанцев сына Георгия (Юрия). Изяслав стал на Нерской, а Кир-Михаил на Литове. Георгий идет на Изяслава, дружину его избиша на реке Дрозне (впадает в Нерскую около Волочка), а Кир-Михаил, узнав о том, бежит сам. Георгий возвращается с победою ко отцю своему, в Володимер, с великой честию.

КартаБоевые действия владимирского князя с рязанскими в 1209 г. [Юшко1987]
КартаВолок между Нерской и Клязьмой, как он видится из XXI столетия. Источник
Карта1926Речная система между Коломной и Ореховым-Зуевом. [Здан1926]

События 1176 года еще только намекают о наличии водного пути между Рязанью и Владимиром, а летописная запись за 1207 год, не называя, как бы почти утверждает его. Эпизод 1209 года ставит в вопросе точку, упоминая о поселении под названием Волочек на Клязьме. В переписных книгах середины XVII в. сообщается о деревне Волочек на левом берегу Клязьмы, а в документах более позднего времени возникает формулировка: деревня Волочек, Зуева тож. В начале XX в. ставшее селом Зуево объединится с правобережным Ореховым, чтобы образовать город Орехово-Зуево.

Волочек на Клязьме, плюс Усть-Нерская, плюс само слово волочок делают неизбежным водный путь с волоком, в конечном счете между этими разнонаправленными реками: Клязьмой и Нерской. Изучение карты и знание местности позволяет восстановить эту часть пути между княжескими центрами. Такую работу проделали орехово-зуевские краеведыАлексей Симонов. Древнейшие пути — водные: мыты и волоки // Древние пути восточного Подмосковья. Часть 1. (дата обращения: 08.2021). . В. Н. Алексеев полагает, что суда около Волочка на Клязьме входили в Дрозну, и некоторое время поднимались по ней. Дальше был сам волок до Понори, и по Понори к Нерской. По Нерской вниз путь до реки Москвы, по Москве до ОкиЕсли пофантазировать, то Волочек на Клязьме и Усть-Нерская были своего рода указателями на волок, стоящими на магистральных реках Москва и Клязьма. В. Н. Алексеев полагает, что в этих точках собирали мыто за пользование волоком. Это логично, но все же: на родственном волоке между Яузой и Клязьмой мыто собиралось на самом волоке в месте, позже названном Мытищами. . Обращает на себя внимание, что единственный сухой участок лежит между Дрозной неподалеку от устья и местом впадения в Нерскую маленькой Прудни [Здан1926] — все другие маршруты упираются в болота или озера.

Логика подсказывает, что путь должен был появиться по меньшей мере с превращением Владимира в стольный город в середине XII века. Соединяющая княжества дорога с волоком использовалась круглогодично; просто зимой по тем же местам шли конно или санно. Явно об этом напоминает летописный отрывок про 1207 год, где Всеволод переходит Оку по свежему льду, а дальше поднимается по Москве до Нерской, а на примере Яузского волока около Москвы-города — зимний поход Батыя.

С другой стороны, должен был иметься и какой-то сухопутный путь. Всеволод возвращался через свежий лед Оки, но, значит, в Рязанскую землю он пришел не по льду. Путь мог тянуться вдоль рек, а прямому проходу через леса мешали болота. Гуслицу [текущую на северо-запад] можно принять за северный предел лесов, идущих от левого берега Москвы реки и реки Нерской на северо-запад и за южную границу болот, лежащих на правой стороне Гуслицы и простирающихся к северо-западу вверх по течению Нерской [ВСтат1848-. Мос.]. Еще в 2010-х годах из Богородского, с севера, в Гридино на Шувойке (впадающей в Гуслицу) по лесу вели две дороги. Одна короткая, прохожая из-за болот только в сухое лето. Другая кружная (в Шувое), насыпная, была построена в XIX в.Дорогой пользовался автотранспорт до середины XX в., а после войны ее перестали поддерживать, и она стала пешей. . Прямой путь между Гуслицей к средним течением Нерской, составляющий часть пути между Окой и Клязьмой, в XIII веке врядли был легче доступен и заслуживает признания как условно-проходимого. Вероятно, к северу легче было подняться со стороны Шувойки в окрестнности (поздних) Цаплиной к Степановке, Авсюнину и далее.

К XIX в. будет отмечен Коломенский тракт, дорога из Владимира в Егорьевск, начинающаяся от шоссе Владимир — Москва у села Ундола, и проходящая мимо более поздних Рошаля и Шатуры. За Клязьмой дорога входит в лес, который тянется до границы Рязанской губернии [...] по местности большею частью низменной, болотистой, устланной деревянным накатником. [ВСтат1848-. Влд.]. В одном месте бревенчатая гать простирается на 2½ версты. По дороге едут обозы, преимущественно зимою, с хлебом, овсом и сеном во Владимир, Покров и другие города. Насколько возможным было содержание такой дороги в XII веке, непонятно.

Волочек, судя по древности упоминания, названию и месторасположению, был поставлен для обслуживания водного пути. Остается догадываться, почему его поставили на левом берегу Клязьмы, а не на правом, у устья Дрозны. О противоположном поселении под названием Усть-Мерская летописи не упоминают, однако здесь (восточнее Гуслиц) будeт Коломенская Усть-Мерская волость [Черепнин1950ИвК. С. 7.] и Устьмерский стан [Весел1993. С. 45.]. Не исключено, что аналогичное Волочку поселение (большей или меньшей степени важности) было и в этом месте.

Названия

Волочек. В летописи за 1209 год говорится о Волочке. О деревне сообщается в XVII веке. Когда деревня стала Зуевой, никто не знает, но название именное, от старорусского Зуй. По Веселовскому, Зуй, Зуйко, Зуевы — повсеместно распространено в XV – XVII вв. [Весел1974], при том, что зуй может быть или небольшим куликом, или ребенком-шалуном (Даль).

Возможно, не совсем правомерно говорить Волочек Зуев, потому что документально такое название не подтверждено. Оно условно. Примеры безымянных Волочков существуют. В [Черепнин1950] их приводится два: в Заозерье и в Костромском уезде. Еще в Великую Отечественную войну на левом берегу верхнего Днепра в месте сближения последнего с Вазузой, впадающей в Волгу, существовала деревня ВолочекИли Волочок, как на картах предшествовавшего времени. Это было село с Введенской церковью, с древней историей. Считается, что стояло на пути из Днепра в Волгу; волок тянулся между ним и селом Егорье на Вазузе. Через Вазузу, а значит, через Волочек, как полагают некоторые, добирался в 1015 г. из Мурома в Смоленск святой в будущем князь Глеб Владимирович, брат Бориса. Путь Андрея Боголюбского из Киева во Владимир с византийской иконой Божией Матери лежал в 1155 г. через Вазузу (приеха к реце Вазузе) — возможно через Волочек, хотя, по тексту, Андрей перебрался через Вазузу (не уточняется где именно), а, значит, до Клязьмы добирался посуху (есть и другое мнение, что путь от Брянска до Владимира был сухой, а Вазузу писцы Сказания о чудесах Владимирской иконы перепутали с Яузой; но и в этом случае Вазуза как этап пути был на слуху). С 1952 г. село Нахимовское в честь адмирала П. С. Нахимова, бывавшего здесь в детстве в имении родственников. . Краевед В. Н. Алексеев предлагает произносить Зуёв, что, по-видимому, оправдано. Что до Волочка, то, по-видимому, было Волочёк с ударением на последний слог, что объясняет запись то -ек, то -ок. Это согласуется с парой Волочек — Волочковские Выселки для верховьев Днепра на карте РККАВ пользу Воло́чек: вспоминается пара волчек (волчик) — волчок. Обе формы застыли в фамилиях, причем патронимическое (уменьшительное) Во́лчек или Во́лчик характерно, скорее, для Белоруссии, а форма Вовчо́к присутствует на Украине. В обычной жизни понятны обе формы, например, творо́жик — творожо́к, хотя преобладает (здесь) вторая. Еще пример переноса ударения: му́жик (было раньше) — мужи́к (современно). Но еще раз: Волочек встречается в середине XVII века, а в летописях название стоит в предложном падеже: Волочце или же Волочке. .

Нерская. В летописях называется Мерьска — Мерска ([Весел1993] Мерзка; [Смол1976] Мерка 2-я пол. XVI в.). Соблазнительно думать, что такое название ей дали славяне, пришедшие в места, где до них (и действительно) жили меря. Однако, это бы нарушило то правило, что русских названий судоходных рек на Русской равнине нет. По-видимому, первая буква в названии изначально была н. По какой причине она была заменена на м, не совсем ясно: то ли из-за созвучности с названием легендарных меря, то ли из-за речевого сведения н к м перед и к е, подобно как в Микифоре или Миколае. Так же непонятно, по какой причине к концу XVII в. восстановилось написание через нВозврат к исходному названию, сохраненному в памяти? Речевой возврат к Никифору и Николаю? . На карте Московской Губернии 1792 г. из атласа Сытина, 1800 г. из атласа Вильбрехта еще Мерская вся; у Шуберта Нерская [ЭтоМесто]. Карта РККА [РККА1941] утверждает, что ближе к истоку название Мерская сохранялось до середины XX векаЧередование начальных м/н характерно вообще для Московской губернии не только для имен, но и топонимов, например, Микожели/Никожели [=ВШахлово]. .

Остальная часть названия, помимо первой буквы, тоже не понятна. Рек с окончанием на -ская на Русской равнине отыскать трудно, то есть, скорее всего, это переделка, но из чего? Звучит, как прилагательное, а если забыть про с, как с уменьшительным суффиксом -ка. Возможно, какую-то неразгаданную подсказку дает Понорь, впадающая в Нерскую справа, или село Понарьино по левому берегу. В переписной книге за 1646 г.: в селе Запонорье [...] на речке на Понуре [Холмог1888]. На столистовой карте [СтоЛист1801-04] Панурь; в XX в. встречается Понарь, Понар. Немногим западнее истоков Нерской еще одна Понора, дающая начало Ушме, правому притоку Клязьмы [Здан1926]. В Ушму впадала еще одна Мерская, вытекавшая из Святого озера [Смол1976] (sic). Примеры других водных объектов меря: реки Нерль, еще Нерль Большая, озеро Неро, в основе названия которых, как полагают, лежит озерно-речной термин нер- (+ нар-). Им же обосновывают русские Нара, еще Нара (Нарка), Нарма, озера Нарва и Нерское Нара в Серпуховском районе, Нара (Нарка) — левый приток Клязьмы между Шерной и Киржачем, Нарма — левый приток Оки между Гусем и Унжой Нарва — справа от реки Тёши [Смол1976], плюс озеро Нерское — Дмитровский район Московской области. Плюс Нарачмар, Нарашма? ; западнее снова Нарва (др.-русск. Норова), плюс Нерис, Нарев, Нарочь (озеро, река), прочие.

Корень *nar- хорошо известен в балт. гидронимии; Ner-/Nar-, основа, распространенная на балт. территориях. + суфф. -sna [ТопТруб1962]. Там же примеры: Нересна = Нересня, Нересно. Но есть отчетливый след меря. Из русско-марийского словаря середины XVIII века [ВостЛит. РусМари.]: река — инерь; озеро — ерь; поле — нурь; белый — оша; песок — ошма. Из современного Малый русско-марийский словарь (1999) (дата обращения: 10.2021). : речка — изеҥер; озеро — ер; поле (возделанный участок) — нур. По другим сведениям МарлаМутер (дата обращения: 10.2021). : нӧ́рӧ — сырой, влажный; ер — озеро; ера́ш — маленькое озерко, лужа; нур — поле. Нурь напоминает о Панури, вот только приставка по выглядит не на месте, если только она русскаяОша, ошма заставляют вспомнить о гидронимах Нарочь, Нарашма, Нарачмар. Имеется в виду не марийское происхождение гидронимов, а вероятное происхождение их от близкого к марийскому (сохранившемуся!) языка. .

Дрозна. В летописной записи о 1209 годе Дроздна, в документах XVI в. Дрозна — Дрожна, в XVII в. Дрозна. Малая река, старательное краеведческое исследование которой проведено М. В. Аникиной Проект Дрезна-истоки (дата обращения: 08.2021). . Отмечается, что название XX века Дрезна, но имеется выписка из метрической книги за 1912 г. с написанием ДрозднаЭто не обязательно говорит о народной памяти. Старое название мог помнить образованный священник, диакон, или псаломщик, вносящий запись. Например, в начале XX века деревня в Серпуховском уезде в народе уже называлась Шахлова, а в метрической книге церкви Михаила Архангела продолжали писать по-старому Шахолова [МетрикаЦМА]. . Сообщается, вдобавок, следующее.

  • Дрезна в Тверской области неподалеку от Бежецка, притом что в середине XIX в. она Дрозна, а в середине XVI в. упомянута как Дроздна.
  • На Волыни существует село Дроздны (Drozdnie, Drozden, деревня Drożnia/Drożnie), упомянутое в актах Ковельского повета XVI в. как Дрозды, Дроздяны [Slown1888] — в начале XVII в. упоминается как дедичное село Дрозден [АЮЗР1890] и др..
  • Стольник П. Толстой при въезде из Моравии в Ракоцкую землю— в Австрию, на дороге в Вену. проезжает замок Дразнагоф (Drasenhofen) на речке Дрозна (Drasenbach) [Толст1992]. Определенных данных о происхождении немецкого названия не имеется, однако: (а) кругом славянские места и славянские топонимы, и (б) — что важнее, Толстой не сомневается употребить слово дрозна, очевидно, ему понятноеСправедливости ради, есть еще одно соображение. Будучи новичком в местах, которые проезжал, он иногда допускал не совсем понятные фактографические суждения. Так реку Свислочь в Минске он назвал Вислицей [=Минск] — разве что со слов какого-то поляка?
    В пользу славянского происхождения говорят современные воззрения. С VII по XII в. на востоке сегодняшней Германии проживали в основном славяне. Остатки населения германского происхождения, говорящие на древнесаксонском (на севере) и древневерхненемецком (на юге) языках, в течение VII–VIII вв. были ассимилированы славянскими народами. С начала X в. в связи с завоеванием региона немцами на эти земли пришло новое немецкое меньшинство. Это были немецкие светские и церковные владетели. Вместе с ними в центрах новой власти появились немецкие служащие, военные, ремесленники и торговцы. Позже, особенно с середины XII в., здесь широко расселились немецкие крестьяне, и таким образом число говорящих на немецком языке сильно увеличилось: в XII–XIII вв. с севера до юга, т. е. от Балтийского моря до Рудных гор, немцы составляют большинство населения. ([ВО2-2015. Хенгст.]. Там же приводятся доказательства широкого распространения в восточной Германии славянских и смешанных германо-славянских топонимов.)
    .
  • Названия Drežnica имеются в Сербии, Хорватии и Словении (там плюс еще Drežnik). Известны села с XII в., а имена местные источники во все случаях раскрывают как *Dręzžьna vьsь от славянского *dręzga: лес, гуща (Википедия/2021).
  • В Польше, на бывшей лужицкой земле имеется город Дрезденко (в прошлом: Дрдзень, иногда Дрезынко; нем. Дризен). Польская Википедия/2021 наиболее вероятным полагает происхождение от дерева, быть может лесной болотистой местности, а возникновение поселения связывает с началом польской государственности. Суффикс -ко уменьшительный (как в дитятко; но в старых словах может использоваться для усиления выразительности), хотя он может быть позднимНазвание может оказаться вторичным от недалекого Дрездена, но древность его не очень с этим согласуется..
  • В XII веке в лужицкой земле появляется ДрезденБерлин со славянским названием болотистое место (принадлежность такому месту обеспечивает славянский суффикс ин, согласно немецкой Википедии — по типу немчин, воин), как город отсчитывает историю с XIII века. под верхнелужицким названием Drježdźany. Немецкая Википедия/2021 объясняет название как производное от старолужицкого Drežďany, имеющим смысл: болотные или лесные жители при том, что поселение и брод через Лабу (будущую Эльбу) здесь известен с V в. до нашей эры, а первое документальное упоминание относится к началу XIII в., и уже как немецкого города Dresden/Dreseden. Польское название Drezno, чешское Drážďany. Верхнелужицкое название немецкие и польские источники объясняют старославянским drezga (польск. drzazga — заноза), от которого дреждяне — лесные люди (живущие в лесу — или на болоте, аккуратно добавляют немцы).

Сюда же вписывается еще одна пара:

  • В уставной грамоте смоленского князя Ростислава Мстиславовича от 1137 г. новосозданной Смоленской епископии передается, помимо прочего, село Дросенское [РПраво1952. Вып. 2.]. В комментариях к современной публикации поясняется, что более позднее название села Дресна, а расположено при р. Дресенке и Днепре, к юго-востоку от СмоленскаДля сравнения: новому епископу Ростислав заодно передает и село Ясенское, что расположено на Днепре ниже Смоленска, при р. Ясеной, а позднее будет называться с. Ясенная. Ростислав передает оба села вместе с изгои. Высказывается предположение, что жители Дросненского и Ясенского раньше были общинниками (людьми), а потом по какой-то причине оказались изжитыми из общины — изгоями. Славянское изгой, по Калачову (цит. по [Греков1947]), имеет совершенно тождественное значение [...] в отношении к быту германских народов; ussgauja [...] на готском и латышск. языках обозначается выходец, изгнанник. Герм. *uzgēn, *ūzgǣn выходить из [Köbler. Germ.]. (Русские и советские источники видят в части -гой праславянский корень со значением жить, но тот же Кёблер дает: *gēn, *gǣn идти.) . В. Топоров и О. Трубачев дополняют название речки формами Дресна и Дросна [ТопТруб1962]. В поисках балтийского следа авторы обращаются ко мнению прибалтийских исследователей, однако примеров схожих названий на более обширных пространствах не рассматриваетсяВ виду ее исключительно местного значения, про клязьменскую Дрозну авторы [ТопТруб1962], возможно, не знали, а если бы узнали, не исключено, что вывели бы на тот же балтийский след, но как быть тогда с топонимами центральной и южной Европы? .

Брюкнер [Brue1927] объясняет польское слово drzazga следующим образом: См. trzaska В XVI в. drzaźdrźe, несколько раз ошибочно (?) drząźdrźe. То же, что по-русски drjazgi, следовательно с ę (?), лесная чаща, церковное. Слово же trzaska означает треск. Современное польское drzazga = заноза, щепка.

У Даля ДРЯЗГ: сор, хлам, дрянь; дром, сушье, сушник. хворост, друзг; нанос, прутья, листва, тростник, наносимые водою. Диалектное калужское: песчаная жидкая грязь. Дрезга = дрязг. В Липецкой области имелось село Дрязги (ныне Октябрьское). О старом названии говорится: диалектное слово дрязги имеет два значения: хворост и жидкая песчаная грязь. [Прох1981].

СРЯ [СРЯXI-XVII] приводит следующее: дрязг чаща, заросли (?), хворост, прутья, валежник; дрязга лес, туман, мгла, обломок, осколок. ЭССЯ [ЭССЯ1974-] приводит ряд значений (включая диалектные) из славянских языков для слов, близких по звучанию к *drězga: густое мелколесье, низкие лесные заросли, водяное растение, а также щепка, заноза, осколок; русск. дрезгавздорный человек. Для близких к *dręzga/dręzgъ — значения: лес, кустарник, звон, бряцание (цепей), болтовня, туман, мгла, обломок, осколок, грязь, болото, трясина(?), листва, тростник, прутья, наносимые водой; нанос, песчаная, жидкая грязь, мокрый снег сверху; слякоть; ряд других переносных пониманий типа вздорный человек, мусор, и так далее. Отмечается переход от *dręzga к *tręska (как у Брюкнера). Там же: ст.-слав. дрѧзга лес, silvaЛат.: лес., роща или дремучий лес (Срезневский [Срезн1893]: Аки дрязга или дубрава, Змиевы мысли в дрязгах темных вредов почивая гнездятся, и т. д.). Тут важно старославянское ѧ, сближающееся с ę, на которое намекает Брюкнер (и которое утверждает Черных [Черных1994]Склоняющийся, в то же время, к звукоподражательному началу в объяснении происхождения, то есть, к треску, тряске.): ę ⇾ (ѧ, е, о), ѧ ⇾ (я, а). Объясняется шатание произношения дрез-дряз-дроз-драз-. В. Н. Алексеев на схеме приводит даже одновременно две речки: Дрозну и Дрезну (М. В. Аникина, рассматривая старые карты местности, высказывает предположение об изменчивости рисунка впадения речки в Клязьму).

Основной смысл собирается вокруг рощи, леса, хвороста, болота, жижи. Понять, что их объединяет, помогает слово густой. Бывает лесная гуща, а бывает каша под ногами, про которую так же иногда говорят, что густая. Первоначальное содержание предполагается как нечто единое, образованное из множества мелких одинаковых частей (так, по отношению к большому лесу деревья подобны щепкам). Если славянские источники дружно говорят о обитателях поселений, давших имена Дрездену, Дрежницам и прочим, как о жителях лесов, то немецкие вспоминают еще о болотахЕсли вернуться к жителям болота берлинцам, то там болото обозначается другой основой, berl-/birl-. Надо полагать, полабские славяне, жившие в среди природы, различали много разных видов болот и использовали для их обозначения разные слова. Подобно им, северные народы в былое время различали много разных видов снега. С развитием цивилизации все это пропало. .

Литова. Определенно сказать нельзя. Имеется речка Летовка, берущая начало в Дмитровском Погосте (южнее Шатуры) и впадающая в Цну к юго-востоку от Егорьевска на расстоянии примерно 2/3 пути по прямой от Егорьевска до Орехово-Зуева. Гидроним не единичен в средней части бассейна Оки [Смол1976]Полный перечень: (1) левый овраг Литвин у реки Лопасни чуть выше Хотуни; (2) река Литвиновка, левый приток Протвы в самом ее начале плюс там же овраг Литвиновский; (3) ниже еще Литвиновка, приток Сушки, правого притока Протвы; (4) Литовка (Олитовка), левый приток Осетра, правого притока Оки выше Коломны; (5) урочище Литово на Нилке, правом притоке Нерли, левом притоке Клязьмы; (6) река Летовка, впадает в Орловку, та в Тарусу; (7) еще Летовка (плюс деревня Летова), впадает в Щуровец, левый приток Оки между Москвой и Солотчей; (8) Летовка, впадает в Куршу (+ село Курша), правый приток Нармы, что впадает в Гусь, левый приток Оки; (9) озеро Летово близ Пры, левого притока Оки. , но топоним встречается и вне окского бассейна, в том числе на Украине.

КартаЦна, Летовка и Летово на карте Московской области 1939 г. [ЭтоМесто]

Слово в словаре Ефремовой означает летнее пастбище или летнее строение для скотоводов, охотников и т. п.Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный: Св. 136000 словарных статей, около 250000 семантических единиц : В 2 т. — М. : Русский язык, 2000., и так в состоянии дать начало микротопониму. Название летник связывают с летним жилищем или стойбищем, либо (в Сибири) с летней дорогой в обход водных преград [Мурза1984]. Cуществуют и более насыщенные рассуждения: что по реке Литовке проходил свой участок границы между Владимиро-Суздальским и Рязанским княжествамиЗдесь и далее источником служит Официальный сайт городского округа Егорьевск и размещенный там материал о топонимике (дата обращения: 09.2021). . В жалованных грамотах Николо-Радовицкому монастырю (Грозного и повторенной Михаилом Федоровичем) упоминается волость Литвуня (Литвоня), что на левом берегу ЦныСообщено в [Доброл1891]. Всего монастырю до 1764 г. принадлежали вотчины в Перевицком стане (4 пустоши), в волости Литвуня на Мещерской стороне (33 пустоши, селища, деревни и ямище), в волости Купля (14 селищ). Настоятелем во второй половине XVI в. был Иона Рогожа. . В волости имелись деревня Летва и текла речка Литвуня; к концу XVIII в. волость захирела, а упомянутые названия перешли в Летово и Летовку. (В связи с деревней уместно вспомнить о нехристианском людском имени Лето.) Имеется целое построение того, как в этой местности при Василии Дмитриевиче в конце XIV в. перешедшие на русскую службу литовские князья заселили этот край выходцами из Литвы. Но летописное упоминание (если оно связано именно с этой Летовкой) предполагает, более раннее образование этого и других подозреваемых топонимов предположительным более ранним дославянским балтским населением.

Если это летописная Литова, то дружины Кир-Михаила от нее и Изяслава от Нерской имели возможность перемещаться друг к другу по лесным дорогам, а не по водным. Далее, если предположить, что Изяслав стоял в нижнем течении НерскойВопреки А. Юшко, единственным доводом которого было то, что от верхнего течения Нерской ближе к Дрозне. Но, глядя на карту, это не очевидно, а, вдобавок, есть еще фактор условий местности: не всегда прямой путь преодолеть легче. , то получится, что оба рязанских князя поставили свои силы на границе княжеств: один по Нерской, другой по Летовке. Получив известие от своих сторожевых отрядов о приближении Георгия, Изяслав двинулся через границу навстречу тому к Дрозне.

И тем не менее, эти рассуждения разом теряют смысл, если предположить банальную ошибку писца. В Понорь, как видно, впадает с севера речка Липовка. Буквы п и т писались похоже, и могла произойти ненамеренная подмена. В этом случае Кир-Михаил стоял совсем рядом с Изяславом, вот только непонятно, почему бы ему самому не двинуться на Георгия, так как он был заметно ближе к Дрозне.


Все летописные события, связанные с Нерской, являют собой частные проявления длительной борьбы владимирских князей с рязанскими, а она, эта борьба, — элемент общей древнерусской междуусобицы (поход князя Игоря состоялся в 1185 году, а в Слове о нем припоминаются первых времен усобице). Но совсем скоро станет не до возвращений с великой честию с победою и не до разошлись с миром. Через 28 лет дети и внуки упомянутых выше князей столкнутся совсем с другой силой: войском Батыя и Субэдэя, повернувшим русскую историю на векаВ Рязани монгол встретят Юрий Ингваревич, которого часть историков отождествляют с Юрием Игоревичем, сыном Игоря Глебовича, сыном Глеба Ростиславовича, и Олег Ингваревич, сын Ингваря Игоревича, плененного Всеволодом Большое Гнездо в походе 1207 года. Во Владимире чингизидов встретит Всеволод Юрьевич, сын Юрия Всеволодовича — Георгия из событий 1209 года. .

Разгромив Рязань, монголы пойдут от Коломны ко Владимиру, но не через Усть-Нерскую — Волочек, а через Москву и волок Яуза — Клязьма. Путь заметно длинее, но потому ли, что они захотели пограбить и сжечь Москву, или, что яузский волок был более проходим для их большого войска — неизвестно. Известно, что они везли с собой в числе прочего осадные орудия. Нерский волочок останется нетронутым копытами монгольских коней, но в стороне от событий он врядли удержался. В 1238 г. (1 января) перед тем, как Татарове идоша к Москве, состоялась битва при Коломне, где против монгол выступили (объединенные! впервые после Калки) остатки Рязанских войск, дружина Юрия (Георгия) Всеволодовича и Владимиро-Суздальское ополчение, возглавленное Юрьевым сыном ВсеволодомСо временем отец Юрий Всеволодович будет канонизирован православной церковью в лике благоверных князей, а сын Всеволод объявлен мучеником (Википедия/2021). . Дружине и ополчению попросту не было иного пути от Владимира, чем через Нерский волочок, хотя данных на этот счет нет. После тяжелой битвы прибежа Всеволод в Володимер в мале дружине: возвращаться он так же мог по руслу Нерской, или уже по лесным дорогам через Гуслицу. Путь через Муром маловероятен — долог.

Расселение

Гуслицкая волость упоминается в духовной Ивана Калиты в составе завещаемого княгине своеи с меншими детми (Ульяне и, предположительно, двум младшим дочерям). Соседняя Усть-Мерская волость завещана болшему Семену, ставшему после отца великим князем в 1340 году.

Узнаваемая паутина деревень кругом Авсюнина сложилась по крайней мере в XVI веке. Вплоть до XX столетия она будет только дополняться. Вид ее (не полный) представлен схемой, составленой по писцовым книгам XVI в. Веселовским [Весел1993]. Почти все названия (в итоге) именные, но спустя столетия некоторые требуют пояснения. Они заметно опираются на работы священника М. Морошкина [Морош1867], Н. М. Тупикова [Тупик1903], Б. О. Унбегауна [Unbeg1972], С. Б. Веселовского [Весел1974] (Ономастикон).

КартаОвсяниково — Овсютино на карте, восстановленной С. Веселовским.

Солощево, Овсяниково, Овсютино. Уменьшительные Овсюня = Овсюта обосновываются двояко. Во-первых, они могут идти от греческого имени Евсей, носимого одним из ранних христианских мучеников. Во-вторых, известно нехристианское имя Овсяник. В Ономастиконе Веселовского Овсяник, Овсяниковы XVI век. В [ПКМГ1872-77] попадаются бобыль Овсяничко приходец, Овсяник Иванов Власьев, Василий Овсянников Демьянов, Овсяник Нефедов, разсыльщик звенигородский и россыпь деревней и пустошей Овсянниковых (то же в [НПК1859-910]). Много примеров имени Овсяник из документов XV–XVI вв. дает Тупиков. Такое имя могло быть обязано роду занятий, связанных с овсом (например, с продажей), или же медведю — подобно как волку, зайцу и прочим животными. ОВСЯНИК, овсяника, м. (обл.). Название медведя, истребляющего овес на полях [Ушак1940]. По Далю, одно из значений овсяника было медведь-травник, охочий до овса на полях, малины, муравейников и т. д. (в противовес мясному медведю-стервятнику). Учитывая, что на карте Веселовского по данным XVI в. деревень с христианскими именами в основе почти нет (начнут появляться в середине XVII в.), принадлежало село владельцу (было основано человеком?) по прозвищу Овсяник. Форма Овсютина — Овсюнина будет с течением времени колебаться подобно названиям некоторых деревень вокруг Шахоловой [=ВШахлово], однако с сохранением смысла. Начальную А деревня получит в самом конце XVIII века.

Название Солощево, по-видимому, от Солоща (Слаща), образованного от солодкий — сладкий. По Далю сластена — охотник до сластей, лакомка, солощий, сластоежка. Известна более поздняя фамилия СлащевУ Тупикова Сластилов Иван Степанович, Углицкий посадский, 1674; Солостин Васко, крестьянин, 1495. У Веселовского Слащевы 1624 и 1634 и Лазарь Солодкой, Могилевский купец, 1648. .

Овсянниково, Понарьино. Можно подозревать, что будущие Авсюнино и Понарьино когда-то были связаны одним общим владельцем. Понарьино расположено через Нерскую примерно напротив Понори. Возникает подозрение о близости и географической природе обоих имен. С другой стороны, в XVI в., вероятно, речку называли Понурью.

Мясцово, Восмисцево. Первое название, по-видимому, обязано имени Мяско, которого следует ожидать, когда имеется Мясище. У Веселовского есть примеры того и другогоВ русской истории имеется место и знаменитому авиаконструктору Мясищеву, и композитору Мясковскому. . Относительно суффиксального щ, Унбегаун утверждает, что в древних именах функция суффикса -ище состоит не столько в создании уменьшительных или увеличительных форм, сколько в обеспечении экспрессивных образований (— то есть, для вящей речевой выразительности). То же, видимо, сто́ит в данном случае перенести на -ко в мяске (-цо в мясце). (Действительно, сказочный Морозко — вовсе не маленький Мороз.) На карте Шуберта Мисцова; в XX в. станет Мисцевой, то есть, дважды сместится ударение (Мя́сцово > Мисцо́ва > Ми́сцево).

Сложнее с Восмисцевым. В Ономастикое Веселовского приводится словообразование Помяс = повар. Морошкин приводит общеславянские составные имена Воссила, Возгривец, Возиник (1294, 1370, 1242 гг.), плюс Взната (Wznata, Wsnata — несколько раз), Взрад (1228). У Тупикова Иван Андреянов сын Возгор, Суздальский крестьянин, 1556, а у Морошкина имена Гора и ГораздПервый за XVI в., дал фамилию Горин; второй за 885 г., ученик и сподвижник св. Мефодия, просветителя Славян. У Горазда го- — приставка. . Приставка воз-, вз-, как видно, существовала в старых славянских именах. Если рассуждения верны, словообразование как в во́здух, а ближе по теме глагол разжиреть. Вероятно, было: Во́смисцево.

Климово, Титовская. Названия затруднений не вызывают: Клементий и Тит — христианские имена.

Селиваново починок. Новообразованное поселение названо по Селивану или (скорее) патрониму Селиванов. Считается, что имя христианское латинское, через Σιλβανος < Silvanus (Унбегаун). Silva — лес, то есть, дословно Селиван = лесной. Тем не менее, Ономастикон приводит Селивановых в Рязанском уезде в XV–XVII вв. с пометкой: селиван — растение быковник. У Даля Растен.Verbascum nigrum, селифан, быковник. Имелась поговорка: (ни пан, не холоп,) ни в городе Иван, ни в селе Селифан (Салтыков-Щедрин). Будущее имя деревни — Селиваниха.

Часовинская, Дорохово. Первое название, вероятно, связано с наличием часовни. Оно встречалось на новгородчине (Малочасовенское, Малое Часовенское или же Часовинская), в Сибири (на этапе освоения ее пространств, берущем начало от времени Ивана Грозного). Дорохово от христианского Дорофея, в просторечии Дороха. Ономастикон: Бохин Дороха (Дорофей), дьяк Разбойной избы, 1584 г.; Перемил Иван Дорохов, крестьянин, 1539 г., Новгород (в последнем случае записано вместе и русское, и крестильное имя).

Иванево, Заволенская. Русская сельская местность, похоже, избегает ойконимов Иванова, предпочитая для деревень формы Ивановка, Ивантеевка, Ивантина, и так далее. Унбегаун приводит формы патронимов, наиболее близких к имеющейся: Иванаев, Иваньев, Иванеев Интересно, что Морошкин дает общеславянское женское имя Ивана (1567). Если бы оно (вдруг) было положено в основу, было бы не совсем по правилам. С другой стороны, имена Ивантий, Вантий сами составлены произвольно. . Заволенская — за Волной (или Вольной?), то есть, название давалось из-за противоположного берега Волны в начале его освоения; само же правило имяобразования в этих местах обычно.

Куровской починок. Название построено по подобию позже в другом месте возникших Софийских Выселков, но от имени Кур, или (скорее) от фамилии Куров. У Тупикова Фомка Куров, крестьянин, 1495; Обекан Куров, XV в.; Олександр Куров, Рязанский помещик, около 1610. Ономастикон Веселовского: Куровской (1608), Куровы (1579, 1594). У Морошкина корень Кур — петух или курица, но не сказано о значении куриться. Есть еще курья как старое русло (рассуждения о Курьей Ножке приводятся в комментарии [+Переписи]). При этом по звучанию вероятнее от Кура.

Погост Рождества Пресвятой Богородицы в Раменце. Место, известное позже как Рудня по названию речки и имевшемуся промыслу, названо здесь Раменцем. Названия Раменье, Раменце (— уменьшительно или экспрессивно?) очень распространенные. У Даля раменье — лес, соседний с полями, с пашней; лес, окружающий поле, пашню, чищобу. В словаре Мурзаева приводится много разных народных пониманий, но все касаются густого леса в контексте его границы: лес у поля, окраина леса, селение у леса. В духовной грамоте Иван Калита завещает княгини с [...] меншими детми, в числе прочего, в одном ряду Гуслиця, Раменье, что было за княгинею [Черепнин1950ИвК]. В духовной же Дмитрия Ивановича завещается волости Коломенские Мещерка, Раменка, Песочна, [...]. В первом случае Раменье обычно связывают с будущим Раменским, но к Гуслице и Коломне ближе Раменская волость, что рядом с Мещерской, а Песоченский стан тут же, по другую сторону Москвы.

По поводу истории появления будущей Рудни-Никитского сведений не приводится. Попадаются суждения о возникновении погоста во времена Юрия Долгорукого, но ничего точного нет. Именование погост в Раменце рождает вопрос, с чего же началась Рудня как поселение: с пахоты отвоеванной у леса земли, или же с добычи железа из болотной глины?

Богородское. Полагается, что село было основано князем Владимиром Андреевичем Старицким по приказу царя Ивана Грозного, и некоторое время было административным центром Гуслицкой волостиВикипедия/2021. Там же: в 1566 году царь лишил Владимира Старицкого удела (он был взят в опричнину) и заменил его Дмитровом и рядом сёл и волостей в Московском и Стародубском уездах. Три грамоты Володимера Ондреевича Старицкого, датированные 1566 годом, и относящиеся к Дмитрову с окрестностями, приводятся в [ААЭТI1836. №№ 271, 271, 273.]. . Если принять это утверждение, то село не обязано было возникнуть на пустом месте. Умозрительно, Старицкий мог, например, в уже имевшемся поселении отстроить церковьПохожую формулировку основал село можно встретить для восточнее отсюда расположенного Знаменского с уточнением, что во второй половине XVIII века. Между тем, документально известно о существовании в этом месте села в конце XV в. . С другой стороны, Богородское выделяется из общего списка деревень отсутствием альтернативных названий. Получается, что если кто-то до Старицкого здесь и жил, то крайне скромно и неприметно.

После расправы Грозного со Старицким в 1569 году, Грозный распорядился: А что был дали есьми князю Володимеру Ондреевичу в мену, против его вотчины, городов, и волостей, и сел… и князь Володимер предо мной преступил, и те городы [...] сыну моему Ивану Википедия/2021. . По поводу Богородского точных данных нет.

У удельного князя Старицкого имелся воевода боярин Юрий Васильевич Оболенский из рода Лыковых-Оболенских. Боярин носил прозвище Чапля; имел жену Ульяну, в инокинях Устинью, и сыновей Ивана с Михаилом. О них найдется повод вспомнить далее.

Незделово, Груздово, Незденово. Происхождение Незделова/Незденова, видимо, следует связать с именем Несъда. Так поступает В. Н. Васильев [Васил2012] в отношении трех топонимов Нездино в новгородском крае (Несъда > Несда, Незда). Он же дает подборку ряда производных личных имен и топонимов в Среднем Поочье и Тверской земле, появившихся тут вслед за НовгородчинойВ том числе, отсылая к берестяным грамотам раннего периода. № 238 Несдичь, № 22 из Старой Руссы Несдичевая (мужья Несдичевая жена). Плюс летописные Несда (1167), два Нездинича (1189, 1191). . К Среднему Поочью можно отнести Гуслицкий край. Само имя Несъда производят от праслав. *sъděti собрать, соединить (> рус. деть — А. А. Зализняк) и причисляется к реликтовым (не попало даже в фамилии). Морошкин приводит прямые (неотрицающие) формы Sidebor (1248), Седеслав или Сдеслав (Sedezlaus/Sedeslawus: 865, 1189, 868–878); он же дает корень личных славянских имен Зда(ть) — строить что-нибудь.

Название Груздово обязано имени владельца Груз или (скорее) Груздь. У Тупикова фамилии Груздев, Груздов, Грузов (1655, 1610, 1471); имя Груз (1476). Груздь, Груздов, Груз, Грузов — ряд примеров приводит Веселовский.

КартаДеревни Незденова с Ульяниной и село Богородское. [Кусов2004]

В свое время Незденова сольется с ближней деревней Ульяниной и превратится в Степановку. На Столистовой карте [СтоЛист1801-04] уже Степановка. По поводу Ульяниной высказывается предположение об именовании по имени владелицы — второй жены Калиты. Но название дает повод вспомнить еще о жене Ульяне боярина Оболенского, служившего хозяину этих мест Старицкому. Схема Веселовского Ульянину не показывает. При том, второй половине XVIII в. План Генерального межевания покажет сразу две Незденовы, вторую — выше по течению речки ВолныОбе ошибочно названы Незвеновыми. Такое название имеется на Плане межевания 1784 г., однако в виде, два раза за ветхостью перерисованном. Там явная оплошность с написанием Авсюниной, и вероятно допустить то же для Незденовой. Та же ошибка допущена на одноверстовке 1797 г.; остается полагать, что по той же причине. Перерисовщики в межевой канцелярии могли не знать местности. ). Если судить по имени, то обе деревни существовали в XVI в. и принадлежали одному владельцу, и тогда второй Незденовой на карте Веселовского XVI в. недостаетТо есть, в переписных документах, просмотренных Веселовским, упоминание о второй Незденовой не попалось..

Чаплино. Русское имя Чапля было широко распространено. Примеры Чапель и Чаплиных приводит Ономастикон Веселовского (XV, XVI века). В том числе: кн. Юрий Васильевич Оболенский, боярин князя Владимира Андреевича Старицкого, вторая половина XVI в. Село дает повод вспомнить про князя Юрия Оболенского, воеводу у Старицкого, вполне могущего иметь здесь свое владение. У Кусова [ПГМ1796-97] спустя 200 лет Чаплино станет ЦаплинкойУчитывая религиозную подкладку, уже деревней. Вероятно это простое совпадение, но цапель в этих местах можно встретить на болотах и в 2010-х гг. .

Юрятино. По поводу имени Юрий мнения расходятся. Одни считают его упрощением от греческого Георгия, а другие видят в нем чисто русскую основу. Категоричен Унбегаун: Сегодня три формы — Георгий, Егор (устарелое) и Юрий следует рассматривать как независимые имена. И Морошким, и Веселовский приводят большое разнообразие имен: Юр, Юрьи, Юрята, Юрий, и так далее. Морошкин не отвергает Юр(ий) < христианское Георгий, но напоминает о русском юрить — спешить, торопиться. Юрятино находится неподалеку от Чаплина, и опять заставляет вспомнить о воеводе Оболенском. (Одновременно, умерший в малолетстве сын Юрий был у самого Старицкого.) У Кусова Юретино.

Клеткавья, Устиновская, Устдьяковская. Первое название от клети. Васильев приводит несколько названий в новгородской земле и Белоруссии, это река Клетна в бассейне Мсты, там же озеро Клетно, еще озеро Клетно-Клетенец две деревни Клетны. Множество толкований дает словарь [СРЯXI-XVII]. В частности, холодная (без печи) бревенчатая или дощатая жилая постройка; хижина, дом, место уединения и обитания монаха; келья, бревенчатый сруб. Здесь, по-видимому, от уменьшительной (либо выразительной?) формы клетка/клетца (выше: мяско/мясцо) образование по правилу как дуракдурья [башка]. О людских именах с такой основой ничего не известно, значит ойконим предметный, а не именной.

Название Устиновская снова заставляет припомнить воеводу Юрия Оболенского и монашеское имя его женыВасильев приводит старые новгородские и псковские названия Устьяны/Устьяне и связывает их со словом устье (реки). Здесь это врядли подойдет. От Устиновского, что по правому берегу Шувойки, до впадения Шувойки в Гуслицу еще далеко; впереди еще Юрятино и Чаплино. . Это не совсем по правилам, так что дело может кончиться каким-нибудь Устьяном; но и Клеткавья сформулировано достаточно необычно. Что до Устдьяковской, то первое, что приходит в голову человеку из 2010-х годов в связи с этим именем, — слово горлопан. Время горлопанов пока не пришло, они возникнут в результате вынужденного сближения с поляками в XVII в., а до этого похожий в чем-то смысл несло слово устдьяк. Уст- — это уста, -дьяк — административный служащий, но, может быть, псаломщик, или по-народному дьячокЭто одно из значений слова дьяк. Второе — государственный служащий. . Это низший церковный служитель, регулирующий правильное пение и чтение на клиросе и согласующий [...] порядок богослужения с [...] пожеланиями [...] священникаВикипедия/2021. , но иногда его роль исполнял диакон, то есть уже священнослужитель, следящий за соблюдением порядка в церквиВикипедия/2021. Совмещение должностей не выглядит необычным, если вспомнить, что речь идет о деревенских церквях. Диакон мог поставить прихожанина на место и, если надо, отчитать. О порядках того времени в деревенских церквях говорится достаточно много в обширных материалах по расколу, до которого уже не так далеко. Но и писцовые книги первой половины XVII в. пестрят записями типа: у церкви двор попа да двор дьячка да просвирницын (церковь Покрова в Запонорье, Власьевское тож [Холмог1888]), характеризующими весь набор организаторов деревенского богослужения. . Что так, что эдак, дьяк-дьячок обращался к прихожанам в том числе прочитыванием богослужебных книг и пением, или же (дьяк) просто имел дело с жителями, будучи чиновником.

Каждое из трех названий деревни не имеет достоверно установленного объяснения, но если собрать имеющиеся, получится что-то околоклерикальное: деревня с (чем-то) известным срубом, имеющим отношение к голосистому дьячку или дьяку, а владельцем был толи некий Устьян, толи монахиня Устьяна. У Кусова и на планах ПГМ [ПГМ1784] [ПГМ1796-97] Устьянова, на карте Шуберта Устьянцова. Топоним Дьяково, Дьяковское распространен не в пример шире, но есть еще популярное Дьяконово, хотя, кажется, в народе Дьяковы с Дьяконовыми иногда путаютсяПро московско-подмосковное Дьяково высказывается мнение об образовании названия от некоего дьяка (административного лица). Про одно из Дьяконовых передается народная молва о приобретении приходского названия в силу того, что первый священник был из дьяконов. Имеется подмосковное село Полудьяково близ Каширы. Здесь, возможно, речь идет об изначально полусельце; но, безусловно, есть какая-то связь с селом Дьяковым, что совсем рядом, к северо-востоку. А вот фамилию Тредьяковский (Тредиаковский) Унбегаун относит духовным, произведенным из Третьякова (то есть, Третьяковский). Третьяк — третий мальчик в семье [Unbeg1972]. .

Морозово, Ивашково, Иванищево. В русском архаичном имени Мороз сомневаться не приходится. Ивашко — Иванище еще раз напоминает пару Мяско — Мясище. Еще один повод вспомнить семью воеводы Оболенского, на это раз сына Ивана. У Кусова деревня Иванищева.

Кологривово, Гридинское. Кологривовы — известный дворянский род, занесенный в Бархатную книгу [Новиков1787], идущий от одного из Пушкиных — потомков РадшиПри этом и Бархатная книга, и Миллер [Милл1790] говорят о начале рода из немец, у которого немца был сын Иван Кологривов. Мужнину фамилию носила Прасковья Юрьевна Кологривова, в которой современники видели прообраз грибоедовской Татьяны Юрьевны в Горе от ума. . Фамилия имеет два объяснения. Одно связано с профессией. У Даля кологрив — служитель, ходивший у гривы, при коне, во время царских выездов; в Азии обычай этот сохранился: при ханах и шахах всегда идут два кологрива. Другое приводят краеведы города Кологрива, рассуждая о гриве в переносном смысле, как о взгорке, поросшем лесом. Примеры Кологривовых приводят Тупиков и Веселовский. Гридя — распространенное дохристианское имя; Гридинское, по-видимому, от фамилии или отчества Гридин. О Гриде подробнее в обсуждении Гриневичей [-Przyjałkowscy]. У Кусова Гридина.

Морево, Нереево. Ономастикон Веселовского: Полуект Васильевич Море Глебов-Сороко-умов [...], посол в Царьград, 1443 г.; от него — Моревы, плюс Илья Петрович Морев, 1530 год. Деревня Морево (было селом) имеется в Липецкой области по крайней мере с 1676 г. [Прох1981]Там же ссылка на мнение дореволюционных краеведов, что речь идет о крайне сырой местности около реки. Объяснение ставится автором под сомнение, но, справедливости ради, можно обратить внимание на множество деревень с названием Мокрая. . Рядом с подмосковной деревней Федурневой имелась Маревка на речке Маревке, а в ней крестьян 2 дв. [Холмог1888]. Относительно моря (которое может быть и озером) у Фасмера замечание, что древним значением было болото; и.-е. *mori, *mōri переходит в герм. стоячая вода [Pokor1957-69]; однако примеров такого понимания в русских источниках не обнаруженоЕсть только следы понимания как водоема, типа поговорки на то и щука в море, чтобы карась не дремал, или даже диалектных озера и лужи [ЭССЯ1974-]. . Даль уточняет: море означает также бездну или пропасть, необъятность. Есть еще моръ как чума [Slovník1958-], а для Маревки — марати как пачкать, грязнить [СРЯXI-XVII]. Точнее сказать трудно.

С Нереевым (у Шуберта Нареевой) непонятно. Может ли быть ойконимом от меря? Мурзаев [Мурза1984] напоминает, что нерь в географии мыс (морд., эрз.; в переносном смысле). Нареево стоит у впадении речушки Бессулинки (Шуберт) в Шувойку. О нӧрӧ (сырой, влажный) говорилось выше.

Жашкино, Жешкино. За пределами приведенной карты Веселовского, справа. Позднее известно как Знаменское [Доброл1891]. Возможно, от Шашко/Шешко, производного либо от христианского Александра, либо от диалектного глагола шашить — возиться, копошиться. В Новосильском уезде [=СофВыселки]: на Зуше в Покровском (Голуни) владельцем помещик Андрей сын Шашков, а через реку к западу, на Колпенке, село Жашково (более представительно). Под Москвой есть Жевнево, в Калужской области Шевнево.

Названия деревень типичны для XVI века, но ряд из них безусловно имеет более раннее происхождение.


КартаСхема с. Богородского. [Шуберт1860]
КартаСхема д. Авсюниной. [Шуберт1860]

Поставлены деревни по обычным для Русской равнины правилам: избы в два ряда, а между ними (а) дорога или (б) ручей, когда деревня одним концом упирается в реку. Так же, как здесь, устроены деревни по Наре в Серпуховском уезде.

КартаСхема дд. Шахоловых. [ПГМ1796-97]
КартаСхема д. Глазовой. [ПГМ1796-97]

Как обратил внимание Симсон, славяне не ставили поселения на берегу больших рек, а предпочитали рядом же, но малые, часто ручьи. В последнем случае, вероятно, ручьи использовались для хозяйственных нужд. Вдоль реки деревню обычно не ставили. Характерные пары того и другого — село Богородское и деревня Авсюнина в Гуслицком крае, плюс Большая с Малой Шахоловы и деревня Глазова в понарье. Церковь в селе часто ставилась на краю. Со временем деревни разрастались и могли терять первоначальное простое устройство. В XX веке на месте былых ручьев в деревнях Шахоловых проложены дороги к Наре. Село Богородское когда-то без труда перешагнуло через Волну-Вольную, благо речка в этом месте невелика, и так далее.

Названия Заволенская, Запонорье и, возможно, Заполье подсказывают направление заселения: с запада на восток, что значит к тому времени — со стороны Москвы. Еще одно наблюдение в том, что деревни разбросаны по карте в виде своего рода полос. Одна тянется вдоль русла совсем небольшой Шувойки, вторая от Богородского с Незденовой идет на север. Полосы могут подразумевать проходящие вдоль по ним дороги и наличие по краям труднопроходимых в ту пору лесов и болот. Болота, как напоминает справочник [ВСтат1848-], начинались в лесах севернее Гуслицы (с правым притоком Шувойкой) и тянулись до Богородского. Далее постепенно появлялась песчаная почва, а на ней возникали новые деревни.

Реки и речки

Реки, из тех, что покрупнее, носят дославянские имена, а что мельче или труднодоступнее — славянские.

Гуслица. Река, давшая название селу и волости. Происхождение имени неясное. Окский бассейн имеет похожие топонимы: Гусленской (ручей? между Угрой и Протвой), Гуслица (впадает в Нерскую) + село Гуслицы (Имантское), овраг Гуслин (выходит к Бобровке, правому притоку Трубежа), озеро Гуслицы (около озера Великого справа от Клязьмы после Судогды), Гусля (нелокализовано, Тульская губерния) [Смол1976]; сюда же Гусь с устьем в Оку поблизости Касимова.

Одновременно, поочье дает топонимы Кусаковка, Кусино, Куска, Кустерка, Куська [Смол1976]. Урал. *kuse/*kose ель [ВО2-2015. Смирнов.]; там же Кусца; там же топооснова коч-/кус'(ц) сравнивается с мар. кужу длинный.

Две речки, впадающие в Гуслицу, носят название Десна и Шувойка. Нельзя не удержаться от славянского объяснения, хотя некоторые исследователи ищут в Шувойке более ранний след. При славянском объяснении речки могли получить имена при продвижении их открывателей от устья к истокам (Москва ⇾ Нерская ⇾ Гуслица ⇾ Десна с Шувойкой). Пример дают реки (от устьев к истокам) Днепр ⇾ Десна ⇾ Снопоть ⇾ Шуйца в Смоленской области. При движении по Днепру вверх Десна направо, а по Снопоти Шуйца налевоВ таком объяснении подвисает вопрос, почему Шувойка не Шуйца? Ответить было бы легче, допустив новгородское к вместо ц. Современная карта подает противоречивые сигналы. Есть Шуйка, впадающая в Каменку в Тверской области, но есть и Шуйка, она же Шунка в Марий Эл. Тверская Шуйка тоже могла бы быть в прошлом Шункой, однако впадает в Каменку. .

В середине XIX в. через Гуслицу отмечено три переправы, одна из которых — по мельничным плотинам у д. Цаплина [ВСтат1848-. Мос.], то есть, совсем мелкой речку не назовешь.

Волна. Река подверглась переименованию с переосмыслением в конце XVIII века, став Вольной. Протекает через Богородское и впадает в Нерскую. Название не уникальное. В поочье 3 Волны, 2 Волнуши, по одной Волнуше, Волмерке и Волмяшке (?) [Смол1976]. Волна есть в Вологодской области. Волма впадает в белорусскую Свислочь, и еще одна в Мсту. Вилия и Вилейка протекают по Белоруссии и Литве, давши когда-то имя Вильне. Имеются пространные перечни топо- и гидронимов северо-западной Руси, близких по звучанию [Васил2012].

Для белорусской Волмы приводится объяснение: от финно-угорского воль- расчищенное от леса место в сочетании с гидронимическим термином ма Энцыклапедыя прыроды Беларусі. . Для новгородской предлагается иначе: заросшая травой трясина, застойное место на реке, заросшее озеро, сырое место в лесу Захаров Д. М. Серебряная Вятка: рассказы о названиях. — Волго-Вятское кн. изд-во, 1990. . Крупные исследователи не высказываются определенно. Фасмер находит родство Волмы с древнеиндийским, авестийским и т. д. словами для обозначения волны. Топоров и Трубачев [ТопТруб1962] (предупреждая работу В. Васильева) указывают на несколько Велеек в верхнем поднепровье (в одном случае иначе: Вилейка), но приводят еще Велью, Велию, видимо, склоняясь к происхождению (в конце-концов) от великий. Черных [Черных1994] в обсуждении волны вспоминает, что по-литовски это vilnìs, а по др.-исл. vella — кипеть, норв. velle — бить (об источнике), струиться. Др.-сканд. vella кипение, поток [Köbler. An.]. Др.-исл. глагол vella (vell; vall, ullum; ollinn) кипеть, вскипать [OldIse1910]. Покорный [Pokor1957-69]: б.-слав. *u̯ilnа̄- (*u̯l̥nā) волна, лит: vilnìs, vilnià, латыш. vilna, праслав. *vьlna, старослав. vlъna, рус. volná; отсюда старослав. vъlati приходить в движение. Многое говорит о том, что гидронимы на основе vol-/vel-/vil- связаны именно с характером течения реки.

Одновременно, есть водные объекты с другой основой, идущей от праславянского *velь(jь) большой, могучий, сильный. Они распространены от Восточной Германии до Рязанской губернии, и дают иногда близкие по звучанию топонимы, например, деревня Велема на реке Велема в Тарусском уезде [Васил2012] (а можно прибавить Велеми в нижнем понарье). Интересно, что Черных для слова великий приводит праслав. основу *velikъ, восходящую к и.-е. корню *u̯el-, и тот же корень *u̯el- (как и Кёблер, но уточняя [*u̯ol- (:*u̯ōl-): *u̯l-]) дает для волны. В первом случае ссылка на значение: давить, теснить, угнетать, сжимать[ся], во втором на: катить, влечь. Эти авторы, как и другие, ссылаются на Покорного [Pokor1957-69], у которого корень *u̯el- имеет много разных смыслов, включая указанныеИменно, сс. 1140—1142, 1138.. Получается, близость звучания в русском языке волны и величия в данном случае имеет старую историю.

Уральская языковая группа дает ф.-уг. *wilä (wülä) верхний [ВО2-2015. Смирнов.]. Там же про марийский: более распространены топонимы с другим возможным фонетическим оформлением основы: вол- нижний. Название могло быть подхвачено славянами и переосмыслено по-своему.

Если же вернуться к позднему названию, то для другой Вольной, что в Козельской земле, предлагается объяснение: текущая по открытой, свободной от леса и холмов местности [Рябов1999]. Для Гуслицкой Вольной такое объяснение удивительно хорошо подходит.

КартаРечка Михайловка на плане межевания. [ПГМ1784]
КартаРечка Михайловка на карте Кусова. [Кусов2004]
КартаНеназванную Михайловку пересекает дорога из Богородского в Мальково. [РККА1941]

Волна-Вольная довольно длинная речка, берущая исток за Заполицами. Притоки — ручей Резанка (около Заполиц), Руденка (Руденский погост), Михайловка. Ручей Резанка мог быть как-то связан с Рязанью, но и с резкой. Резочком могли назвать отрезанный для земледелия кусок земли, а резанью — кусочек разрубленного на куски арабского дирхема [Рябов1999] (рѣзаной, ж. [Срезн1893]; но там те рѣзанъка — род пошлины), но тогда уже совсем встарь. Имелось прозвище Резан (Рѣзанъ, холоп. 1495 [Тупик1903]), вероятно, от полученной травмы, и если от прозвища, то происхождение сближается с Михайловкой.

Руденка названа более архаично, нежели Резанка, что подсказывает более раннее освоение земель вокруг нее. Еще в XXI в. речушка выходит из леса только чтобы впасть в Вольную в районе бывшего Раменца.

Михайловка впадает в Волну несколько выше Богородского и имеет сравнимый водосток. Название присутствует на картах XVIII века и забыто в XX-мСправочник [ВСтат1848-. Мос.] сообщает еще о притоке ручье Резанке. . Лесная речка, перед соединением с Волной вытекает из болота. Русское название ясно указывает на ограниченную полезность речки, не имевшей транспортного или промыслового значения для здешнего дославянского населения. Кто был такой, уже славянский, Михаил, сказать теперь невозможно. Христианское имя подсказывает XVII век, но есть повод связать его с купоросным заводом около речки, то есть, с первой половиной XVIII векаСмолицкая [Смол1976] сообщает о притоке Волны Михайловке и о Михайловском враге, ссылаясь на писцовые книги второй половины XVI в. [ПКМГ1872-77. Ч. 1, с. 432.]. Возможно, это недоразумение, поскольку Михайловский враг там упоминается рядом с речкой Нудовшей и полупустошью Мясищевой, а это правобережье Москвы [Весел1993]. Но возникает очередная мысль теперь уже о втором (кроме Ивана) сыне Оболенского, воеводы у Старицкого, носившего это имя. .

План Генерального межевания (ПГМ) Бронницкого уезда 1784 г. показывает, что Михайловка вытекает из лесной запруды, а карта Кусова по состоянию на 1766 г. [Кусов2004] — что протекает через него водоем, беря исток немногим выше. На картах РККА 1941 г. и ГШ ВС 1989 г. [ГенШтаб1989] речка долго тянется по болоту к своему истоку до Равенского почти до начала Цны, текущей противоположно. В 2010-х гг. на месте водоема заросшее водяное болото с небольшой бревенчатой дамбой, в соответствии с изображением ПГМ. На обеих старых картах невдалеке от дамбы находится небольшая деревня Незденова (в дополнение к той, что ниже по реке) с купоросным заводомКупорос (квасцы) применялся для окраски шерсти или кож, а еще для борьбы с вредителями, в медицине. Про то, куда он шел отсюда, сведений нет. Мог просто на продажу. Купорос вываривался из руды, для этого была нужна вода, так что Михайловка могла оказаться в прошлом не столь буколической речкой. . В 1980-х гг. следов от того и другого нет, а по дамбе проходит лесная дорога, соединяющая Богородское (раньше — Незденову?) с Мальковой— а через Малькову в Никитское/Рудню и в Жашкино/Знаменское. Одновременно, в Рудню из Богородского вела более короткая дорога. Дорога из Богородского в Мальково через дамбу показывает карта 1941 г. [РККА1941], но там на месте запруды изображено болото. (Малкова на Столистовой карте [СтоЛист1801-04]). Трудно не решить, что дамба была сооружена при обустройстве дороги, то есть, по меньшей мере в XVIII веке, толи вместе с купоросным заводом, толи ранее; иначе для какой цели посреди леса запруда? Если двигаться от Малькова, прямо перед дамбой дорога поворачивает, лес меняется и светлеет, даже появляется солнце. Неожиданный привет допушкинской поры образует — если не сказать: сохраняет — готовую непридуманную декорацию для сцены встречи барышни-крестьянки Лизы с молодым помещиком Алексеем Берестовым, скрашивающим деревенский досуг охотой. В этих местах охотники попадаются и в 2010-х годах, но вот встретить на тропинке барышню-крестьянку труднее. При том, во времена Лизы и Алексея ровно здесь была надежда повстречать прохожего рабочего купоросного завода из Незденовой.

Медведка. Река в соседнем с Гуслицкой волостью Устьмерском стане, и впадающая в Москву невдалеке от Воскресенска, имеет не очень ясное название. Медведком называли неглубокий овраг (а где овраг, там ручей), или, просторечно, медвежонка. Имя-прозвище Медведь носил, например, князь Василий Федорович Пожарский, которому в середине XVI в. принадлежало село Медведково близ Москвы, названное, как считают, по владельцу. Еще пример приводит [Весел1974], а фамилия Медведев в пояснениях не нуждается. Гидроним встречается в других местах и звучит отчетливо по-славянски, придавая силы сторонникам славянского объяснения названий. Русских речек (небольших), включая юго-запад, с названием Медведка/Медведица немало.

Смутное время

Военные действия Смутного времени коснулись Гуслиц в связи с деятельностью воинствующего авантюриста полковника Александра (Ивановича, то есть, Яновича) Юзефа Лисовского.

Военную службу он начал в 1600 г. молодым солдатом в наемном войске поляков у валашского воеводы. Когда же Валахии объявила войну Речь Посполитая, Лисовский переметнется соотечественникам, и вскоре появится в Инфлянтах на полях польско-шведской войны за Ливонию [Зорин2012]. Там казацкая хоругвь Яна Ходкевича, куда он завербовался, проявляет чудеса доблести и приравнивается к гусарской. Но уже в конце 1604 года три хоругви (две из них Яна Сапеги) вышли из повиновения, объявив Брестскую конфедерацию с требованием выплаты жалования, деньги на которое король не успел собрать из-за военных действий. Главарем у них Лисовский, человек безбожный и бунтовщик. Он той конфедерации подстрекатель, писал Ходкевич. Лисовский был подвергнут (на древнеримский манер) инфамии, то есть, бесчестью и лишению гражданских правНа приеме у Шуйского в 1608 г. польские послы скажут о Лисовском так: он из земли государя нашего выволанець, и чести он своей отсужен, и в котором городе в нашем его поймают, и его там казнят. Цитируется по: [Зорин2012]. . Спасло поступление на службу к Яну Радзивиллу (внуку Миколая Рыжего). В 1606 г. Радзивилл оказался активным участником рокоша шляхты (бунта; Сандомирской конфедерации) против укрепления Сигизмундом своей королевской власти. Рокошане оказались разгромлены под Гузовым, и Лисовский со своими казаками (в самом рокоше не замеченными), в числе других конфедератов, подался на Русь, то есть, в Литовскую часть Речи Посполитой, где они занимались грабежом.

В 1607 г. Лисовский получает приглашение Лжедмитрия, и во главе двухсот казаков поступает к нему на службу, положив начало своей димитриаде. Отряд постоянно будет пополняться, так что вскоре под его началом окажутся не столько поляки, сколько русские воры. К лету 1608 г., после Рязанской экспедиции, он будет находиться во главе 30000 человекКритики этой величины указывают на непомерно большой обоз (табор), прикрепленный к войску Лисовского, и состоявший из козны денежныя и запасу вин фрянчужских [Белок1907]. Но сколько нужно людей для сопровождения казны и запасу вин — неясно. . Помимо мелкой литовской шляхты (русскоговорящей), это будут остатки войска Болотникова и казаки северские, черкасские, донские, дедиловские.

Пройдя с грабежами от Орла к Михайлову, войско Лисовского берет Зарайск, затем Коломну, и оказывается невдалеке от Гуслицкого края с намерением соединиться с Расстригою в Тушино. Два связанных эпизода, относящихся к 1608 году, приводит Новый летописец [ПСРЛ14/1. №№ 164, 176.].

Эпизод 1. Царь Василий Шуйский, узнав, что Лисовский идет под Москву прямо, шлет навстречу воевод князей Ивана Семеновича Куракина и Бориса Михайловича Лыкова с товарыщи с ратными людми. Лисовский пытается перевести войско через реку Москву на Медвежье Броду, воеводы с ним снидошася, и бой бысть с ними через весь день. Лисовский терпит сокрушительное поражение, и у него отбивают плененных в Зарайске и Коломне протопопа Зарайского Николу, владыку Коломенского Иосафа и князя Владимира Тимофеевича Долгорукого, которые возвращаются в свои города. Воеводы берут языков и с ними возвращаются к Шуйскому в Москву. В свою очередь, воеводы берут языков и возвращаются к Шуйскому в Москву. Лисовский утек с невеликими людми.

Эпизод 2. Шуйскому сообщают, что от Владимира к Коломне идут многие Литовские люди и Русские ворыВ разрядной книге: пришед под Коломну Лисовский пан с Рускими казаками.. Шуйский шлет к Коломне князя Дмитрия Михайловича Пожарского с ратными людьми. Из Коломны Пожарский посылает разведчиков, и те сообщают, что литовские люди стоят в 30-и верстах в селе Высоцком. Пожарский выступает ночью, и на утренней зоре их побил наголову, взяв в плен языков и казну и запасы. Оставшиеся литовские люди побегоша в Владимир.

ФотоПуть Лисовского к Медвежьему броду и в Тушино. [Зорин2012]

Конкретика обоих эпизодов (как и деятельности Лисовского в Московской Руси вообще) скупо отражена в источникахС польской стороны, возможно, это связано отчасти с инфамией, которая будет снята с полковника только после поступления на службу к Сигизмунду в 1609 году. . Медвежий брод, где Лисовский потерпел свое самое разгромное поражение, незадокументирован. Право указать его на карте буквально выпрашивает устье Медведки, что ниже Нерской и напротив Воскресенска. Но попадается суждение о другом местонахождении брода — там, где Москву переходили войска Дмитрия будущего Донского на пути к Коломне, чтобы идти оттуда на Мамая. Это рядом с селом Заозерьем неподалеку от известного Мячковского холма, на Брашевской дорогеБоршево (= Брашево?) расположено в пяти верстах за Бронницами (Н. Д. Иванчин-Писарев). Вообще же, к Коломне силы Донского двигались тремя путями: Болвановской (через Николо-Угрешский монастырь, князья Белозерские), Брашевской (через Выхино, Владимир Серпуховской) и Котловской (через Котлы, сам Дмитрий Иванович) дорогами. . Здесь Москва делает крутой изгиб, и тут же расположен древнейший [Иванч1843] Брашевский перевоз, иначе Боровский. В этом случае Гуслицкий край к разгрому Лисовского непричастен. По-любому, попытка Лисовского перебраться с правого Коломенского берега реки Москвы на левый обнаруживала намерение обойти Москву с севера, чтобы попасть в Тушино. Так оно и вышло, только вследствие разгрома ему пришлось сделать впечатляющий крюкНазвание Медвежий брод на картах отсутствует. Это говорит, скорее, в пользу устья Медведицы, тем более, что на карте Шуберта XIX в. здесь обозначен паром, к которому вели дороги. Уместно вспомнить о броде через Оку в устье Лопасни, наносившей собой песок. С другой стороны, Москва здесь более полноводная, чем на Боровском перевозе, и неясно, можно ли говорить о броде. Сверх того, по сообщениям разрядных записей Шуйский послал полки навстречу Лисовскому 27 июня (тогдашнего стиля), а битва произошла 28 июня [Белок1907. С. 253.], то есть, через день. Но там же упоминается некая крепость, около которой будто стояли полки Куракина и Бутурлина в надежде увериться, что Лисовский обманным бегством не пытался вывести полк Лыкова на своих людей. .

Если официальный Новый летописец пишет: воровских Литовских людей побиша, на голову и наряд поимаша ..., то в разрядной книге: Лисовского побили, и Черкас, и Руских воров многих живых поимали и норяд взяли, а сам Лисовский ушол. [Белок1907. С. 48.].

Воевода князь Борис Михайлович Лыков, посланный Шуйским на Лисовского, является внуком воеводы Старицкого Юрия Васильевича Чапли Лыкова-Оболенского, вероятно владевшего имениями вдоль Шувойки. Вопрос, случайна ли его отправка в вероятно знакомые по молодым годам места Коломенского направления, подвисает в воздухе.

После разгрома Лисовский решительно пересмотрел способ ведения боевых действий. Он отказался от большой численности войска, так что сообщения о его отрядах далее будут уточняться цифрами 4000 — 6000 человек. Отныне не будет обоза — только поклажа и вьючные лошади. Случайных свидетелей будут убивать на месте, обрушиваться на противника внезапно и уничтожать безжалостно. В то жестокое по более поздним меркам время его жестокость будет отмечена как необычная.

Добравшись до Тушина, Лисовский встречается со знакомым ему Сапегой, и бывшие брестские конфедераты открывают страницу истории осады Троицкого монастыря. Последующие без малого полтора года Лисовский не будет постоянно находиться в лагере при монастыре, но станет отвлекаться на сторонние рейды. Посещать Суздаль, превратив его в свою негласную столицу, а оттуда на пару с суздальским воеводой Плещеевым делать походы в соседние города и окрестности, не пропуская Владимир (как и Суздаль, присягнувший Ложному царю). На это время приходится сообщение Нового летописца о неудачном походе лисовчиков к Коломне, пресеченном Пожарским после ночного перехода в 30 верст и утренней атаки на их лагерь, ждавший подкрепления. Непосредственно перед этим к Коломне, остававшейся последним ключевым городом для поставок продовольствия в осажденную Москву, выдвигался из Каширы ротмистр Хмелевский, но был разбит коломенцами совместно с подкреплением, присланным из Москвы [Половц1918. Пожарский.].

Высоцкий монастырь, рядом с которым Пожарский разбил неприятеля — Георгиевский в селе Егорьевском-Высоком (Веселовский; еще: Егорий Высокий), будущем Егорьевске. Чередование Высокий — Высоцкий смущать не должно: Высоцкий монастырь в Серпухове в старое время назывался Высоким — по расположению на горе Высокой.

Гуслицкий краевед С. Э. Динер сообщает об участии Лисовского в этом походе на Коломну как об общепризнанном еще в XIX веке факте Динер С. Э. Разгром отряда Лисовского на р. Гуслице в 1608 г. — первая победа Дмитрия Пожарского. (дата обращения: 2021). Автор ссылается на работу: И. Е. Забелин. Минин и Пожарский. Прямые и кривые в Смутное время. — Москва : Типография В. Ф. Рихтер, 1883. Желаемого упоминания в этой работе не найдено. Возможно, имеется другой источник. . Надежно можно сказать только, что это были сторонники Лжедмитрия.


Главные герои двух разгромов лисовчиков был видными участниками Смутного времени, но, как и применительно к большинству остальных, назвать их участие прямолинейным нельзя. Князья Иван Куракин и Лыков-Оболенский уже в 1609 г. прямили Тушинскому вору, а в 1610 г. Лыков напишет королевичу Владиславу челобитную со словами: Царю и Государю Вел. Кн. Владиславу Жигимонтовичю всея Русии бьет челом холоп твой Бориско Лыков. Но действия русских бояр и воевод разъедала другая общая беда, известная как местничество.

Местнический спор имели между собой Лыков с Пожарским. Еще в 1902 г. мать князя Лыкова была назначена состоять при жене Годунова царице Марии, а мать Пожарского — при царевне Ксении[АктИст1841]. Пожарский посчитал такое назначение невместным (полагая свою мать выше по старшинству), и бил челом Годунову, чтобы тот велел дать ему суд и счет с уже умершим мужем княгини Лыковой. Суд вершен не был, и в 1609 году Пожарский повторно бьет челом, уже Шуйскому. На этот раз суд свершился, княгиня Пожарская оправдана, а княгиня Лыкова выслана из дворца [Иванч1843].

Разрядные записи приводят многочисленные примеры споров воевод о старшинстве перед исполнением поручений [Белок1907].

  • [...] велел государь быть в ертауле околничему и воеводе князю Данилу Ивановичю Мезецькому да Артемью Измайлову; и Ортемей бил челом государю в отечестве на князя Данила Мезецькова, и государь велел Артемья Измаилова отставит; то есть, Мезецкий поехал в ертаул без ИзмайловаПо понятиям XX в., ертаул представлял собой головную походную заставу, разновидность временного формирования походного охранения, одной из разновидности охранения в войсках. .
  • Того ж году на Коломне воеводы: Иван Михайлович Пушкин Меншой, да Семен Федоров сын Глебов, да с ратными людми княз Дмитрей Михайлович Пожарский. И Пушкин на Пожарскова бил челом государю в отечестве, и государь велел суд дать; и суд у них при царе Василье не вершен; здесь царь передал на суд бояр решать, кто кого на сколько мест больше или меньше в отечестве (по предкам), да суд пока не собрался.
  • И как Хмелевский шол под Коломну, и князь Семену Прозоровскому велено итти против Хмелевсково, а Ивану Бутурлину с ним же. И Иван на князь Семена писал к Москве государю царю Василью, что ему менши быт князь Семена нелзя. И царь Василей велел к-Ывану Бутурлину отписат с опалою, что он дурует, на Прозоровсково бьет челом не делом, всегда ему мочно быт менши Прозоровсково.
  • — и далее, и далее.

Эта сторона организации руководящего слоя общества будет осложнять решение общегосударственных задач почти весь XVII век, пока 20-летний Федор Алексеевич прилюдно не сожжет разрядные книги, в которых были записаны случаи с местами при прежних правителях. Справедливости ради, своих интриг и споров о первенстве доставало и у шляхты. Когда в 1608 г. бояре просят польских послов вывести вон из земли в. г. нашего тех всех Польских и Литовских людей — Ружинского, и Вишневецкого, и Алисовского с товарыщи, которые ныне с вором, без чего никак нам с вами не делывать [дела], послы никак не соглашаются ставить в один перечень уважаемого Вишневецкого и мелкого шляхтича Лисовского [Зорин2012].


Точного указания, когда и где именно произошла битва Пожарского, нет. Вопрос отдан краеведам. С. Э. Динер подобрал сводку находок:

ФотоЧасовня и источник на берегу Шувойки близ Гридина. Источник

Южнее Гридина, прямо за Шувойкой имеется святой источник в честь Казанской иконы Божией Матери с часовней и купальней. Все, что о нем сообщают служители ближней церкви, следящей за источником, — это: в XVII веке здесь было тяжелое сражение с поляками, а потом русским воинам явилась икона; они победили, и на месте пролитой крови забили три ключа. Еще один Казанский источник расположен рядом с Рудней-Никитским, и его молва также связывает с явлением Казанской иконы. Динер предлагает первопричиной обоих источников полагать события 1608 года.

Ни одна из находок отдельно, ни же источники, не являются полноценными вещественными доказательствами событий, изложенных Новым летописцем. Но они не противоречат историческим текстам, и могут расцениваться как доводы. Допустимо, и даже вероятно, что сторонники Лжедмитрия прошли от Владимира именно через Мисцево, Авсюнино, Богородское, стали лагерями в междуречье Гуслицы и Шувойки, где-то там потерпели поражение и бежали той же дорогой обратно. Только сражались войска Пожарского не с поляками, а более с русскими изменниками: донскими, черкасскими казаками и присягнувшими Лжедмитрию владимирцами и суздальцами. Смутное время было в значительной мере гражданской войной.

Тропинка от Гридинской церкви к часовне, что на взгорке, уже несколько столетий ведет по мосткам через болото. По преданию, Пожарский окружил лагеря противника с трех сторон и гнал неприятеля в болота, где тот терял боеспособность. Если так, то события следует отнести к октябрю, когда земля не замерзла. Если допустить, что литву и русских воров возглавлял сам Лисовский, то попасть сюда он мог только незамедлительно после установления в самом конце сентября троицевой осады.

Великая Отечественная война

Минск

В Минске в разное время родились, жили или работали:

Минск появился [Алекс2006. Кн. 1.], как племенное поселение дреговичей времен славянской колонизации X – XI вв. В будущем полоцком крае, затем княжестве, кругом были кривичи, пришедшие в севераПолоцкие кривичи, т. е. полочане., и околоминские дреговичи (пришедшие с юга) составляли исключениеПо некоторым оценкам примерная линия, ниже которой расположились дреговичи, проходит через Заславль — Логойск — Борисов — Крупки (Г. В. Штыхов).. Поиски происхождения названия привели в свое время М. Н. Тихомирова к городищу на берегу речки Менки при впадении ее в ПтичьВопреки утверждению Л. В. Алексеева Менку показывает карта Яндекса в 2019 г., так что она не пересохла, хотя перед самым устьем почти исчезает.. Сомнения в паре Менск — Менка смягчает не столь отдаленная польская аналогия Mińsk — MieniaПольский Миньск имеет уточнение Mazowiecki, а белорусский поляки в противовес называли Минск-Литовский, наподобие Бреста-Литовска. Литовский Минск поляки называют так же, как свой Мазовецкий: Mińsk.
Строго говоря, Меня обходит мазовецкий Миньск стороной, а на ней стоит Huta Mińska, что рядом южнее: удивительная параллель с Минском Литовским (позже белорусским).
. Замена е на и польская: в летописи стоит Мѣнск, так что в русском ѣ дало е, а в польском i. Характерно, что в составленном литовцами тексте Люблинской унии в 1569 г. несколько своих послов упоминается с характеристикой Mienski (каштелян, и так далее), и только раз попадается z Woiewodstwa Minskego [ЛитМет1Т1883] — и то, нельзя обещать, что не благодаря описке. Река Менка (с деревнею Менка на правом берегу) встречается восточнее Вязьмы и впадает в Жижалу, а Меня впадает в Суру ниже Пензы. [Смол1976] приводит дополнительно две (видимо, уже бывшие) Менки в бассейне Оки: между Кромой и Ицкой в верхнем течении и правый приток Протвы в среднем. Похоже, что название реки славянское, а что означает, остается гадать, припоминая то ли перемену, то ли обмен, а то ли МѢНИТИ: миновать, перейти, прибыть [СРЯXI-XVII. М.] (связанное с передвижением).

Сквозь прошедшие века, понять названия городов, стоящих на берегах рек, и оканчивающихся на -ск и , наверное, позволяет взгляд на них, как на прилагательные. Менка — Менский городЗдесь и далее, скорее, городок. (дреговичи), Полота — Полотеский город (кривичи), Мцена (Мечна?) — Мценский, или Меченский город (вятичи), Кур[ья?] — КурьскийВ летописях Курьск [ПСРЛ2], в документах XVII в. Куреск. город (северяне). Далее, Пскова — Псковский город (псковские кривичи) и, внимание: Москва — Московский город (вятичи; приди ко мне брате в Москов [ПСРЛ2])Здесь остается только решить, как это Московский превратился в речной город Москву..

Перенос города к устью Немиги на Свислочи, по мнению [Алекс2006. Кн. 1.], был осуществлен при отходе от племенной организации поселения в сторону раннефеодальной, требовавшей более основательного места для детинца и слобод. Л. В. Алексеев называет год, когда Всеслав Полоцкий (правнук Владимира I Святого) вывел население из старого городка в новый заранее подготовленный город: 1066. Следующим годом означено первое летописное упоминание, когда три сына Ярослава Мудрого, решив проучить Всеслава за самочинные походыПо Псковской летописи [П.С.Р.Л.5] за год до этого Всеслав, собрав силы своя [...] прииде ко Псковоу, и много тружався, но отъиде ничто не оуспевъ. На другой год он же пришед ратью, взя Новгород и пожже (по Ипатьевской летописи [ПСРЛ2] зая Новъгородъ). , зиме суще велице пошли на него, взяша Менеск, оттуда поидоша к Немизе и бы сеча зла падоша мнозе а Всеслав бежа [П.С.Р.Л.5]Событие это особо не выделялось из череды подобных, но удостоилось известного упоминания в Слове о полку Игореве: На Немизе снопы стелютъ головами .... Интересно, что идиома эта, наверняка более древняя, нежели Слово, была понятна и востребована многие поколения спустя и добралась до солдатской маршевой припевки XIX века, а то и начала XX:
Пошла девка жито жать,
Солдат в снопики вязать.
Соловей, соловей пташечка,
Канареечка жалобно поет! и т. д.

. Не все разделяют эту точку зрения на происхождения названияВ том числе современная работа [Данники], не посвященная специально этому вопросу, но упоминающая мимоходом о разгроме отдельно Менска, отдельно Всеслава на Немизе (где-то?)., но первое летописное упоминание, кажется, ее подкрепляет. Поход на Менск случился, как это видится, спонтанно-торопливо (по каким-то причинам); Ярославичи могли еще не знать о перенесении княжеской резиденции и явиться попервоначалу на Менку, и только учинив разгром там, двинулись за князем на Немигу. Если же принять, что город возник в устье Немиги, то трудно объяснить, почему они взяша Менеск, поидоша к Немизе биться с БрячиславичемДополнительно, если последний двигался из Полоцка, то чтобы добраться до Немиги, он должен был перейти Свислочь, и выходило бы, что или он сделал это заранее и ждал, пока Ярославичи будут брати Менск, чего-то выжидая, или же он переходил Свислочь, пока Ярославичи брали Менск, чтобы выйти к Немиге каким-то окольным путем. Если же Всеслав с войском стоял ближе к истоку Немиги, пока Ярославичи расправлялись с менянами, что затворишеся во граде, то карательное войско должно было на полоцкого князя наткнуться: Немига короткая речка. Где же тогда был Всеслав при взятии тремя князьями Менеска?
Широко известен по меньшей мере еще один случай переноса города с сохранением названия, причем уже не на 16 км., а на 50: это Рязань. Правда, сделано это было позже и по другому поводу.
.

В 1967 г. в Минске широко отмечалось 900-летие города. Пассажирские автобусы разъезжали с трафаретными на боках рисунками Минску 900 лет, по улицам висели плакатики и соответствующие надписи. По сравнению с оформлением, ставшим доступным через 50 лет, это было примитивно, но тогда впечатляло. В специально построенном стеклянном павильоне весь год работала Юбилейная выставка достижений, среди экспонатов которой, между прочим, выставлялась ЭВМ Минск-23, разработанная под руководством В. В. Пржиялковского.

Датой для праздника был выбран год, когда в пух был разбит полоцкий князь, владевший Минском. Только вот с цифрой (на первый взгляд) не все ясно. Лаврентьевская и Ипатьевская летописи говорят, что разгром на Немиге случился 3 марта 6575 г. от Сотворения Мира (сопоставляется с 1067 от Р. Х.). До этого в том же году Всеслав успел заять Новгород, а после битвы на Немиге в июне того же года Ярославичи обманом зазывают Всеслава в Киев, чтобы посадить в поруб (яму) — год оказался насыщен событиями! А по Псковской же летописи безуспешная попытка взять Псков случилась в 6573 г., а Новгород он разгромил в 6574-м. (Вторичный) источник же [Псков1831] отмечает Псковский поход 1066-м годом (Р. Х.). Дополнительные трудности для понимания всего этого подбрасывает осознание, что новый год отмечали в мартеНа другую чашу весов доводов можно положить допускавшиеся при переписи ошибки в указании года и то обстоятельство, что при переписывании хронологии давних событий монах временами позволял себе нарушить порядок событий, случившихся за год, то есть, отнестись к событиям как к перечню. В результате вначале могли оказаться приведены записи о событиях, наиболее важных, по его мнению, а в конце — не столь важных, пусть в действительности и произошедших раньше. .

После 57-летнего княжения Всеслава Минск становится центром одного из шести полоцких удельных княжеств. С этого момента он навсегда становится административным центром, но почти все время только на вторых ролях, уступая по-соседски то древнейшим Полоцку и Витебску, то более молодой Вильне. С приходом Советской власти город превращается в полноценную столицу.

В составе ВКЛ, Польши, России

Положение Минска в системе древнерусских княжеств резко изменится после (1) саморазрушением слабосвязанного, но единого русского государства в середине XII века, (2) монгольского нашествия, и (3) возвышения Литвы. Результатом нашествия станет размежевание русских княжеств на северо-восточную группу, давшую начало Московской Руси, и западную, сформировавшую Великое княжество Литовское. Минское княжество войдет в ВКЛ в начале XV века (испытав предварительно набег татар), что будет означать начало затяжного периода настойчивой полонизации минских земель. Начнется обособление местного западнорусского населения, позволившее через несколько веков говорить о белорусской народностиПонятие белорусский приближенное к тому, что будет в XIX в., сформируется в XVII веке. Ранее Белой Русью назывались иностранцами самые разные русские земли, иногда северо-западные, иногда все вообще. Сами русские из ВКЛ таковыми себя и именовали, и язык свой обозначали как русский. Но в XVII в. Москва уже улавливала отличия. В беседе с польскими панами в 1646 г. московские послы обратили внимание на ошибки в письме, написанном королем царю по-русски. Поляки воизбежание непонимания вызвались впредь писать письма по-польски, на что русская сторона возразила: Издавна повелось, что грамоты к великому государю пишутся белорусским письмом, и теперь, мимо прежних обычаев, по-польски писать не годится; да у порубежных воевод и переводчиков нет. [Солов1851-79. Т. X, Гл. II.]. После завоевания западнорусских земель в составе ВКЛ выражение Белая Русь войдет в титул царя. . В 1499 году Александр Ягеллончик (сын Казимира, внук Ягайлы) грамотой дарует Минску немецкое Магдебургское право (Майдеборское, по Литовскому Статуту Первый или старый Литовский Статут 1529 [Яковкин1936]. ), старый русский город становится местом [Перв1886-93. Т. 3, Ч. 2.]Польское място и чешские место являются кальками с немецкого Stadt. В это время Магдебургское право раздается многим городам Литвы и Волыни: Вильна, Луцк, Владимир Волынский, Киев, Полоцк, Новгородок, Берестье и так далее. и выходит из области Русского и Литовского права. Через полтораста лет после упразднения княжества появится Минское воеводство (1566). Состояние дел с русским населением и польскими порядками наглядно проявляет дело Брикуна от 1643 г., сохранившееся в архивах [+Брикун]. Оно касается Полоцка, но врядли в Минске было иначе.

ПортретKrszysztof Zawisza, маршалок ВКЛ, староста Минский.

В 1697 г. путевые впечатления от пребывания в Минске оставил стольник П. А. Толстой [Толст1992]. В Речь Посполитую он попадает, перебравшись через полский рубеж речку Ивату (Иватку, Ивоту — следовательно, ударение на первый слог — важно! — правый приток Мереи, впадающей в Днепр)В гидронимии этих мест, как нигде, кроме самой Прибалтики, ощущается аромат балтских корней. Но твердости в объяснениях мало. Авторы [ТопТруб1962] предположительно увязывают название реки то ли с латышским ivatis, то ли с древнепрусским Iwanthi — в значении ручей, то ли с литовским yvas = филин. Современные сетевые переводчики, однако, для ручья дают совсем другое латышское название, а литовское yvas переводят как привычное русское ива. Но не странно ли называть ручей Ручьем при избытке кругом воды? Одновременно, речка Филинка встречается, например, в Новосильском краю [=СофВыселки], а ива могла дать название речке не хуже филина. Далее, один из тех же авторов позже поправляется и уточняет [ПрусСл1975-90. Том 3, *iv-.]. Прусское *iv- = сова обоснуется как от Iwogarge, поясненного в актовой епархиальной книге Самландии (Urkundenbuch des Bisthums Samland. Leipzig. 1891; Самландия с середины XX в. Калининградский п-ов) припиской huwinboum (Iwegarge в Самландии как Eulenbaum, совиное дерево). Отнимая -garge = garian = дерево, остается iwo-, которое должно быть обозначением совы или филина. Проводится сопоставление с лит. ývas = филин (а это по Русско-литовскому словарю И. Баронаса 1967 г. — не сова!; то же значение в Литовско-русском А. Либериса, но указанное как неосновное, с отсылкой на apuokas). Сюда же автор приписывает *iv-ant- = ручей, с отсылкой к Iwanthi (по: G. Gerillis. Die altpreußishen Ortsnamen. Berlin — Leipzig, 1922) с добавлением: возможно связано с {*iv-} 'сова'. Реабилитирует ли Филиновку словарь возрожденного прусского языка [НовПрусс1998-06], где филин, сова = īws, и притом в родительном падеже īwas (ед.), īwan (множ.)?
Речка Ивот (Ивоток) с одноименным местечком есть в Брянской области юго-западнее Людинова (на карте Шуберта есть Ивот-фабрика, а чуть выше по речке Ивот — на других картах Ивоток).
. Та речка граничит Московское государство с княжством Литовским; но она же отделяет Смоленскую область от (на этот раз уже) Белоруссии и в 2010-х гг., то есть в этом месте имеем очень устойчивую и неслучайную границу, что в целом для этих краев нечасто. Минск во время путешествия Толстого оказывается достаточно глубинным польским городом.

Город Минск — маетность короля полскаго, имеет около себя вал земляной. В нем живет староста пан Завиша; в мою бытность в Минску он не был, а был в то время в своей маетностиВозможно, он был в Короне. Толстой проезжал Минск в середине апреля, а в мае в Варшаве проходил выборный сейм по избранию нового короля. Завиша был маршалком на коронационном сейме, состоявшемся позже в ноябре, но не исключено, что и сейчас был по делам в Варшаве. С другой стороны жизнь его была довольно беспокойна и полна разъездов.
Кшиштоф Станислав Завиша получил от короля в 1685 г. (в свои 19 лет) должность Минского старосты (по протекции опекуна, вуя, дяди по матери, Марциана Огиньского, Литовского канцлера), и пробудет им до 1720-го. Похоже, Завиши были Минскими старостами не менее века: ими по очереди становились отец Кшиштофа, брат, сам Кшиштоф, а с 1720 г. его сын Игнатий. В том же году на сейме в Варшаве Завиша будет избран Минским воеводой на смену Кшиштофу Зеновичу. Раньше, в 1686 г., молодой тогда Завиша вместе со своим опекуном в составе посольства короля Яна Казимира к Алексею Михайловичу ездил в Москву, где раздавал боярам много подарков. Значит, не исключено, что Толстой уже был знаком с Минским старостой по московским делам.
. Дом ево в Минску в замку, строение деревянное, великое, ниское, брусяное. В Минску ж есть дом великой с каменным строением пана Глебовича: стоит пуст, жителей в нем никого нет. Город Минск менши Могилева многимТот город Магилев по королевским привилегиям волный город. В Могилеве Толстой провел 8 дней, правда сюда еще вошла задержка с разрешением перебраться через Днепр.; строения каменнаго в Минску немало. [...]

В Минску есть много домов с каменным строением; и в рядех, где торгуют, лавки каменные и таваров есть немалоЯвно просматривается подсознательный позыв сравнивать с Москвой.. [...] Cкрозь Минск течет река ВисловицаНи в авторских заметках, ни в комментированном издании конца XX в. не говорится о причинах называния реки Свислочь именем, нарочито напоминающим Вислу. Независимо от этого текста существуют мнения о связанной этимологии этих гидронимов (но и мнения о независимости; хотя все туманно). Имя Vistula появляется еще у римских авторов (что не удивительно в силу больших размеров реки). Польская Википедия объясняет его индо-европейским *u̯eis-, то есть, сочиться, течь медленно. В: А. Д. Удальцов. Основные вопросы этногенеза славян. // Советская этнография. Сборник статей. VI — VII. М. — Л-д. : Издательство АН СССР, 1947. сообщается, что у древних пруссов исла = река, и что к корню vist близки имена многих рек не только в центральной, но и в восточной Европе (Исть в Московской и Витебской областях, Иста в Тульской, Висловка в Смоленской и т. д.). В. Топоров [ПрусСл1975-90] приводит только гнездо {isl-in- ??}, где дает несколько близких названий из литовской и латышской географии со значениями река, и, в итоге: В целом неясно.
Других свидетельств близости именований не встречается, так что уверенность вывода подвисает в неопределенности. (Город) Свислочь упоминается в Ипатьевской летописи как Вислочь, а в Уставе о волоках [АктПам1846] под 1557 годом как Свислочь, и последнее имя Świsłocz было хорошо известно полякам. Но в Польше есть и городок Висла, то есть, пара Свислочь город — река есть в современной Белоруссии, а пара Висла город — река есть в Польше.
невелика, на ней есть мелница о четырех камнях, и через ту реку мост изрядной, деревянной.

Толстой провел в городе два дня, посвятив их изучению насыщеной и разнообразной религиозной жизни: он посетил церкви, монастыри и мероприятия православные (Петропавловский монастырь), католические, доминиканские, францисканские, иезуитские, униатские, бернардинские, бенедиктинские. Православие находилось в явном меньшинстве — миссионерская деятельность в течение уже столетий польского владычестваФактически со времени заключения Кревской унии Литовского княжества и Польши в 1385 г. приносила свои плоды. В ущемлении православия, вероятно, наступил перерыв, когда во время русско-польской войны 1654 – 1667 гг. Минск был завоеван русскими войсками и имел русского воеводу. Война была начата Алексеем Михайловичем по следам Переяславской рады, и совместными силами с Запорожцами, для возврата земель, утерянных по итогам Смутного времени. Именно во время этой войны к большому титулу царя появилось добавление, приведшее к великому князю всея Великия и Малыя и Белыя России.

К заметным изменениям в жизни города этот период времени, кажется, привести не успел.

Со вторым разделом Речи Посполитой в 1793 г. Минское воеводство составит основу для губернии Российской Империи, но губернский лоск начнет робко просвечиваться в облике Минска только к началу XX векаБолее широко и целенаправлено столичное строительство будет развернуто в 1950-х гг. после Отечественной войны. Посетивший в начале 60-х в город Н. С. Хрущев в присущей ему прямотой Скалозуба выразится: Когда едешь в Минске по Ленинскому проспекту, создается впечатление, что ты едешь по Невскому. При всей неделикатности формулировки гостя города и натяжки по существу, нетрудно понять, что он хотел сказать. .

Конец XIX — начало XX веков

ФотоУл. Преображенская, вид от Серпуховской (Володарского), начало XX в.
image 1939Карта БССР.

В конце XIX в. в Минск из неспокойной тогда Лодзи Царства Польского перебирается Антон. Сын его Михаил родился уже здесь. Михаил рано ушел из дома и с малых лет рос в чужой семье. Достоверно известно, что до женитьбы он работал мозаичной фабрике и фабрике карет.

КартаИосифская ул. на восстановленном плане Минска 1903 г.

Поначалу он жил в центре, в районе Преображенской улицы (позже Интернациональная), но времени первой женитьбы и до отъезда в Москву, местом проживания семьи будет ул. Иосифовская. С 1907 г. этот адрес окажется, по всей видимости, местом последовательного рождения его детей.

На восстановленном Плане губернского гор. Минска 1903 г. Иосифовская находится рядом с [вагоноремонтными] Мастерскими Московско-Брестской железной дороги (№ 77), где он работал. Под № 74 обозначен Брестский (Александровский) вокзал Московско-Брестской ж. д., с 1928 г. превратившийся в остановочный пункт (остановку) Институт культуры. Предшественником вокзала Минск-Пассажирский станет Виленский вокзал Либаво-Роменской ж. д., отмеченный № 73. Речка на карте, начинающая свое течение к северу — НемигаВо времена летописного упоминания Немига брала свое начало из болота около позднейшего аэропорта, но во второй половине XIX в. болото осушили, и исток переместился на Францисканское болото, куда показывает карта..

С 1921 по 1939 гг. Минск приграничный город, и пассажирские вокзалы Брестский и отчасти Виленский стали тупиковыми. Брестский сгорел, и восстанавливать его не стали, а продолжал жить и строиться только бывший Виленский. На память останется глубокий выразительный реверанс, который станут делать московские поезда, воздавая честь, пользуясь любезной помощью передаточной линии, призраку имени Императора Александра I: подъезжать к пассажирскому вокзалу ради этого жеста, и отъезжать, они начнут с противоположного своему брестского направления. Получилось, что от Минска-пассажирского в одну сторону будут уходить поезда на выбор в Вильну (Виленский!), Брест и Москву, а в другую только к Гомелю.

Прирубежной на этот период окажется и Дрисса на севере республики, куда в 1931 г. приедет служить Владимир Михайлович Пржиялковский, открывая свою полную событий пограничную карьеру.

С 1922 Иосифовская улица называется РазинскойПереименование вполне свидетельствует либо о самопроизвольной пропитке революционными настроениями железнодорожных рабочих, либо о попадании последних под влияние профессиональных революционеров.. На приведенной части карты сохранили свои названия до 2010-х гг. улицы Московская, Вокзальная, Бобруйская и СлонимскаяИосифовская улица принадлежала городскому району Грушевке, а Брестский вокзал — Добрым Мыслям. Оба брали названия от бывших предместий: урочища Грушевки (1890-х гг. группа хуторов Грушево или Грушевка) и господского двора (фальварка, на польский манер) Добрые Мысли. Название района Грушевка дошло до 2010-х гг., а Добрые Мысли, явившись топонимике города во второй половине XIX в., покинули ее вслед за началом века XX. .

Мертовщина

Село в Бессоновском районе Пензенской области (Википедия/2019).

По археологическим материалам пензенский край в XI — начале XIII вв. был местом образования и проживания мордовских племен испытывавших культурное влияние болгар и славянОчерки истории Пензенского края: С древнейших времен до конца XIX века. / Дергачев А.Ф. и др. — Саратов, Пенза : Приволжское книжное издательство, 1973.. В XI в. сюда приходят с юга оттесненные половцами буртасы. В 30-х гг. XIII в. по этим местам прошелся Батый, и они надолго становятся пространством Золотой Орды, пограничным Рязанскому княжеству и Булгарии. Эта часть приволжья не была, очевидно, центральной: когда в процессе распада Золотой Орды вниз по Волге в 1468 г. спускались Афанасий Никитин и Василий Папин, они Казань прошли без препятствий, не видали никого, и Орду, и Услан, и Сарай, и Берекезан, а ограблены были татарами лишь в Астраханском ханстве. С распадом Золотой Орды земли в конце XV в. превращаются в западную окраину Казанского царства— а не отходят Большой Орде.. В XVI в. здесь начинается возведение отдельных русских крепостей, а после взятия Грозным Казани вся земля переходит Русскому государству.

При Иване Грозном учреждается сторожевая служба с целью противодействовать ногайским и крымско-татарским набегам на Русь [+Крымцы]. Здесь возводится пензенский участок засечной черты и продолжается строительство крепостей. В 1660-х гг. при впадении речки Пензы (первое упоминание в [БЧерт1950]Старый Чертеж создавался еще при Грозном, и для описания таких отдаленных и необжитых русскими мест, как эти, в Москву вызывались здешние мурзы.) в Суру возводится (рядом с прежним острогом) крепость Пенза. Считается, что среди его строителей и первых жителей было много черкассов, охотно откликнувшихся на предложение Алексеем Михайловичем колонизировать новые земли, по причине притеснений у себя дома поляками. Поначалу острог называли черкасским.

Для основательности вокруг Пензы строятся военные поселения, среди которых Пензяцкая слобода, она же Бессоновка. Ради освоения земель государство раздает земли под поместья русской знати, мордовским и татарским мурзам. Местные жители передают предание о том, как в околопензенском засурье на землях по реке Вядь (Вядя)Вядь по мокша-мордовски — вода, река, а Вядя, видимо, русифицировано. Название то ли говорит о былой редкости мордовских племен в этих местах, то ли отражает этап знакомства с ними русских. появляется поместье, названное Мертовщиной: то ли в 1667 г. и некоего Матвея Мертвого, то ли около 1700 г. и Федора Никитича Мертваго. По построенной церкви село получает другое имя: Богоявленское, а по географическому признаку еще Вядина Поляна. В отличие от мордовских и татарских, это было русское село. Получается, жители были завезены помещиком из других областейНа этом не стало. По данным из: А. Хвощев. Очерки по истории Пензенского края: с этнографической, 2 историческими картами Пензенского края и планом г. Пензы XVIII в. — Пенза : Госиздательство, Пензенское отделение, 1922., после ревизии 1721–1725 гг. в Узинский стан (по реке Узе, впадающей в Суру справа) Саратовской губернии из Пензенской для дальнейшей колонизации были перевезены жители разных деревень. В длинном списке на две страницы текста присутствует Мертовщина.
Упомянутая ревизия с последовавшим заселением края случилась перед скорой кончиной Петра, но через сто лет прозвучало фамусовское В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов, //Там будешь горе горевать. из Грибоедова. То есть, заселение бывших золотоордынский саратовских земель шло с трудом, невзирая на усилия верховной власти, вроде переселения сюда немецких колонистов по манифесту 1763 г. Екатерины II (через год после взошествия на трон). Она же переселила в Саратовское поволжье раскольников, а до этого Елизавета поселила здесь чумаков из Малороссии ради добычи соли. Только к середине XIX в. задача колонизации была выполнена (надо еще различать предволжье и заволжье, заселявшееся менее охотно).
. Фамилию предание связывает с разразившейся некогда чумой. Интернет подсказывает еще одну Мертовщину ниже по Суре, в районе города Алатырь, как о предположительном месте рождения Дмитрия Борисовича Мертваго со вторым названием Знаменское Храмов дна: холодный и теплый. Холодный Храм деревянный, построен прихожанами в 1784 г.; престолов в нем три: главный в честь чудотворной иконы Знамения Божией Матери, в правом придали во имя св. равноапостольного князя Владимира и в левом — во имя Святителя и Чудотворца Николая. Теплый Храм тоже деревянный, построен прихожанами в 1734 году; престол в нем в честь чудотворной иконы Пресвятые Богородицы Живоносный источник. Далее: Церк.-приход. школа существует в селе с 1883 г., помещается в общественном здании; в 1900 г. открыта школа грамоты при дер. Ушаковке. Ближайшие села: Керамсурка в 2 вер. и Козловка в б вер. Из: Баженов, Н. И. Статистическое описание соборов, монастырей, приходских и домовых церквей Симбирской епархии по данным 1900 года. : (прил. к Симбир. Епарх. Ведомостям за 1903 г.) / Н. Баженов. — Симбирск : Типо-литогр. А. Т. Токарева, 1903. .

До наших дней доживают обе Мертовщины, но Богоявленская оказалась крупнее: по Википедии/2019 в 2010 г. в ней проживало 2883 жителя. В 1960-м году обе сменили названия: одна, по лесистости Засурья, на Сосновку, а другая стала ЗнаменскимСделано это было указом Президиума ВС РСФСР ради благозвучия и по просьбе жителей, но обращает на себя внимание, что почин родился согласовано между жителями разных Мертовщин, да плюс других поселений (Могильных и подобных по имени), и что как раз в это время Н. С. Хрущев готовит программу построения в стране коммунизма. Переименование алатырской Мертовщины в Знаменское — по-видимому единственный случай, когда новое название оказалось не только старым, но еще и церковным. По задумке, слово Знаменское нагрузили смыслом знамени коммунизма, а об иконе Знамения Божией Матери решили забыть. .


Унбегаун [Unbeg1972] предполагает, что фамилии, заканчивающиеся на -аго, являются не церковнославянской формой родительного падежа единственного числа, как часто думаютНапример, в обстоятельном исследовании [Кочет2012] фамилия приводится как Мертвово, что, видимо, есть попытка по-современному записать приведенное в источниках Мертваго. То же — Мертвой (Мертвово) — в: Боярская книга 1627 г. / Подгот. текста и вступ. статья М. П. Лукичева и Н. М. Рогожина, под ред. В. И. Буганова. — М. : Институт истории СССР АН СССР, 1986/. Возможно, к такому мнению подталкивает имеющийся способ образования русских аристократических фамилий родительным падежом на -ово, например: Благой (имя [Весел1974]) ⇾ Благово (автор [Бабуш1989]). Интересно, что это понятный обычному восприятию, но редкий способ, так что Унбегаун приводит почти полный список из 7 таких фамилий. Он же подчеркивает, что (условно) Благово с (условно) Мертваго роднит родительный падеж, но есть и большая разница. , но образованы от прозвищ на -ага с последовавшей заменой последней а на о. Приводится ряд дворянских фамилий по такому типу, среди которых: белый ⇾ Белаго, живой ⇾ Живаго, мертвый ⇾ Мертваго. (Из перечисленных, [Весел1974] приводит только прозвище Живой, но нет сомнений и в существовании когда-то прозвищ Мертвый, Мертвой, Белый, Белой — все они встречаются в виде фамилий в [ВсяУкраина].) Известны фамилии (по-другому устроенные), где достоверно -ага поменялось на -аго. Достоверной истории образования фамилии в общедоступных источниках все же нет, но форма построения характерна для западнорусских земель— Как и замена -ага на -аго: на память приходят малороссийские фамилии Дейнека и Дайнего. К наследию одесситов Ильфа с Петровым несколько фамилий дает [ВсяУкраина]: Берл, Берла (ж. р.), Берлага, Бергаго, Берлаков (из Берлака?); им предшествует, например [АЮЗР1894], Берло, Берладка в начале XV в. в Подолии. (Все обязаны проникшему в Подолию, Волынь и Малороссию польского berło или berła со значением скипетр.) А по поводу творчества Б. Л. Пастернака оттуда же примеры: Живаго, Живага, Живако, Живака (плюс производные). Не говорят ли три последних образчика о родстве образований прозвищ окончаниями -ага и -ака? Окончание слов на -ага (придающего оттенок иронии) в Великороссии не очень распространено, но встречается, например, в словах мальчуга, пьянчуга, портняжка (уменьшительно). Замена -га на -го, у которой не упоминает Унбегаун, похоже, произошла у части Сапег [Сапега2012]: встречается как отглагольное Сапега, так и Сапего, причем высказывается мнение, что эта замена характерна для западнорусских областей, подводя к привычному в Малороссии окончанию фамилий на -ко., а способ называния родового поместья весьма распространен в ПольшеВыразительный пример [=Przyjalkowszizna]. Нельзя сказать, что такое топонимообразование чуждо русскому уху: на Трехверстовке с Мертовщиной показана деревня Трофимовщина; по воспоминаниям родных маршала Г. К. Жукова до революции его родную Стрелковку жители часто называли Стрелковщиной (название последней, правда, по преданию обязано не имени помещика, а занятию переселенных сюда пушкарей, испытывавших свои изделия; точнее этого предания сведений нет). Но у поляков оно в порядке вещей, а в Великороссии нет. .

КартаСура, Бессоновка и Мертовщина на Столистовой карте.
КартаМертовщина и окрестности на Трехверстовке.

Далее. Столистовая карта [СтоЛист1801-04] и Трехверстовка [Шуберт1860. Ряд XIV, лист 22.] дают расположение Мертовщины к началу и в середине XIX века. Административное деление России со временем менялось, и к этому времени засурская Мертовщина была приписана к Городищенскому уезду Пензенской губернии, а нижнесурская к Алатырскому уезду Симбирской губернии. Нижняя Мертовщина была когда-то по церкви селом Знаменским. Данные Генерального межевания [ПланыАлф. Городищ. 1769–1899.] [ПланыАлф. Алатыр. 1771–1906.] дают представление об обоих владениях на конец XVIII в., хотя Мертвых — Мертваг в них уже не обнаруживается.

Выписка11 сентября 1803Мертвая пустошь-Елховка А. Н. Кожина с братом.
Выписка2 июля 1784Богоявленское-Мертовщина П. А. Шепелева, 538 душ.
Выписка из Алфавита Планам дач генерального и специального межевания Пензенской Губернии Городищенского уезда за 1769 – 1899 гг.
№№ Когда и кем межеваны Звание дач и владельцев Душ Удобной Неудобной Всего
  1. №№ — по Генеральному плану
  2. Душ — По ревизии мужского пола
  3. Д. — десятин.
  4. С. — квадратных саженей.
13 [1]784 Июля 2го Землемером Бобоедовым. Богоявленское Мертовщина тож село, Генерал Поручика Петра Амплеева Шепелева с прочими. 538 3183 д. 1277 с. 109 д., 966 с. 3292 д., 2243 с.

Обращает на себя внимание большой размер участка и большое количество душ. Обладатель Петр Амплеевич Шепелевполковник, участник подавления Пугачевского восстания (генерал-поручиком станет позже), упоминается А. С. Пушкиным в его материалах к Истории Пугачева.

Следующую пустошь однозначно отнести к Мертовщине-Знаменскому нельзя, однако она находится в том же уезде и вполне могла быть поблизости.

Выписка из Алфавита Планам дач генерального и специального межевания Симбирской Губернии Алатырского уезда за 1771 – 1906 гг.
№№ Когда и кем межеваны Когда и кем межи утверждены Звание дач и владельцев Душ Удобной Неудобной Всего
  1. №№ — по Генеральному плану
  2. Душ — По ревизии мужского пола
  3. Д. — десятин.
  4. С. — квадратных саженей.
327 1781го Года октября 29го Дня Землемером Петровым. 1803го Года сентября 11го Дня Землемером [неразборчиво]. Мертвая пустошь Елховка тож Действительного Тайного Советника Кавалера и Командора Алексея Никитича Кожина с братом. 396 д. 1797 с. 6 д., 470 с. 402 д., 2217 с.

Название Елховка от елхи-елохи, диалектной ольхи (у Даля помечено: южн.) и встречается в этих местах часто. Московское Елохово, известное своим собором, имеет то же происхождение. Владелец пустоши не менее именитый: Алексей Никитич Кожин.


КартаПугачевские и правительственные войска в предволжье.
image Таврический губернатор Д. Б. Мертваго.

Еще о паре Мертовщин — Старой и Новой — как о соседствующих (30 верст) по Бугульминскому уезду Багрову напоминает С. Т. Аксаков в Семейной хронике и в Детских годах. Он же оставил воспоминания об упоминавшемся Д. Б. Мертваго, как о владельце Старой Мертовщины — но и как о своем крестном отцеМногоуважаемая память [...] честнейшего человека, которого вся жизнь была борьба правды и чести с ложью и подлою корыстью, постоянно жила и живет в моей душе. . Собственные Записки [Мертв2006] Д. Б. написал по дружескому настоянию Г. Р. Державина; они явились живым свидетельством пришествия в Алатырь Пугачева и воспоминаниями о временах Павла IДержавин сам участвовал в подавлении Пугачевского бунта как должностное лицо; об этом напоминает Пушкин в замечаниях к своей Истории Пугачева: И. И. Дмитриев уверял, что Державин повесил сих двух мужиков более из поэтического любопытства, нежели из настоящей необходимости.
Мертваги пережили от Пугачева настоящие злоключения. В ведомостях сколько [...] бунтующими крестьянами дворян и разного звания людей убито числятся по Алатырю и уезду: [Прапорщик] Василей Максимов сын Мертваго, жена ево Пелагея Иванова убиты под городом; Майор Борис Федоров сын Мертваго повешен во оной деревне злодеями. Из: РГАДА. Ф. 6. д. 447. л. 9—9 об по: [СимбДрев. Созд. Симб. наместничества 1780.]. Д. Б., находившемуся в гуще событий, было в то время 14 лет, и волею обстоятельств он едва не стал секретарем Пугачева (!). Упомянутый в ведомостях Б. Ф. Мертваго был его отцом. Об эпизоде вскользь упомянуто в собранных Пушкиным материалах для Истории Пугачева (со слов И. А. Крылова, отец которого был армейским капитаном Яицкой крепости и находился с сыном в списках приговоренных Пугачевым к повешению).
.

В комментариях к изданию Записок приводится выписка о происхождении рода и фамилии.

[...] по преданиям известно, что род Мертваго происходит от царевича Золотой Орды, именовавшегося Благоден и выехавшего в XIV столетии к великому князю Олегу Рязанскому. Потомки сего царевича именовались титулом предка своего до времени царствования царя и великого князя Иоанна Васильевича, а тогда по велению царскому, каждый потомок получил особое название, и от них пошли разные фамилии. Родоначальник же фамилии Мертваго, будучи в отлучке умер, то малолетних детей его царь Иоанн Васильевич назвал: дети Мертваго, и от того сия фамилия и начало свое имеет.

Общий гербовник дворянских родов Российской империи, начатый в 1797 году.
РодословнаяВерсия начала родословной Мертваг.

В то же время известна приверженность знатных семейств к возвышению своей высокородности путем выведения происхождения от татар или литовцев (Гедиминовичи). И предание, и эта приверженость — общие слова, и точного происхождения назвать по ним нельзя. По материалам издания [Мертв2006] первым установленным представителем рода, многие из которого Российскому престолу служили дворянские службы в разных чинах и жалованы были от государей в 7088 (1580) и других годах поместьями, был Дмитрий Яковлевич Мертваго (XVI в.). [Тауш1912] дает несколько иное начало рода — от Константина — и более уверенно.

В околоволжских краях первые Мертваги, по-видимому, появились в Алатырской земле. Начинателем называют [Кочет2012] Илью Савича Мертвого, числившегося в 1590-м г. дворовым по Мурому. В 1605 г. он назван в числе сотников по Москве и Иван-городу, а затем очутился в Алатыре, где получил поместья, а после перебрался в воеводства в черемисских городах. Сын же его Семен остался служить в Алатыре, унаследовав здешние поместья; Семен Мертвой погиб под Смоленском в русско-польской войне 1632–1634 гг.; имения были поделены между сыновьями Осипом и Прокофием Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу, алаторцы Осип да Прокофий Семеновы дети Мертваго, а сказали: в прошлом де во 142 году отца их Семена, на государевой службе под Смоленским, не стало, а после его осталась жена, а их мать, вдова Анна, с детьми, с ними Осипом да Прокофьем да с дочерью, а с их сестрою, с девкою Анною ж, а иных де детей после отца их никого не осталось; а государева жалованья за отцом их было в Алаторском уезде вотчины в деревне Мурзицах да на диком поле, 147 четвертей с полутретником пашни в поле а в дву потому ж; и в прошлом де во 143 году на ту отца их вотчину государева жалованная вотчинная грамота им, Осипу да Прокофию дана, а выписи де им с алаторских с писцовых книг, на ту отца их вотчину, не дано; и Государь бы их пожаловал, на ту отца их вотчину велел им с алаторских с писцовых книг Дмитрия Пушечникова да подъячего Афонасия Костяева дать выпись по чему им тою отца своего вотчиною впредь владеть. [...] — Из выписи с писцовых книг, данной алаторцам Осипу и Прокофию Семеновым Мертваго на отцовскую вотчинную землю в деревне Мурзицах, Алаторскаго уезда [Тауш1912]. Для 1636 года составления челобитной характерно неустойчивое написание фамилии: то да у Семена ж Мертваго, то да за Семеном же Мертвым. , и так далее. Кроме Мертовщины-Знаменского (поначалу сельца), Мертваги владели в Ардатовском уезде селами Богородское (Еремеево), Спасское (Пролей Салма), Сергиевское (Каменка)

О Мертовщине-Богоявленском Записки не упоминают, однако по документам известно о наличии в Алатырском уезде в 1647, 1648, 1652 и 1654 гг. губного старосты Матвея Иванова сына Мертвого, стольника патриарха Филарета в 1631 году [Кочет2012]. И Федор Никитич, выручая народную молву Сосновки, действительно существовал в седьмом колене рода в конце XVII века.

По-видимому, к завершению XVIII века Мертваги из этих краев стали исчезать. Петр Амплеевич Шепелев, владевший Мертовщиной-Богоявленским согласно Генеральному Межеванию в 1784 году, был также потомком видного Алатырского рода, предки которого проходили по военной службе. Приводятся сведения о многолетней тяжбе семьи Мертвых с СобакинымиУместно вспомнить о матери М. Н. Кречетникова [-Кречетников], урожденной Собакиной, владевшей замлями в Алатырской уезде. и Шепелевыми в конце XVII века. В результате у Осипа Мертвого конфисковали часть поместья и вотчины и сослали в 1685 г. в отдаленный северный монастырь. В то же время Новая Мертовщина упоминается как место рождения в 1829 г. некоего С. Б. Мертваго.

Места погребения


Немецкое (Лютеранское) кладбище

Расположение: гор. Курск Кладбище запустевало с 1918 г. и было разрушено в 1950-е гг. строительством сельхозакадемии.

Неуточненные захоронения:

Ваганьковское кладбище

Расположение: гор. Москва

Введенское кладбище

Расположение: гор. Москва

Изображениеиюнь 2013

Место:  Сектор 20.

Востряковское кладбище

Расположение: гор. Москва

Изображение18 октября 2018

Место:  Участок 2.
Здесь же горсть земли из Providence, США, с могилы Соловьева Владимира Борисовича.

Головинское кладбище

Расположение: гор. Москва

Изображениеоктябрь 2013

Место:  Сектор 17, неподалеку от входа (в момент первого захоронения на этом участке кладбище было относительно новым).
Екатерина Викторовна Шатова, распоряжавшаяся могилой после упокоения в ней своих матери и мужа, похоронила тут же Христа ради свою одинокую соседку по коммунальной квартире на ул. Воровского (Поварской), Анну Станиславовну. Это была импозантная старушка с дореволюционным гимназическим образованием, работавшая в Кремлевской больнице. Ее имя на могильном камне не обозначено.

Даниловское кладбище

Расположение: гор. Москва

Донской монастырь

Расположение: гор. Москва

Изображение17 мая 2015

Место:  Колумбарий 18, зал 21.

Изображение17 мая 2015

Место:  Колумбарий 22, стена 21.

Изображение17 мая 2015

Место:  Невостребованные захоронения жертв политических репрессий.

Кузьминское кладбище

Расположение: гор. Москва

Троекуровское кладбище

Расположение: гор. Москва

Изображение26 августа 2016

Место:  Участок 25.

Кладбище

Расположение: гор. Подольск Московской области

Неуточненные захоронения:

Николо-Архангельское кладбище

Расположение: гор. Реутов Московской области

Кладбище

Расположение: гор. Рязань

Неуточненные захоронения:

Всехсвятское кладбище

Расположение: гор. Серпухов Московской области Городское кладбище, устроенное за городскою чертою в конце XVIII в., и названное позже по построенной в 1870-х гг. при нем церкви.

Неуточненные захоронения:

Занарское кладбище

Расположение: гор. Серпухов Московской области

Место:  Участок не имел ограды и был утерян. Это были три могилы, расположенные рядом около сосны.

Место:  Участок не имел ограды и был утерян.

Кладбище

Расположение: гор. Тамбов

Кладбище

Расположение: гор. Чехов

Неуточненные захоронения:

Щербинское кладбище

Расположение: пос. Щербинка Подольского района Московской области

Неуточненные захоронения:

Приходское кладбище при ц. Св. Михаила Архангела

Расположение: с. Нехорошево Серпуховского района Московской области Приходское кладбище при ц. Св. Михаила Архангела

Неуточненные захоронения:

Мемориальное воинское кладбище Большие Устья

Расположение: Урочище Большое Устье на Угре в Юхновском районе Калужской области место захоронения бойцов и командиров 33-й, 43-й и 49-й армий и 4-го воздушно-десантного корпуса, погибших в 1942 г.

Изображение30 апреля 2018Воинское захоронение Большие Устья.

Место:  Братская могила